Ни большой, ни малой, ни точечной Печальная судьба жизненно важного процесса

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

2003 год войдет в новейшую экономическую историю Беларуси, как год бесславно не начатой приватизации. По большому счету, ничего принципиально нового не произошло, если не считать, что власти публично, в письменном виде дали слово приватизировать крупные белорусские предприятия, в том числе «Белтрансгаз», и так же публично это слово забрали обратно. Подготовленный проект изменений в закон о приватизации еще раз посрамил прорыночных оптимистов из властных структур. В ближайшей перспективе Беларусь может распродавать разве только никому не нужный хлам в виде безнадежно убыточных и «мертвых» предприятий. Такое поведение власти можно охарактеризовать, как преступную халатность и бездействие. Именно такой вывод можно было сделать из выступлений представителей Минэкономики на прошедшем недавно семинаре по приватизации и реструктуризации, который был организован Институтом приватизации и менеджмента. 

Диагностическая шизофрения При анализе отчетов правительства по вопросам преобразования собственности невольно возникает вопрос: «Если они все это знают, то почему же не принимают никаких мер? Почему не действуют согласно ими же полученным данным?» Правительство поступает, как тот врач, который точно диагностирует грипп – и рекомендует есть побольше мороженого и пить холодной минералки. Посудите сами. В 2002 г. темпы роста объемов промышленной продукции на государственных предприятиях составили 3,4%, на негосударственных – 4,6%. В 2002 г. предприятия негосударственной формы собственности произвели 50,6% всего объема промышленной продукции. Как отмечает Минэкономики «опережающие темпы роста объемов производства негосударственных коммерческих  организаций обеспечиваются, начиная с 1995 года. Так, пять лета назад они составили 117,8%, в том числе в акционерных обществах – 113,7%, в то время, как на государственных предприятиях в тот период темпы роста составили 106,1%». Надо отметить, что белорусская статистика не очень корректно разделяет государственный и негосударственных сектор. Чисто частных компаний там гораздо меньше, но даже в таком виде цифры неумолимо указывают на преимущество рыночных отношений собственности. Получается, что частный сектор растет быстрее, а приватизацию все равно не начинают. Динамика капитальных вложений также показательна. В 2002 г. частные предприятия увеличили инвестиции в основной капитал на 1,2% и составила 42,3%, в то время как государственные предприятия снизили данный показатель на 1,7%. Минэкономики утверждает, что «такая тенденция прослеживается в течение последних восьми лет». У правительства и Администрации президента язык заболел говорить о необходимости привлечения инвестиций и модернизации средств производства. Тут родная экономика неустанно тыкает белорусскую власть носом в яркий пример преимущества частной собственности. А в ответ – фактическая блокировка приватизации. Качество управления предприятиями разных форм собственности определяется, в первую очередь, тем, сколько денег они зарабатывают. Данные Минэкономики не оставляют места для сомнений. «Удельный вес балансовой прибыли на 1 рубль основных фондов) без учета переоценки, проводимой в централизованном порядке), за прошлый год [2002 г.] составил в государственном секторе 5,2 копейки, в частном – 9,1 копейки, в том числе в акционерных обществах – 13 копеек на 1 рубль основных фондов». В 2002 г. доля госпредприятий в общем объеме балансовой прибыли снизилась с 68,2% до 60,2%. Доля акционерных обществ увеличилась на 6,1%. Получается, что государство управляет своим имуществом в два раза хуже, чем частный бизнес. Казалось бы, если белорусские власти действительно заинтересованы максимизацией прибыли, увеличением стоимости своих активов, то они бы немедленно начали широкомасштабную приватизацию. Ан, нет, ни у земли, ни у заводов, ни у с/х предприятий по-прежнему нет хозяев. Прячась за спиной народа Минэкономики справедливо замечает, что в последние четыре года наблюдается общее снижение темпов развития экономики страны и снижение эффективности работы реального сектора. В 1998 г. убыточными были только 12,5% акционерных обществ от их общего количества, а сумма их убытков составила 13,4% все убытков по стране, то в 2002 году доля убыточных АО составила 31,6%, а сумма убытков – 29,1%. Как того можно было ожидать, доля государственных убыточных предприятий увеличилась с 15,8% до 32,2%. Таким образом, в течение последних восьми лет госсектор развивался гораздо медленнее частного, меньше инвестировал и зарабатывал. На основании этой информации рациональная, трезвомыслящая власть начала бы немедленно распродавать свои активы, предварительно уволив тех советников и экономистов, которые разрабатывают нормативно-правовую базу. А вот Минэкономики сделало просто поразительный вывод: «Приведенные данные свидетельствуют о том, что Правительство принимает все меры, чтобы реформировать отношения собственности в республике», чтобы они осуществлялись «в интересах государства, предприятий  и граждан нашей страны». Перед нами типичный пример, когда интересы одного ведомства, отдельных чиновников выпячиваются, как интересы всех белорусов. Каких только глупостей и преступлений не совершали бюрократы под флагом борьбы за права своих граждан. Любопытно, в чьих интересах доведение половины экономики до состояния банкротства. Кто находит выгоду в том, что в Беларусь не идут инвестиции? Пособие по имитации занятости Отметим еще одну типичную для социалистической экономики, но парадоксальную с точки зрения морали и рыночных отношений черту. В прошлом году, как мы видели из вышеприведенных данных, государственный сектор работал хуже частного. Но средняя зарплата в нем выросла на 68,2 тысячи рублей, составил 207,1 тысяч, а на частных предприятиях она увеличилась только на 60,2 тыс. рублей. Интересно было бы узнать, в какого бога верят белорусские власти, в заповедях какой религии говорится, что за плохую работу полагается более высокое вознаграждение. Декларируя христианство, правительство РБ проповедует некую изуверскую форму язычества. Многие западные эксперты изумляются белорусским экономическим парадоксам. ВВП растет, как на дрожжах, торговля вообще как будто с цепи сорвалась, а вот рентабельность, платежеспособность, прибыль и объемы инвестиций – сокращаются. С позиции экономиста, закончившего типичный европейский вуз, трудно вообразить, что уровень зарплаты в государственном секторе лишь относительно связан с производительностью труда. Такая политика ведет к чрезвычайно опасным последствиям. Белорусские рабочие, которые в советские времена славились трудолюбием и ответственностью, начинают терять навыки продуктивной работы. Даже коммунисты понимали важность стимулирования труда рублем. Белорусские же власти платят рабочим вне зависимости от того, как работает компания. То, что у нас называется зарплатой, на большинстве предприятий надо было бы назвать пособием по имитации занятости. В день по чайной ложке Напомним, что 10 августа 2000 г. Совет Министров одобрил концепцию управления государственным имуществом в Республике Беларусь на 2001 – 2005 гг. Правительство намеревалось «повысить использование государственного имущества, оптимизировать структуры государственных объектов управления, совершенствовать управление государственными унитарными предприятиями, создавать благоприятные условия для привлечения инвестиций..» Как показывает время, за привлекательными, но порядочно потрепанными лозунгами нет конкретных механизмов и инструментов экономической политики. Или, по крайней мере, власти почему-то их не используют. Очень ярким примером качества управления госимущества являются результаты проверки светлогорского «Химволокна». У данного предприятия было обнаружено 500 (!) неучтенных зданий и сооружений. «В процессе проверки результатов переоценки выявляется до 30 процентов ошибок». При таком качестве калькуляции доверия к основному финансовому документу компании – ее балансу – быть не может. С 1991 г. в Беларуси реформировано 3668 государственных объектов, из которых 946 – республиканской собственности. Слово «реформированные» далеко от понятия «приватизированное», т.е. нашедшее конкретного хозяина. 1575 объектов стали акционерными обществами, что в белорусских условиях равносильно формальной замене одних учредительных документов на другие с сохранением за государством всех полномочий. 723 объекта были выкуплены трудовыми и арендными коллективами. Люди в первой половине 90-х еще верили в добрую волю и здравый смысл правительства. Сегодня данная форма не только чрезвычайно сложна, но и потенциально грозит судебными разбирательствами (не так оценили акции, не учли интересы государства, создали ненужную конкуренцию и т.д.). 1370 объектов были проданы на аукционах и по конкурсу. Если сохранять такие же темпы приватизации (а именно на этом настаивает Администрация и Совмин), то данный процесс закончится в Беларуси примерно в 2030 году. Продажа акций «Славнефти» и суета вокруг предприятий нефтехимии позволила Минэкономики заявить о том, что «в 2002 году процесс приватизации вышел на качественно новый уровень. В прошлом году в республике реформировано 179 объектов республиканской собственности. Создано 89 открытых акционерных обществ». Какое новое качество усмотрели в этом сотрудники правительства сказать сложно. Приватизация в Беларуси по-прежнему напоминает попытки наполнить 1000-литровую бочку чайной ложной. Когда работа идет насмарку Правительство хвастается тем, что акционерными обществами стали «Нафтан», «Полимир», гродненский «Азот», бобруйский шинный комбинат, гродненское и могилевское «Химволокно», что в АО «Горизонт» вошли 5 самостоятельных республиканских УП и 5 «дочек» самого завода. «Прорывом» можно считать формирование одного ОАС из 25 предприятий «Белзооветснабпрома». Наверно, эксперты правительства надеются, что именно в такие ОАО можно будет безболезненно «распихать» остатки не использованных приватизационных чеков «Имущество». А их на 01.06. 2003 г. осталось чуть больше 191 млн. (около 47% от общего количества). Как отмечает Минэкономики в 2002 г. в республиканский бюджет от продажи своих акций государство получило 402,3 млрд. рублей и 1,3 млрд. – от продажи другого имущества. Т.е. за вычетом поступлений от «Славнефти» бюджет не получил практически ничего. В 2002 г. государство решилось на внесение в уставные фонды совместных предприятий имущества республиканской собственности на сумму 1,5 млрд. рублей (около $816 тыс.). Всего путем создания подобных структур Беларусь пополнилась иностранными и отечественными инвестициями на сумму 3,4 млрд. рублей или около 2,1 млн. долларов. Все эти объемы и показатели – как слезы в безбрежном океане плохо управляемой государственной собственности. Напомним, что в 2002 году совокупные инвестиции составили  4,2 трлн. рублей. Из них только 0,9% составили иностранные. За 5 месяцев 2003 г. их доля сократилась до 0,7%. Такие вот у нас успехи в имущественной трансформации. Нельзя сказать, что тысячи сотрудников Минэкономики и его научно-исследовательских структур сидят без дела. Они постоянно что-то анализируют, готовят доклады, пояснительные записки, концепции и программы. По большому счету, реального спроса на них нет. По мнению сотрудников Минэкономики, в 1 кв. 2003 г. был проделан «огромнейший объем работ». Такая оценка относится, в первую очередь, к акционированию «Белтрансгаза». В процессе участвовали Минэкономики, Минэнерго и областные фонды госимущества. Что мы имеем на выходе? Все такой же, полностью государственный «Белтрансгаз» и неплохие условия для стремительного роста цен на российский газ. Сокращение объемов транзита газа и ужесточение условий оплаты также нельзя исключить. Номенклатурная прихватизация «новых белорусов» Грустная получается картинка с приватизацией и управлением госимуществом. От массовой приватизации власть отказалась уже давно. Большие заводы объявлены «национальным достоянием» и давно работают на политический престиж и на сохранение занятости, а не на получение прибыли. Точечная приватизация также не получилась. «Точки» оказываются очень дорогими для инвесторов. Очевидно, что такой подход Администрация президента выбрала неспроста. Там же тоже люди сидят с калькуляторами и считать умеют. Вся история белорусской приватизации, особенно последняя ее част в 2002 – 2003 гг. Подводит нас к одному выводу. Власти готовятся к массовой номенклатурной прихватизации. Не будет рыночной оценки активов, равных условий участия в аукционах, прозрачности и контроля. Беларусь осталась единственной страной региона, где можно «отмыть» очень много денег и стать вполне законопослушным гражданином. Многие спросят, почему этого нельзя было сделать раньше, зачем нужна была имитация трансформаций. Ответ понятен: 9 лет понадобилось для того, чтобы новые номенклатурные кланы заработали денег и полностью взяли под контроль все формальные институты государства.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!