Каким должно быть государство

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Ни одна из 27 переходных стран ЦВЕ и СНГ не может похвастаться удачно проведенной административной реформой. Несмотря на очевидный провал государства в управлении собственностью, финансами и недрами, сбрасывая со счетов огромные издержки государственного интервенционизма, игнорируя человеческие жертвы и деморализацию общества, национальные бюрократии сохранили командные высоты в большинстве переходных стран. Центральные органы власти приняли европейский вид. Местные чиновники нашли общий язык с «придворным» бизнесом. Силовики поделили сферы влияния и коммерциализировали охранные услуги. Национальные банки и не думали разрешать реальную конкуренцию валют. Все они были заинтересованы, чтобы гриф «ДСП» и «Секретно» распространялся как можно на большее число документов. Реформа органов госуправления застряла на старте.  

Главный вопрос Административную реформу надо начинать после того, как мы выберем одну из двух парадигм развития: 1) рынок предлагает лучшие решения, а государство выполняет функцию ночного сторожа, 2) государство лучше знает, как должна развиваться страна, как защищать человека от совершения ошибок. До сих пор Беларусь развивалась по второму пути. Как доказали ученые школы общественного выбора, он неизбежно заканчивается полной бюрократизацией жизни и социально-экономическими кризисами. Поэтому мы предлагаем административную реформу, направленную на создание рыночных институтов.
    Функции государства на переходном этапе несколько шире, чем в классической рыночной стране. Помимо организации работы милиции, армии, органов безопасности, судебной системы, так называемых естественных монополий (тепло, свет, канализация, дороги), заботы о детях и стариках правительство должно продать большинство своих активов, сформулировать одинаковые для всех правила игры, в том числе для иностранцев. Выполнение только этих задач требует колоссальных усилий и концентрации ресурсов, мобилизации высокопрофессионального человеческого капитала и внешней поддержки. Новая архитектура власти будет эффективной, только если будет учитывать привычки и традиции людей и чиновников, уровень их образованности и богатства, склонность бюрократии к разрастанию.
Поэтому на переходном этапе не менее важно определить, что органам власти делать запрещено. Ни правительство, ни местные органы власти не должны регулировать цены (за редким исключением цен естественных монополий), чинить препятствие торговле, жить не по средствам, ограничивать число участников рынка и определять стратегические направления развития экономики страны или отдельного региона. Приняв такой подход, мы даже существующие белорусские исполнительные органы можем сразу же сократить вдвое. А если пересмотреть их структуру, ликвидировать дублирующие комитеты, то экономия средств и качество управления резко повысятся. Структура республиканских органов власти

Мы будет гордиться своим правительством, если оно будет прозрачным (т. е. открытым для контроля), дешевым и оказывать нам, гражданам, качественные услуги. Прозрачность обеспечивается за счет принятия обязательной нормы публикации стенограмм всех заседаний правительства и министерств, всех принимаемых ими документов. Министры и чиновники более низкого уровня, в том числе руководители областей и районов, обязаны представлять общественности и СМИ полный отчет о трате бюджетных средств, проведении тендеров и конкурсов по распределению госзаказа и закупки товаров для нужд госаппарата. В плане обеспечения прозрачности мы можем брать пример с Финляндии, Швеции и Дании. Эти страны являются наименее коррумпированными не потому, что они верят в бога или высоконравственных от рождения, а потому, что на протяжении десятилетий имели жесткие законы, контролирующие чиновников и защищающие права собственности.
Вместо 25 министерств, 6 комитетов со статусов министерства и 8 государственных комитетов при Совмине, разросшейся Администрации президента и дублирующих друг друга силовых структур для Беларуси гораздо лучше подойдет двухуровневая система управления. Первый уровень – 8 министерств: 1) внутренних дел, 2) иностранных дел, 3) обороны, 4) по управлению государственным имуществом и приватизации, 5) финансов, 6) юстиции, 7) социальной защиты, 8) национальной безопасности. Эти структуры несут полную ответственность за качество базовых услуг, которые граждане ожидают получить от государства. Они не дублируют друг друга и не забирают один у другого «хлеб». Администрация президента должна стать простой логистической структурой, которая обеспечивает деятельность президента и не имеет никаких рычагов влияния на правительство. В принципе, возможен и второй вариант, когда овеет Министров вообще расформировывается. В этом случае президент выполняет роль главы правительства, а его администрация структурно представляет собой те самые восемь департаментов.
    На втором уровне работает 12 агентств, которые в переходный период занимаются различными секторами экономики. Они формируются в рамках министерства по управлению государственным имуществом и приватизации. Соответственно, их статус в иерархии госуправления ниже министерского. Речь идет об агентствах по 1) промышленности, 2) сельскому хозяйству, 3) образованию и науке, 4) здравоохранению, 5) жилищно-коммунальному хозяйству, 6) экологии и природным ресурсам, 7) архитектуре и строительству, 8) телекоммуникации и связи, 9) транспорта, 10) статистики и анализа, 11) по санации и банкротству, 12) антимонопольной деятельности. В рамках министерства финансов могут создавать агентства по 1) стандартизации, метрологии и сертификации, 2) налогам и сборам, 3) патентам и интеллектуальной собственности, 4) таможне и экспортному контролю. Агентства не имеют права создавать свои региональные структуры. Таки полномочия есть только у министерств. Конкуренция среди чиновников Чтобы иметь профессиональную национальную бюрократию, которая не будет зависеть от капризов партбоссов и шальных политиков, надо разграничить функции заказчика государственных услуг и исполнителей. Заказчиком должны выступать избираемые политики, и исполнителями – профессиональные чиновники. Модель голландца Ван ден Дойла, которую он тщательно проверил, и которая работает в целом ряде стран, будет реализована на первом этапе в размах взаимоотношений Министерства по управлению государственным имуществом, Министерства финансов и входящих в них агентств. Она называется моделью «самоуправления государственных служащих».
Агентства, ответственные за разработку и исполнение конкретных программ, вместо иерархической структуры преобразуются в сообщества коллег. Все госслужащие с организационной точки зрения в ведомстве равны. Большинством голосов они выбирают представителей, которые  определяют политику ведомства и назначают его главу. Агентство финансируется из бюджета, размер которого определяется политиками. В нашем случае Мингосимущество и руководство правительства ведут переговоры с представителями госслужащих о требуемых к исполнению на основе бюджета задачах, а также обеспечивают координацию работы между агентствами. Таким образом, между различными группами чиновников образуется конкуренция за право заключить договор на оказание определенного рода услуг для государства на определенный срок. Появляется сильный спрос на честных, профессиональных чиновников. Появляется мотивированный контроль за каждый действием бюрократа со стороны тех людей, которые хотят занять его место. Процесс переговоров между политиками и чиновниками также будет находиться под пристальным контролем. Договора подписываются на разные сроки от двух до четырех лет. Государственные органы и коммерция несовместимы Агентствам и тем более министерствам будет запрещено заниматься коммерческой деятельностью, в том числе торговать информацией, которую они обязаны предоставлять общественности по своему статусу. Формальным собственником всех госактивов и ресурсов должно быть Мингосимущества и приватизации. Особое внимание будет уделено материальному статусу руководителей министерств и агентств. После заключения контрактов с правительством руководители агентств будут иметь широкие полномочия по кадровой политике, определению порядка вознаграждения служащих и выполнения поставленных задач в целом. Деньги будут основной формой вознаграждения госслужащих. Все льготы будут отменены и переведены в денежную форму. Это значит, что профессиональный чиновник на высокой должности должен получать, как минимум, $1000 в месяц, чтобы не думать о том, как получить за счет государства дешевую квартиру или бесплатно обучить своих детей в вузе.
    Местные органы власти также будут смоделированы под выполнение конкретных задач, в первую очередь связанных с поддержанием правопорядка, организацией социальной помощи, образованием и здравоохранением. Каждое подразделение будет вести свой бухгалтерский учет, чтобы иметь возможность отчитаться за потраченные деньги. За счет изменения структуры республиканских органов власти их численность будет сокращена с почти 6000 человек сегодня до 500 - 800 единиц. Территориальные органы управления министерств и агентств также сократится с 5300 человек сегодня до 500 – 800 человек в новой структуре.
    Упразднение функций экономического регулирования, вертикальная организация агентств позволит сократить число работников исполнительных структур в районах и городах с 27500 сегодня до максимум 5000. Параллельно будет идти реформа государственной системы безопасности (ликвидация дублирующих друг друга структур), сокращение армии и оптимизация числа работников милиции. Экономия только на содержание госаппарата составит сотни миллионов долларов. Дебюрократизация экономики позволит наполнять бюджет при гораздо меньшей налоговой нагрузке. Взяточничество станет крайне редким явлением в госструктурах, а о чиновниках начнут, наконец, говорить с уважением. Люди в погонах будут не «ментами», а уважаемыми сотрудниками.
    После продажи основной части госсобственности и апробирования новых механизмов управления целесообразно провести территориальную реформу. Тогда станет примерно ясен экономический потенциал городов и регионов. Предложенную  административную реформу можно провести только при сильной, концентрированной политической власти. Для нее мотивация появится только лишь тогда, когда в условиях кризиса управлять по-старому будет уже невозможно. Главными противниками такой реформы являются даже не столько те, кто сегодня находится у власти, а кто даже во сне видит процесс полной и быстрой прихватизации Беларуси различными отраслевыми кланами. Таких людей очень много как во власти, так и в оппозиции.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!