Как проводить приватизацию

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Приватизацию в Беларуси надо было закончить вчера. Ход ее проведение - это своеобразная лакмусовая бумажка эффективности рыночных реформ в целом. Она показывает не только качество государственного менеджмента, но и идеологию власти. В Европе нет ни одой страны, приватизационный опыт которой можно было бы механически перенести на нашу страну. Польша, Чехия, Литва, не говоря уже о России и Украине, наделали множество ошибок. Но с большими или меньшими потерями, они поставленную задачу практически выполнили: около 80% ВВП стран ЦВЕ производится частным сектором. Мы не может позволить себе растягивать приватизацию на 10 лет. Беларусь должна стать страной частников гораздо быстрее.

Ярослав Романчук
 

Причин тому несколько. Во-первых, потеряно время, а с ним – большое количество инвестиционных возможностей. Во-вторых, сильно поменялась внешняя среда: Европейский союз уже у наших границ, большинство ТНК успешно разместило свои производства в соседних странах, российские компании становятся корпоративными лидерами региона. В-третьих, белорусские активы за 10 лет растеряли свою привлекательность. Наши предприятия продолжают теснить с рынков, падает корпоративная дисциплина управления, рабочие и инженеры теряют квалификацию и с трудом могут вписаться во внешний сильно технологизированный контекст. В-четвертых, страна испытывает острый дефицит новых технологий при дряхлеющей производственной базе и угрозе безвозвратной потери сотен тысяч рабочих мест.

Кто должен быть главным в приватизации

    Сейчас бесполезной тратой времени является ведение споров относительно целей приватизации. Экономическая история последних 80 лет настолько убедительно показала преимущества частного рынка, что тех, кто с этим спорит, надо просто увольнять с госорганов и не тратить времени на их переобучение. Если человек за столько лет не понял, что частная собственность экономически эффективнее, что она социально ориентирована, то ему не место в структурах власти. Приватизацией должны заниматься убежденные твердые рыночники. Наделение их соответствующими полномочиями будет идти в паре с новой структурой принятия решений по приватизации.
    Сегодня в Беларуси нет одного уполномоченного органа, который бы эффективно управлял и распоряжался госимуществом. У заводов и фабрик много начальников, но нет ответственного хозяина. Между отраслями и отдельными министерствами практически отсутствует координация. Даже отдельные департаменты одного ведомства между собой не обмениваются информацией. У разных министерств – разные цели, поэтому они в принципе не могут ни до чего путного договориться. Как показал опыт других стран, приватизацию легко «убить» различно рода согласованиями с десятками органов.
Решить эту проблему можно, только поменяв структуру принятия решений. Надо создать Министерство по приватизации и управлению госимуществом (Минприв), придать его руководителю статус вице-премьера, назначить официальную зарплату $3000 и наделить полномочиями от имени государства проводить все приватизационные сделки. Рабочие коллективы, местные органы власти, отраслевые министерства и другие структуры, в том Администрация президента, могут высказывать свои пожелания, рекомендации, но у них не должно быть права блокировать решения Минприва. Данный орган должен быть самостоятелен в определении порядка продажи имущества, его цены, механизмов проведения аукционов и конкурсов. Они являются окончательными и не подлежат утверждению ни Совмином, ни президентом. Очевидно, что в структуре Минприва будут работать эксперты, которые хорошо знают ситуацию в каждой отдельной отрасли и на крупных предприятиях. О сути дела Минприв должен стать одним из главных структурных локомотивов рыночных реформ в Беларуси.
    Надо принципиально изменить порядок формирования списков приватизируемых предприятий. Когда Минприв будет работать в рамках утвержденной государственной стратегии, где сказано, что 85% ВВП к такому-то году должен формировать частный сектор, то ему не надо будет согласовывать с правительством или Администрацией, какие предприятия и когда продавать. Такой порядок нейтрализует основных противников приватизации – отраслевые концерны и облисполкомы. К тому же, Минприву будут предъявлены жесткие требования по качеству управления государственными активами.

Продавать за деньги и контрольный пакет


Ни в одной переходной стране чековая приватизация не принесла экономике добра. Чешские государственные банки скупили большинство чеков, став владельцами большого числа предприятий. После этого они начали «гонять» деньги по счетам, имитируя реструктуризацию. Литовцы раздали чеки гражданам, но самые привлекательные куски собственности продали за деньги. Простые россияне также недолго ликовали по поводу справедливого распределения национального богатства. Еще большей профанацией является чековая приватизация в Беларуси. Поэтому правительству надо честно признаться, что с чеками вышла ошибка, и забыть этот неудачный эксперимент. По мнению экспертов Всемирного банка, ЕБРР и МВФ, наилучшим способом приватизации является продажа стратегическим иностранным инвесторам или концентрированным группам собственников контрольных пакетов акций на открытых аукционах. Так делали немцы, эстонцы и венгры. Мы здесь тоже ничего нового не выдумаем.
    Второй аспект, на каких условиях и за сколько продавать государственные активы. Как показывает европейская практика, чем меньше неденежных условий выдвигает государство перед инвестором, тем эффективнее он проводит реструктуризацию и развивает производство. Поэтому при продаже акций стратегическому инвестору (от 51% до 100% акций) Минприв не должен навязывать новому собственнику структуру занятости, ассортимент, тем более доводить прогнозные показатели. Долги предприятия перед бюджетом влияют на конечную цену предприятия, поэтому требовать от инвестора, в дополнение к заплаченной за контрольный пакет акций суммы, погашения всех долгов перед бюджетом нерационально. Когда человек покупает компанию, оно четко себе представляет структуру баланса и готов отвечать по ее догам.
Местные органы власти обязаны взять на свой баланс социальную инфраструктуру и позволить инвестору концентрироваться исключительно на производстве. Надо отказаться от практики навязывания объемов инвестиций. Эти вопросы решают новые и старые акционеры. В течение года – двух ситуация на рынке может резко поменяться, и хорошие бизнес-планы на момент приватизации могут оказаться бесперспективными. Сама возможность того, что правительство может судиться с инвестором на предмет невыполнения им инвестиционных обязательств, повышает его имущественные риски. В Беларуси их и так много. Зачем плодить новые? Для активизации инвесторов будет отменен принцип субсидиарной ответственности по участникам приватизируемых открытых акционерных обществ, отменен институт «золотой акции» и прекращена процедура внесудебной конфискации собственности. Чтобы повысить авторитет Минприва целесообразно пригласить на работу представителя какой-нибудь авторитетной консалтинговой организации или инвестбанка, чтобы 1) получать ценные советы, 2) PR-ить белорусскую приватизацию в мировых корпоративных кругах.

За сколько продавать

Один из ключевых вопросов приватизации – цена государственных активов. По этой проблеме существует большой разброс мнений. Беларуси надо выучить один важный урок не только переходных стран ЦВЕ, но и богатых стран Европы и Америки. Рыночная цена – это то количество денег, которое реально дает конкретный покупатель за данные активы (какими он их видит и знает) сегодня, в момент совершения сделки, т.е. в конкретной правовой и экономической среде. В наших условиях балансовая стоимость не имеет ничего общего с рыночной ценой. Она отражает не реальную стоимость активов, а является некой условной бухгалтерской величиной. Поэтому брать ее в качестве начальной цены продажи на аукционе нельзя.
Задача Минприва – донести информацию о продаже активов и их инвестиционной привлекательности до как можно большего количества потенциальных покупателей и провести открытый аукцион с равных доступом для всех участников. Ошибочен и опасен следующий подход чиновников: «Мы знаем, что данное предприятие стоит больше, чем за него дают сегодня. Вот мы проведем его капитализацию, заинвестируем государственные деньги, а потом продадим втридорога». За таким подходом скрывается желание перекачать бюджетные деньги в конкретный проект и потом, пользуясь инсайдеровской информацией и манипуляциями с балансом, купить его себе за небольшие деньги. Примеров тому и в Польше, и в Чехии и в России – великое множество.
Не менее опасен подход, когда инвестору, купившему завод и вложившему в него много денег, предъявляют претензии задним числом: мол, ты по дешевке купил, давай, доплачивай. Поэтому новый порядок приватизации должен гарантировать инвесторам неотвратимость сделок при соблюдении всех правил прозрачности проведения аукционов. Ссылки на то, что в Словакии или в Польше подобное предприятие стоит столько-то, несостоятельны. Рынок каждой страны уникален, и на цену влияет большое количество разных факторов. При проведении аукционов, Минприв, разумеется, информирует участников о балансовой цене, предоставляет подробный баланс предприятия, оценку независимого оценщика и все учредительные документы. При продаже крупных предприятий (свыше 2 тысяч работающих), стоимость акций определяет независимая оценочная компания. В особых случаях (продажа предприятий нефтехимии, МТЗ, МАЗа, телекоммуникации и транспорта и т.д.) производится оценка авторитетной иностранной специализированной компанией. В этой ситуации Минприв принимает данную цену в качестве стартовой. Если желающих купить по этой цене нет, то вступают в силу правила так называемого голландского аукциона (цена снижается по заранее описанному сценарию). При этом никаких дополнительных согласований для применения такого сценария не требуется. Участники аукционов могут в течение 6 месяцев обращаться в суд и оспаривать результаты приватизационных сделок. Если никто не возразил, сделка считается окончательной и пересмотру не подлежит. Такая норма гораздо лучше, чем положение нынешнего законодательства, по которому приватизационные сделки можно пересмотреть и через 5, и через 10 лет.

Гласность и прозрачность приватизации

Важнейшая функция правительства и Минприва – обеспечить открытость процесса приватизации и нейтрализовать инсайдеров, которые будут стремиться под разным «соусом» получить преференции по покупке тех или иных активов. Чтобы не было прихватизации, надо сделать следующее: 1) представить на сайте Минприва полные балансы приватизируемых государственных предприятий, причем на русском и английском языках; 2) предоставить потенциальным инвесторам возможность самостоятельной оценки белорусских активов. Ее результаты также размещается на сайте Минприва; 3) обязать Минприв и правительство публиковать стенограммы своих заседаний (в течение двух дней после их проведения) на своих сайтах; 4) за три месяца до проведения аукционов по продаже предприятий информировать об этом потенциальных участников через а) размещение рекламы в ведущих экономических изданиях стран-членов ЕС, США, России, Украины, Китая, Японии и Кореи), б) адресная рассылка предложений по списку компаний, которые котируются на Нью-Йоркской, Лондонской, Парижской, Московской, Варшавской и Токийской фондовых биржах, а также для 500 крупнейших инвестиционных банков и других институциональных инвесторов, в) привлечение МВФ, МФК, ЕБРР, инвестиционных структур Всемирного банка для участия в приватизации; 5) проведение аукционов в прямом эфире государственного телевидения, публичное объявление результатов и их последующая публикация.

Куда должны идти деньги от приватизации

Самый плохой способ расходования денег, полученных от приватизации, это потратить их на текущие бюджетные расходы. Государство должно думать о будущем, а не решать сиюминутные задачи. Поэтому целесообразно направлять все приватизационные доходы в специальный Стабилизационный фонд, который имеет отдельный счет в Казначействе. Они используются, в первую очередь, для проведения пенсионной реформы, а также для поддержки образовательных проектов и реформы системы здравоохранения. Когда рабочие предприятий, исполкомы и местные советы будут видеть, что народное добро не проедается, а инвестируется, они скорее станут союзниками приватизации, чем если продавать акции, как в случае «Славнефти». Концентрация средств в одном месте и регулярные (ежеквартальные) публикации баланса Фонда позволит легко контролировать эффективность использования средств и резко снизить возможности для злоупотреблений. Такой способ распоряжения доходами от приватизации несравненно лучше, чем бесплатная раздача чеков или льготная продажа имущества. Все мы когда-то будет пенсионерами. Общеизвестно, что в Пенсионном фонде сегодня нет никаких накоплений. Он работает, что называется, «с колес»: сколько налогов поступило, столько пенсий и заплатили. Поэтому денежная приватизация с использованием средств во имя будущего – это лучший из всех возможных социальных эффектов приватизации для общества.

Что и когда приватизировать

Недавно Россия заявила о своей концепции завершения приватизации. В собственности государства будут находиться только единичные стратегически важные для безопасности  страны предприятия и объекты. Для Беларуси стратегическая задача – в течение пяти лет выйти на четкий параметр производства ВВП частным сектором 85 - 90%. Пройти путь от государственной экономики к рыночной надо в два раза быстрее, чем Россия и другие страны ЦВЕ. Мы должны наверстать упущенное время и быстро провести структурную перестройку. Большой ошибкой была бы консервация старой, доставшейся нам еще с социалистических времен производственной базы. Гораздо важнее создать условия для развития новых компаний. Мы должны с нуля создать новые отрасли экономики, а не бросать бюджетные деньги на консервацию убыточных старых.
    Минэкономики ведет мониторинг состояния около 6200 коммерческих организаций, которые полностью или частично являются государственными. Практически все они должны стать частными. Приватизацию можно условно разделить на три этапа. В течение первых 18 месяцев надо продать а) компании, которые по балансу являются устойчиво неплатежеспособными. Они реализуются через процедуру банкротства, путем достижения соглашения между кредиторами о разделе имущества. Возможен выкуп всех долгов одним из кредиторов или другим инвестором на открытом аукционе. б) компании, на которых работает до 200 человек. На этих, как и на более крупных предприятиях до 10% акций передается рабочему коллективу и руководству бесплатно. Такая мера позволит заручиться поддержкой простых рабочих, профессиональных менеджеров и профсоюзов, если внешние и внутренние инвесторы не заинтересуются продаваемым предприятием, то коллектив или его руководитель имеют возможность выкупить его сами (когда цена дойдет до приемлемого для них уровня). в) все предприятия в сфере общественного питания, оптовой и розничной торговли, строительства, легкой, пищевой, мебельной промышленности и производители стройматериалов, г) отдельные крупные предприятия (свыше 2000 работающих) из машиностроения и нефтехимического сектора, д) контрольные пакеты акций в «Беларусбанк», Белагропромбанк», «Внешэкономбанк», «Белпромстройбанк». Для развития рынка недвижимости важным будет продажа с аукциона всех зданий и сооружений (кроме, разумеется, тех, в которых непосредственно работают исполнительная и законодательная власти), которые находятся на балансе управления делами президента.
На втором этапе (18 месяцев) продаются предприятия радиоэлектроники, станкостроения, лесной и целлюлозной промышленности; предприятия с числом работающих до 1000 человек в других секторах, а также остальные доли государства в банках. Продолжается поштучная приватизация крупных предприятий. На втором этапе должны быть приватизировано телевидение, радио и газеты, т.е. на рынке СМИ государство будет владеть лишь небольшим пакетом акций. Начнется формирование рынка земли и завершится продажа с/х предприятий.
Наконец, на третьем этапе будет приватизирована энергетика, топливная промышленность, транспорт, закончена продажа крупных, градообразующих предприятий, а также страхового бизнеса и финансового рынка в целом. Самые важные куски собственности, которые останутся на балансе государства, это военные части и базы, активы, связанные с выполнением правоохранительными органами своих функций, здания судов, электрические сети, газопроводы, ж/д полотно, дороги и национальные парки.
    Беларуси уже после первого этапа приватизации будет совершенно иной страной. У нас появятся новые, динамичные компании, наверняка, восстанут «из пепла» многие, казалось бы, хронически убыточные заводы. К сожалению, не обойдется и без ликвидации тех проектов, в которых реальный бизнес умер лет 10 назад. Появится спрос на сильные законы по защите прав собственности, на независимый суд. Нарасхват будет идти талантливая, творческая молодежь. У нас появится своя, полноценная национальная бизнес-элита, а рядом с ней –и творческая богема. Возможно, у нас будет первый частный канал «Новости 24 часа» (прообраз CNN) и Playboy на белорусском языке. В Беларусь будут приезжать не только для того, чтобы воочию увидеть последнего социалистического «динозавра», а для того, чтобы здесь делать бизнес, отдыхать и рожать детей.
 

ПРОГРЕСС В ПРИВАТИЗАЦИИ

Страна

Доходы от приватизации (кумулятив.) в % ВВП

Доля частного сектора в  ВВП %

Доля частного сектора в занятости  %

Индекс ЕБРР большой приватизации*

Беларусь

1,2

20

18

1

Чехия

13

80

70

4

Эстония

7,2

75

75

4

Венгрия

30,3

80

82

4

Казахстан

16,2

60

65

3

Латвия

4,5

65

70

3

Литва

10,8

70

75

3,3

Польша

12,4

75

72

3,3

Россия

4

70-

75

3,3

Украина

5,5

60

65

3

*«1» - практически нет частного сектора «+4» - уровень западных стран 

Источник: EBRD 2002

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…