Какие инвестиции нужды беларуси

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

На вопрос, «какие инвестиции нужны Беларуси», часто можно слышать ответ «конечно, производственные, в основной капитал». Чиновники, следуя логике плановой экономике, поделили чужие деньги на хорошие, т.е. те, которые подходят под их рамочные интеллектуальные схемы, и бесполезные, которые осуществляются инвесторами вне зависимости от утвержденных государственных программ. Результаты такой инвестиционной политики в РБ печальны: заморожена архаичная структура производства; предприятия лишены доступа к дешевым ресурсам и современным технологиям, все больше рабочих мест находится под угрозой исчезновения. Усугубляет положение государство, которое через разные структуры (концерн, министерство, внебюджетный фонд, государственный банк) успешно вытеснило частные инвестиции.  

Минус $27 млрд. инвестиций В Беларуси за 8 месяцев 2003 года инвестиции в основной капитал составили 16% ВВП, по итогам 2002 года – 16,6% (по плану должно было быть 21,6%). Получается, что в прошлом году за счет внутреннего накопления экономика Беларуси не получила более 1,5 трлн. рублей (около $840 млн.) или 5 процентных пункта ВВП. По мнению советника президента РБ С. Ткачева для обеспечения нужного коэффициента обновления основных фондов «как минимум, необходимо 5 млрд. долларов». Полагая, что внутри страны есть возможности инвестировать $3,5 – 4 млрд., советник считает, что Беларуси надо получать $1 – 1,5 млрд. иностранных инвестиций. Объем внутренних инвестиций, большинство из которых прямо или косвенно завязано на государственные ресурсы, явно завышен. В 2002 г. инвестиции в основной капитал составили 4,24 трлн., что по среднегодовому курсу оставляет $2,38 млрд. Получается, что даже для достижения того «оптимума», который видится властям, надо привлекать из-за границы $2 – 2,6 млрд. в год. Из Всемирного доклада по инвестициям за 2003 год ООН известно, что Беларусь за период 1992 – 2002 получила $1,6 млрд. прямых иностранных инвестиций. Получается, что за последние 11 лет Беларусь не добрала $27 млрд. инвестиций из-за рубежа, чтобы развиваться по утвержденной правительством модели. Поскольку ресурсы большого государственного сектора (банков и предприятий в одинаковой степени) неоткуда пополнять, то зависимость от иностранного капитала в ближайшие годы будет еще больше. Казалось бы, в этой ситуации надо бы, наконец, прислушаться к рекомендациям международных организаций и создавать в стране нормальный инвестиционный климат. Нужны гарантии экономической свободы, безопасность для иностранных денег, возможность покупать контрольные пакеты акций предприятий и реализовывать свои бизнес планы. Ан, нет, по мнению С. Ткачева «из иностранных инвестиций нас интересует именно та часть, которая направляется в основные фонды. Не в «оборотку», не в качестве портфельных инвестиций, а именно в основные фонды». Получается, что белорусские власти навязывают иностранцам формы и направления инвестиций. Общеизвестно, что деньги не пахнут, но для белорусского правительства, оказывается, средства, вложенные в оборотные капитал или на покупку акций – это дурно пахнущие деньги.

Смертельный экономический грех
Такой подход к инвестициям равносилен совершению смертельного экономического греха. И вот почему. Беларусь еще не излечилась от структурных дисбалансов, о которых не устают повторять МВФ, Всемирный банк и независимые аналитики. Рынку, т.е. потребителям внутри страны и за рубежом, не нужны многие товары того качества, той номенклатуру и на тех условиях, которые предлагает еще помнящий советские времена отечественный реальный сектор. Значит, ему требуется терапия в виде реструктуризации. Временная рецессия – это признак прохождения курса лечения экономики. Абсурдно предполагать, что после «лечения» структура экономики будет выглядеть точно такой же, как и до ее проведения. Ненаучно планировать некий «оптимальный объем» инвестиций для поддержания уровня производства. Опасно попадать в ловушку инвестиций, которые были выгодны в других странах или в Беларуси несколько лет назад. Будущее формируют десятки, сотни тысячи инвестиционных решений разрозненных предпринимателей и компаний, которые, в свою очередь, подчиняются миллионам ежедневных решений простых потребителей. Когда правительство РБ говорит о необходимости обновления существующих основных фондов, оно, по сути дела, препятствует обновлению экономики и ее адаптации к стремительно меняющемуся, глобализирующемуся рынку. Общеизвестно, что в Беларуси широкомасштабной реструктуризации еще не было. Избегая рецессии в краткосрочном периоде, власти РБ препятствуют естественному ходу экономических событий. Они заставляют вкладывать деньги туда, где они не приносят прибыли. Да, рост ВВП наблюдается, но кто подсчитал объем упущенной выгоды в виде не созданных РЫНКОМ, т.е. реальным спросом потребителей, рабочих мест? На начало 2003 года в Беларуси было 17,1 тыс. объектов незавершенного строительства. Из них – 8353 – производственного назначения. По официальной оценке, в них заморожено 4,2 трлн. рублей ($2,1 млрд. по сегодняшнему курсу) или 16,5% ВВП. Да, строители и производители стройматериалов дисциплинированно выполняли доведенные прогнозные показатели, но толку от этих инвестиции, как от козла молока. Если бы госпредприятия, министерства и концерны несли имущественную ответственность за подобные инвестиционные решения, то количество подобных ошибок было бы на несколько порядков меньше. Наверняка, большинство из незавершенных объектов строились согласно утвержденным Совмином инвестиционным программам. Никто из ее авторов и лоббистов даже должности за некачественное экономическое консультирование не потерял. Есть еще один негативный аспект. Вряд ли стройки идут за счет отвлечения оборотных средств. Поэтому эту огромная сумма угрожает ликвидностью многим банкам. В их балансах кредитные средства на эти стройки не числятся, как проблемные. Если бы государство не вмешивалось в инвестиционную политику, Беларусь была бы богаче, производственная структура была бы адекватной требованиям рынка. Даже советник С. Ткачев утверждает, что «в интересах государства надо было бы уже сегодня полностью запретить в экономике новое строительство и строительно-монтажные работы в целом, кроме, конечно, жилищного строительства... «Незавершенка» - это только один из ярчайших примеров крайне расточительного использования средств. Но аналогичная картина и по другим расходам». Его мнение ни в проекте закона о бюджете на 2004 год, ни в инвестиционной программе не учтено. Что такое «запретить» для рыночной экономики? Увидел белорусский или зарубежный предприниматель (как это было с «Икеей») возможность реализовать выгодный проект и получить прибыль. Решил построить в Беларуси завод, а ему в ответ: «Знаешь, мы тут много в прошлом настроили. Ты вложи деньги в нашу незавершенку, рассчитайся по нашим долгам, тогда и работай». С таким подходом не то, что миллиард, миллион долларов иностранных инвестиций не получишь. Но авторы экономической политики РБ полностью его оправдывают. Рассуждения С. Ткачева относительно одного российского проекта очень четко отражают идеологию официальной инвестиционной политики: «Взять ту же «Балтику». Да, мы смогли бы получить без проблем 13,6 млн. долларов сразу. Но что было бы с остальными пивоваренными предприятиями республики? Что получило бы от этого наше село?» Объяснить иностранцу необходимость включить в своей бизнес план мероприятия по повышению яйценоскости кур, надоев молока или производительности солода не представляется возможным.  «Получили, проели, а там хоть трава не расти» Особое место в инвестиционной политике правительства занимают инновационные вложения. Чтобы белорусское производство стало современным, чтобы не попасть в зависимость от иностранных технологий, власти пошли на создание инновационных фондов. Их объем в прошлом году составил 472 млрд. рублей. Из них на освоение новых видов наукоемкой продукции было направлено всего 7,6% от использованных средств. Напомним, что глава государства распорядился направлять на НИОКР не менее 30% средств этих фондов. Из этого мизера в 7,6% средств, потраченных инновационными фондами, «на финансирование работ по освоению новой наукоемкой продукции израсходовано менее 30%, а на долевое участие в финансировании государственных, отраслевых, региональных научно-технических программ и отдельных научно-технических и инновационных проектов, выполняемых за счет средств республиканского бюджета – всего 13%!. Отсюда и такая катастрофически низкая внедряемость результатов научных исследований. Бюджетные деньги получили, проели, а там хоть трава не расти» - пишет С. Ткачев в «Информационном бюллетене» Администрации президента. По сути дела, это приговор огосударствленной научной и инновационной деятельности. Как не пытаются белорусские власти объединить в рациональную, совместимую цепочку фундаментальную, прикладную науку и производство, ничего не получается. Даже если научные департаменты Академии наук и других государственных институтов административным переведут под крыши конкретных предприятий, все равно толку будет мало. Правительство дает стареющим ученым деньги, обеспечивает предприятия льготными кредитами, безотказно предоставляет налоговые льготы и ограждает от внешней конкуренции. Одного оно не может дать – ИДЕЙ. Именно идей и «мозгов», способных их генерировать и реализовывать в реальной, рыночной среде, остро не хватает Беларуси. Сторонники тотального администрирования инновационной и инвестиционной деятельности забыли, что идея не может родиться по приказу. Как сказал один телегерой «орел в неволе не размножается». Творца не загонишь в рамки государственной инвестиционной программы. В мире нет методик обнаружения прибыльных идей на стадии ее зарождения и оформления. Многие из них оказываются ошибочными, некоторые вредными. В рыночной экономике за ошибки платят те инвесторы, которые работают по высокорисковым, венчурным проектам. В Беларуси же правительство не может выйти из глубокой колеи старых научных знаний и навязывает идеи производителям. Эти идее им подбрасывают их старые друзья, с которыми они работали еще в «добрые, советские» времена. За ошибки в их реализации платим мы все. Отсюда – «незавершенка». Отсюда – бесполезность инновационных фондов. Отсюда – углубляющийся инвестиционный кризис. Вместо откровенного передергивая западного опыта, открытой враждебности к иностранным инвестициям, унижения национальных инвесторов, надо бы помнить, что на Западе малый частный бизнес, а не большие государственные научные институты являются  источниками 80% новых изобретений и патентов.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!