Приватизация на привязи

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Принятие правительством окончательного проекта закона о приватизации неожиданно совпало с завершающей стадией приватизации «Белтрансгаза» и с провалом инвестиционных конкурсов по четырем предприятиям нефтехимии. Законопроект с длинным названием «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Республики Беларусь по вопросам приватизации государственного имущества в Республике Беларусь и признании утратившими силу некоторых законодательных актов» - это лучший образчик экономической идеологии белорусской власти. Кто бы ни решился инвестировать  деньги в Беларусь, что бы ни продавали республиканские или местные власти, данный закон может испортить не только настроение, то и баланс личного счета доверчивого инвестора.

Ярослав Романчук
 

10 недостатков нового порядка приватизации

Перечислим главные недостатки предложенного проекта закона. Он 1) не делает приватизацию окончательной и не подлежащей ревизии; 2) не защищает права инвестора и собственника, 3) превращает процедуру продажи госактивов в времяемкое, нервозное и дорогостоящее хождение по инстанциям, 4) фиксирует продажную цену, которая, как правило, сильно отличается от рыночной, 5) политизирует чисто экономический процесс и делает его сильно централизованным (президент имеет, по сути дела, безграничные полномочия по  управлению процессом приватизации); 6) фиксирует слабую систему мотивации для директоров и руководителей концернов, а также работников предприятий участвовать в приватизации и превращать госпредприятия в прибыльные объекты, 7) не создает основу для быстрого развития частного сектора, 8) не улучшает один из самых плохих в Европе инвестиционных и деловых климатов, 9) создает благоприятную почву для бюрократического произвола и коррупции при совершении имущественных сделок; 10) усиливает стагнацию рынка труда и не позволяет предприятиям самостоятельно проводить политику управления издержками. Когда проект закона имеет столько недостатков, надо говорить о его очевидном вреде для экономики. «Вред» выражается в издержках упущенных возможностей (инвесторы к нам так и не пойдут), в еще большей потере конкурентоспособности белорусскими товаропроизводителями, в недополучении доходов бюджетом и акционерами. Эксперты, которые работали над проектом закона, часто говорили: «Лучше уж такой, чем вообще никакого». Они называют некоторые статьи закона, которые приближают процесс приватизации к действительности. Но эти мелкие штрихи вряд ли способны улучшить общую картину. Если в процедуру экзекуции жертв некой диктатуры внести «гуманную» поправку о том, что веревка для повешения должна быть вымочена в мыльном растворе, то суть самого процесса повешения от этого вряд ли измениться. Из предложенного проекта закона о приватизации можно сделать следующие выводы. Во-первых, власть не готова на проведение широкомасштабной трансформации собственности, во-вторых, правительство до сих пор не поняло смысл частной собственности, как базовой категории рыночной экономики; в-третьих, белорусское государство по-прежнему считает, что делает услугу и идет на встречу белорусским и иностранным инвесторам, когда соглашается на продажу имущества. Оно, как от сердца отрывает акции госпредприятий, но, даже формально продав, продолжает считать данное имущество своим. Рассмотрим наиболее важные положения проекта Закона о приватизации.

Какие принципы – такой закон

Проблемы начинаются уже в самом начале проекта закона, с определения принципов приватизации в статье 3. По мнению правительства, приватизация нужна для обеспечения плановой деятельности государственных органов по вопросам приватизации в целях обеспечения долгосрочной работы приватизируемых предприятий. Почему государство должно обеспечивать работу частных предприятий? Как долго оно собирается это сделать, в проекте не сказано, но это подтверждает тезис о том, что власти будут осуществлять жесткий мониторинг за работой уже частных предприятий. Очень характерен для государственной идеологии приватизации седьмой принцип: «признание равенства покупателей государственного имущества в процессе приватизации, если иное не установлено настоящим законом и иными государственными актами». Шикарная возможность для чиновников любого уровня дискриминировать инвесторов по удобному для них признаку. Иллюзии относительно самостоятельности инвесторов, купивших акции госпредприятий развеивает девятый принцип приватизации, согласно которому инвестору должны предоставить «обоснованные социальные гарантии работникам и приравненным к ним лицам...» Не надо иметь степень MBA, чтобы понять, кто эти гарантии будет обосновывать в белорусском государстве. Какие принципы – такой и закон.

Правительство предложило порядок формирования и утверждения ежегодных прогнозных перечней  объектов приватизации. Предполагается, что до 1 июля текущего года республиканский орган, управляющий имуществом, должен получить от отраслевых структур списки тех предприятий, которые они предлагают приватизировать в следующем году «на основании прогнозных показателей социально-экономического развития Республики Беларусь». Представители концернов и исполкомов должны будут подготовить обоснование целесообразности приватизации по каждому объекту, «результаты согласования способов и сроков приватизации с руководителями организаций, коллективами работников, республиканскими органами государственного управления.., местными исполнительными и распорядительными органами», а также «предложения об инвестиционных и (или) социальных условиях приватизации и о необходимости привлечения инвестиций». Это огромный кусок работы, который чиновники должны взвалить на себя. Поскольку они чутко воспринимают настроение вышестоящего начальника, то брать на себя ответственность и предлагать на продажу много объектов никто не будет. Тем более зачем, напрягать себя, брать ответственность, если за эту же зарплату можно работать без приватизационного надрыва?

Особо ретивых, наверняка, «обломает» процедура согласования проекта приватизации каждого объекта с организациями и структурами, которые имеют прямо противоположную мотивацию и интересы. То, что хорошо для руководителя концерна, который ежемесячно получает взносы от государственного унитарного предприятия или ОАО, может быть плохо для директора, но хорошо для профсоюза на его предприятии. Получить согласие всех предусмотренных законом структур можно только по предприятию, которое явно перешло грань банкротства. Проектом закона предусмотрено, что и коллектив работников может выступить инициатором приватизации, но без решения местного и республиканского органов власти ему никак не обойтись.

Приватизация под одного пользователя

Совет Министров должен до 1 ноября каждого года получать окончательный список объектов на приватизацию на следующий год. К нему прилагается отчет «об экономической эффективности приватизации за предыдущий период». Поскольку президент обладает полномочиями вносить в список объектов на приватизацию свои предложения по продаже самых значимых предприятий, то очевидно, министры всегда будут прислушиваться к голосу из Администрации, чтобы, не дай бог, не залезть вперед батьки в пекло. Они уж точно усвоят положение статьи 11.4: «По решению Президента Республики Беларусь приватизация имущественных комплексов государственных унитарных предприятий, входящих в перечень юридических лиц, имеющих важное государственное значение, а также находящихся в собственности государства пакетов акций открытых акционерных обществ, включенных в указанный перечень, может осуществляться путем разработки и реализации индивидуальных проектов их приватизации». Получается, что если президент по своим каналам найдет покупателя некоего завода, то он, минуя все сложности закона, может спокойно его подать. В компьютере есть такая интересная функция – customize, т.е. настроить машину по вкусу пользователя. В Беларуси не только налоговая система, но и приватизация по закону могут настраиваться под прихоти и желания. Правда, в отличие от программы Windows, только под одного пользователя.

Цена как шлагбаум

Одним из важнейших проблем белорусской приватизации является определение начальной цены приватизируемого объекта. В проекте закона правительство предпочло обойти решение этого вопроса. Статья 11.6 устанавливает, что «начальная цена продажи имущественного комплекса определяется органом приватизации в соответствии с законодательством с учетом затрат на его создание и значимости для экономики». Она может быть снижена в установленном Совмином порядке, «в зависимости от уровня радиации в регионе нахождения объекта приватизации, численности населения административно-территориальной единицы и других факторов..». По подавляющему большинству предприятий департамент по госимуществу вряд ли отважится утвердить цену ниже балансовой. Ведь этим органом управляют живые люди, которые не ходят ни в тюрьму, ни на биржу труда. Поэтому начальная цена приватизируемого объекта, взятая из раздутого баланса, будет затруднять проведение приватизации. А если вдруг случится, что проданный по льготной цене объект за год - два после продажи начнет приносить большую прибыль, то не исключено проведение ревизии данной сделки.

Порядок продажи госимущества на аукционе описан в статье 21. Пункт 12 гласит, что начальная цена предприятия, «не проданного на аукционе или по конкурсу, может быт уменьшена в порядке, установленном законодательством не более чем на 20 процентов после первого нерезультативного аукциона либо конкурса и не более на 50 процентов от начальной цены – после второго». Если и на этот раз не удалось, то тогда унитарное предприятия можно продать на торгах с применением метода понижения начальной цены. Такая чрезмерная осторожность может быть уместна для завершения приватизации, когда для продажи остались несколько десятков успешно работающих предприятий в рыночной среде. Для массовой приватизации такой подход явно не подходит, поскольку сильно замедляет трансформацию.

Относительным достижением авторов предложенного проекта закона является статья 21.14. Она устанавливает, что если на унитарном предприятии занято не более 500 человек и у него «величина просроченной кредиторской задолженности по состоянию на 1 января текущего года составляет 80 и более процентов от активной части баланса», то его начальная цена «определяется в размере одной базовой величины..». По предварительным оценкам, таких предприятий насчитывается порядка 500. Заметим, что правительство предложило очень высокий порог «терпимости» для финансового состояния предприятия. Учитывая, что балансовая стоимость у нас завышена, а возможности генерации прибыли с каждым годом падают, данную норму надо было бы распространить, как минимум, на все устойчиво неплатежеспособные предприятий, которых насчитывается около 3100. Опять же чрезмерная осторожность правительства явно не увязывается с реальным состоянием дел в экономике и блокирует приватизацию.

Без мотивации директоров и работников

Серьезным препятствием на пути приватизации является мотивация работников и руководителей госпредприятий и концернов. Статья 23 говорит, что акции могут продаваться на льготных условиях. Акции первой эмиссии могут быть проданы по цене на 20 процентов ниже их номинальной стоимости на сумму, «не превышающего на одного покупателя двести базовых величин» (около $1360). Причем, сделать это надо в течение пяти месяцев со дня регистрации первой эмиссии. Таким образом, работник предприятия не будет еще знать итогов ни одного из аукционов по продаже акций своего предприятия. Заплатив 20% от номинальной цены, он может сильно переплатить, если вдруг предприятие не будет продано ни с первой, ни со второй попытки. Теоретически бонус руководителя ОАО может быть в 10 раз больше. По прошествии одного года с момента регистрации акций ОАО, он может получить акций на сумму двух тысяч базовых величин. Но чтобы получить этот заветный «пряник», директор должен выполнить целый ряд очень жестких условий: Он должен, как минимум, год быть руководителем данного предприятия и в течение «не менее двух лет до даты принятия решения о дополнительной продаже акций» должен был обеспечивать своевременную выплату зарплаты, а также полностью и своевременно вносить платежи в бюджет, бюджетные и внебюджетные фонды. Более того, он должен был выполнять все доводимые ему показатели не только правительством, но и другими госорганами. Очевидно, что на льготное приобретение акций при таких условиях могут рассчитывать единицы. Остальные директора, т.е. практически все руководители госпредприятий, получат разве только «паек», как для простого рабочего.

Приватизация как перманентно временный процесс

Когда к органам государственного управления нет доверия ни у населения, ни у инвесторов, то рациональная власть предпринимает целый ряд мер, чтобы его сформировать. Судя по проекту закона о приватизации, нашему правительство глубоко безразлично, что о нашем государстве думают внутренние и внешние инвесторы. Целый ряд статей главы 7 закона описывает участие государства в управлении ОАО, где есть его доля. Права покупателя приватизированного имущества могут быть ограничены или полностью подвергнуты ревизии в течение 10 лет. А статья 33.4 вообще превращает частную собственность в виде акций приватизированных предприятий в пустышку: «В целях обеспечения обороны и безопасности страны, соблюдения экономических интересов государства, защиты нравственности, здоровья и конституционных прав граждан Республики Беларусь в порядке, установленном Президентом Республики Беларусь, может быть введено  особое право «золотая акция» государства на участие в управлении акционерными обществами, созданными путем преобразования государственных унитарных предприятий. Законодательными актами могут быть предусмотрены и другие формы участия государства и его представителей в управлении открытыми акционерными обществами». Правительство так и не услышало рекомендаций МВФ, Всемирного банка, МФК и представителей других международных финансовых организаций. Они неоднократно говорили о несовместимости белорусского института «золотой акции» с нормами цивилизованного рынка.

Статья 38.3 устанавливает исковую давность десять лет «на требования об установлении факта ничтожности сделки... за исключением требований, на которые в соответствии с законодательными актами исковая давность не распространяется». Поскольку сделки по приватизации могут быть признаны ничтожными при нарушении требования закона о приватизации «и иного законодательства», то только очень легкомысленная или чрезмерно самоуверенная иностранная компания будет вкладывать сотни миллионов долларов в экономику Беларуси при таком режиме защиты прав собственности.

Как ни странно, правительство не учло замечания, которые были сделаны Главным государственно-правовым управлением Администрации президента. Эксперты этого органа хотели бы, чтобы приватизация шла по основным положения Декрета № 3 от 20.03.1998, т. е. де факто вообще ее заблокировать. Минюст хотел бы видеть больше преимуществ для национальных инвесторов, но Совмин также не учел это замечание. Все остальные ведомства проектом закона остались довольны. Нет, никакого компромисса не было. На лицо консенсус антирыночных чиновников и управленцев на уровне концернов, которые из-за боязни потерять свою работу и возможность участвовать в неизбежной прихватизации, обрекают Беларусь на инвестиционный голод и деградацию экономики. Как некогда сказал один из противников рыночных преобразований из Москвы «Такая приватизация нам не нужна».

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…