Монетарная политика 140

На горизонте давно назревшая лечебная терапия

30 января 2015г. глава Нацбанка Павел Каллаур и первый вице-премьер Василий Матюшевский на встрече с независимыми экспертами сделали целый ряд смелых заявлений. Они легли в основу новой монетарной политики, которая была одобрена правлением Нацбанка. Большинство заявлений являются регуляторными фьючерсами. Выполнение обязательств по ним зависит не столько от самого эмитента (Нацбанка), сколько он его начальника и результата жёсткой борьбы разных групп влияния на А. Лукашенко.


Триумфаторы и жертвы необъявленной войны

Встреча А. Лукашенко с В. Путиным в Сочи будет очень напряжённой. На повестке дня – две войны, которые ведёт Россия. У них есть одна общая черта: они обе необъявленные. Первая – гибридная и «горячая», с оружием и тысячами жертв в Украине. Кремль отрицает свою причастность к кровопролитию на Юго-Востоке Украины. Мол, это российские военные - отпускники на свои кровные купили в гипермаркетах несколько сотен самых современных танков, БМП, «Градов», «Тюльпанов», «Шмелей», «Ос» и на свой страх и риск решили устроить «Зарницу» в реальном времени.


Антон Болточко

Белорусская экономика вошла в новый 2015г. с золотовалютными резервами, прохудившимися после декабрьского валютного ажиотажа сразу на $760,8 млн. Все было бы не так печально, если бы не внешние кредиторы, которые ждут от Беларуси скорейшего возврата своих займов.


Экзорцизм инфляционистов и госплановцев

30 января глава Нацбанка Павел Каллуар стал ньюзмейкером дважды. Он провёл заседание Правления возглавляемой им организации. Новая монетарная политика была представлена представителям Совмина, администрации президента и финансового сектора. Потом была встреча с независимыми аналитиками и представителями мозговых центров Беларуси. Её изюминкой было не только то, что новое руководство Нацбанка решило объяснить свою позицию перед влиятельными экономическими опиниомейкерами страны. Рядом с П. Каллауром сидел первый вице-премьер Василий Матюшевский. Эти два руководители уже были членами команды в рамках НБ РБ. Сегодня они работают в разных структурах власти, но заверяют, что классического конфликта между монетарной и фискальной политикой, т. е. между Нацбанком и Совмином нет.


Чего ждать от белорусского и российского рублей

Белорусская экономика испытывает двойное рублёвое попадалово. Мало того, что Br-рубль за 20 лет так и не стал полноценными деньгами. Так ещё его собрат RUR-рубль попал в нефтяное пике. Парад девальваций начался. На каких значениях он закончится, никто не знает. Распорядители чужого (политики и чиновники) России и Беларуси продолжают относиться к национальным валютам, как к одноразовой посуде. Попользовались краткосрочной стабильностью и – в мусорку. Завтра центральные банки напечатают ещё, правда, уже с новыми нолями. Фантикизация рублей – это не просто технократический процесс манипуляции денежными инструментами. Это сознательный курс властей на тихую конфискацию сбережений людей и оборотного капитала предприятий. Инфляция, девальвация, манипуляция правилами покупки и продажи валюты – это как радиация: её не видно и не слышно, но она съедает покупательную способность рублей быстрее и увереннее, чем моль разъедает одежду.


Каким будет правительственный план в новом году?

В сложившейся ситуации необходимо действовать решительно и быстро. Решительность новому Правительству и руководству Нацбанка должна придавать политическая воля высшего руководства страны осуществить меры, которые позволят заложить фундамент дальнейшего развития. В любой системе, которая нуждается в реформировании, без политической поддержки не обойтись.


20 лет недоверия к национальной валюте

2015 год Беларусь встретила традиционной ориентацией на американский доллар. По состоянию на 01.12.2014г. чуть меньше 35% всех депозитов населения (Br45,72 трлн.) было в национальной валюте. Остальное ($7,94 млрд.) в долларах. А ещё заначки под матрасами – на 100% в твёрдой валюте. И счета за рубежом – тоже не в «зайчиках».


Лихой сюжет валютной правды

В 2015 году сюжетов типа голливудского «Молчания ягнят» в Беларуси, дай Бог, не будет. А вот роптание рублят гарантированно. Речь идёт о владельцах Br-рублёвых вкладов, людях, имеющих доходы и выручку в Br-рублях, а также о тех, кто имеет доходы в рублях, а обязательства (кредиты, платежи) в твёрдой валюте. По аналогии с октябрятами (юные ленинцы, наследники коммунистического октября) назовём их рублятами. Они в определённой степени наивны, легкомысленны и не мыслят жизни без Большому государства. По разным причинам они доверились Br-рублю, Совмину, Нацбанку и, разумеется, А. Лукашенко, гаранту всего и вся в Беларуси. Эта вера была подкреплена запредельными процентами по депозитам с одной стороны, а также жёсткой войной против других валют с другой.


Самая яркая характеристика белорусской экономики

Сегодня четыре цифры характеризируют Беларусь лучше всего: Br10930 – Br 13770 - Br Br11145 – Br16000. На этих цифрах можно объяснить всю экономической политику Беларуси.


Ускоренная кончина белорусской модели

Это будет самый чёрный Новый год Беларуси. Опять глубокая девальвация. При неадекватности белорусских властей образца 2011 года 2015 год мы можем закончить с курсом $1 = Br20,000+. Нам снова угрожает годовая инфляция 50%+. Нас ждёт откат месячных зарплат на уровень $200 – 300 , а пенсий – опять в зону $100 с хвостиком. Стонущие от бездарной курсовой политики заводы и фабрики, банки с острым дефицитом кэша и жаждущими получить свои деньги вкладчиками, массовые, каскадные банкротства из-за неплатежей государственных и бюджетных организаций – всё это рельефно вырисовалось на горизонте нового, 2015-го года.


С паникой в условиях экономического кризиса справиться непросто. Особенно если в соседней стране, которая является основным торговым партнёром и инвестором, она уже охватила экономически активную часть населения. Кремль своими действиями втолкнул Беларусь в зону, где «торопиться не надо» не проходит. Он уже объяснил обвал RUR-рубля на эмоции и спекулятивные настроения. Это как сваливать вину за разрушение здания на ветер и воду, а не на строителей, которые украли цемент и наплевали на элементарные правила безопасности и законы физики. Высокомерие и неадекватность российского руководства вздыбили страну. И это только после реализации небольшой толики советов, которые давал Сергей Глазьев, советник В. Путина по экономике. И это только часть той цены, которую россияне заплатят за агрессию против Украины, за амбиции генералом и неоимпериалистов.


Чиновники как угроза национальной экономике

Накануне новогодних праздников А. Лукашенко заявил, что беларусы заслужили «нормальных цен» в магазинах. Ещё как заслужили. Доморощенные «социально ориентированные» условные единицы замучали. Мы выстрадали настоящие мировые цены. С 1993 по 2013гг. Беларусь по среднегодовой инфляции вошла в позорную Топ-10 самых ненормальных стран мира.


Национальная валюта между Сциллой и Харибдой

Беларусь сильно ударили по голове новостью о том, что с 5 ноября 2014г. Центральный банк России отпустил российский рубль в «свободное плавание». Непосвящённые в премудрости денежной политики могут подумать: «Подумаешь, новость. Пусть летит в тартарары рублик-бублик». Он-то полетит, только нашего «зайца» за уши за собой потащит и белорусскую экономику может на колени поставить. Белорусские власти не выполнили взятые на себя обязательства по диверсификации экономии и снижению зависимости от российского рынка. Поэтому сегодня мы обречены на последствия денежной и бюджетной политики Кремля. Ничегонеделанье – это худший из сценариев. Если белорусский Нацбанк и Совмин будет делать вид, что у них всё под контролем, а Россия продолжит девальвацию на фоне падения цен на нефть до ~60 долларов, то Беларусь в ближайшие два года может получить удар в силой 5 – 7% ВВП.


НБ РБ как главарь финансового синдиката

Национальный банк Беларуси оскандалился. Встать на защиту лоббистов финансовых структур, в том числе иностранных, против белорусских производителей товаров и нефинансовых услуг – это не просто ошибка. Это диверсия. С точки зрения экономической теории диагноз Нацбанку поставить легко. Хронически высокая инфляция, запредельно дорогие кредиты, космические ставки по депозитам, огромные спрэды по процентным ставкам между Беларусью и мировым рынком, острый дефицит устойчивых финансовых инструментов - все эти результаты деятельности центрального банка страны позволяют однозначно вывести ему крепкий «неуд». Такой послужной список – это веская причина для увольнения не только главы НБ РБ, но всего правления. Нацбанк умело создал имидж профессионального органа, который бдит за макроэкономической стабильностью. На фоне аграрного и регионального лобби сделать это несложно. Кроме теоретической оценки впору давать оценки с точки зрения уголовного кодекса и системы национальной безопасности.


Опасная игра на удержание курса

Против Беларуси воюют, а Беларусь не защищается. Более того, она даже потворствует внешней агрессии. Обидно, досадно и очень опасно. Слава Богу, что речь не идёт о войне «Калашниковыми», танками и ракетами. Мы втянуты в валютную войну, вернее валютные войны. Их ведут центральные банки ведущих стран мира, а также наши основные торговые партнёры.


Чем закончится искусственное удешевление кредита в Беларуси

За редким исключением в Беларуси всё очень дорого. Два основных источника этой дороговизны – острый дефицит конкуренции и дорогие деньги. За обеими причинами стоят действия распорядителей чужого (политиков и чиновников). Правительство пока двумя руками держатся за монополистические практики на товарных рынках и в секторе услуг. При этом вице-премьер Пётр Прокопович, человек 20+ должностей, в очередной раз пообещал снизить процентные ставки по кредитам для бизнеса: «...Мы ведем работу с Национальным банком, чтобы решать вопросы по снижению процентных ставок по кредитам - и такие возможности есть. Уже есть такое согласие, и начато движение в этом направлении».


Самое коварное мошенничество

Вор должен сидеть в тюрьме. С этим тезисом согласятся 99% белорусов. Мошеннику не место в приличной компании. Едва ли могут быть серьёзные возражения против этого утверждения. Современные воры и мошенники – это не невежественные тупицы. Большой беды для страны от карманников и напёрсточников нет. К сожалению, они были, есть и будут. Самыми опасными ворами и мошенниками являются белые воротнички в государственных кабинетах больших начальников.


Мир переполнен дешёвым кэшем, но не для Беларуси

На $700 млн. можно много чего купить. Например, можно платить среднюю июльскую зарплату всем учителям средней школы Беларуси (101 тысяча специалистов по $453) в течение 15 месяцев. Или содержать всех практикующих врачей страны (34240 специалистов со средней июльской зарплатой ~$740) два года и четыре месяца.

$700 миллионов – сколько денег потратили белорусские власти на оплату внешнего долга только в июле 2014г. В январе – августе 2014г. кредиторы белорусского государства получили от нашего правительства $2199 млн. Если ли бы Совмин не брал взаймы у иностранцев, то на эти деньги можно было бы легко удвоить зарплаты врачам и учителям, обновить материальную базу всех образовательных и лечебных организаций, и ещё денег хватило бы на несколько десятков современных бассейнов для детей и взрослых. Минфин и МНС даже не заикались бы о повышении ставок налогов.


Профилактика экономических преступлений

А. Лукашенко назвал преступлением направление иностранных кредитов на реализацию непродуманных инвестпроектов. На основании этого простого утверждения можно установить состояние белорусской экономической политики. Общий диагноз подтверждается статистикой и опросами: государство – враг экономики. Распорядители чужого (политики и чиновники) своими теориями, идеями, действиями и бездействиями наносят экономике столько вреда и бед, что ни одна даже самая крупная частная корпорация с ними сравниться не может. Диагноз складывается из следующих компонентов: государство – гунявый теоретик, гиблый плановик, грошовый менеджер, говенный маркетолог и косячный финансист.

Устойчивой является экономическая система, в которой эффективно работают интеллектуальные, экспертные фильтры. Они не впускают в систему идеи и предложения, которые могут ей навредить и даже разрушить. Интеллектуальная элита, экономические и правовые институты – это иммунитет экономики. Если они не в состоянии отличить своего от чужого, вредное предложение от полезного, срочно нужно лечиться. Иначе количество преступлений и их серьёзность будут увеличиваться.

Преступники – теоретики

А. Лукашенко не сам придумал экономическую модель, в которой мы живём. Её основные идеологи – Карл Маркс и Джон Мейнард Кейнс. Понятное дело, что глава страны не читал их основные труды. Он полагается на мнения доморощенных интерпретаторов, рассчитывая на их научную объективность и добросовестность. Они, в свою очередь, тоже редко обращаются к оригиналам, тем более не осмеливаются подвергнуть критическому переосмыслению их основные труды. Для них источниками экономической правды чаще всего является учебник economics и, как ни парадоксально это звучит, экономические материалы в изданиях типа «Комсомольская правда» или популярные сайты. Всё это ложится на бэкграунд советской политэкономии и идеологии. В результате мы имеем теоретические конструкции, в центре которых всегда находится государство.

Теоретиками того преступления, о котором говорит А. Лукашенко, являются представители трёх научных образовательных структур: нархоз (сейчас БГЭУ), БГУ и Академии наук. Именно они внушили главе страны, что учёные – экономисты со знанием механизмов Госплана/Госснаба обладают способностью угадывать будущее и предсказывать прибыльные проекты. С их лёгкой руки пошли «точки роста», приоритетные направления и государственные инвестиционные программы. Глава страны «купился» на внешне привлекательную схему псевдонаучных шарманщиков. Профессора разных наук, в том числе не имеющих ничего общего с экономикой, консенсусом убеждали главу страны: «Вложим $1 млн. ($10 млн., $100 млн., $1 млрд.) в энергетику (лён, лёгкую промышленность, деревообработку, цемент, машиностроение, энергетику, АПК, электронику), получим солидную прибыль, заработает на 10% (20%, 50%, 100%), больше, чем получают частные инвесторы.

В качестве дополнительных аргументов теоретики - шаманы говорили о сохранении рабочих мест, социальной стабильности и экономической безопасности. Чтобы не нарваться на лишние вопросы главы страны, они не учитывали в своих теоретических схемах и предложениях такие «мелочи», как склонность распорядителей чужого к канализации государственных ресурсов себе в карман, издержки упущенной выгоды из-за вытеснения частных инвесторов, убытки от «убитых» налогами и регулированием проектов, превращение «живых» денег в неликвиды, неиспользуемые или неэффективно используемые инвестиционные и потребительские товары. Иными словами, теоретики – соучастники преступления, о котором говорит А. Лукашенко, выпячивали сплошной позитив, а негатив пропускали или, в лучшем случае, прятали мелким шрифтом в приложениях.

Глава страны добровольно заключил себя в плотное кольцо лояльных советских теоретиков и практиков. Он подобрал экономических консультантов и советников под своё мировоззрение. Они заняли посты в администрации президента, Совмине, Минфине и Минэкономике. По карьерным соображениям они заглушили в себе голос учёного, подчиняя свою работу известной максиме «чего изволите». Если представить себе гипотетический суд над участниками преступления по направлению кредитов и бюджетных ресурсов в убыточные, тупиковые проекты, то на одной скамье будут находиться как заказчик, так и исполнители. Они между собой яростно выясняли бы, кто был первопричиной этого преступления. Заказчик в свою защиту говорил бы о том, что положился на лучших, с его точки зрения учёных-теоретиков страны. Они же, ссылаясь на Экономикс, Маркса и Кейнса, убеждали бы, что виноваты не они – теоретики, а практики, т. е. те конкретные исполнители, которым доверили выполнять волю политического и научного руководства.

Преступники – практики

«Самое страшное, если мы модернизируем производство, а затем, получив продукцию, мы не будем знать, куда ее девать. Тогда встанет вопрос: а зачем мы брали кредиты, зачем производили эту продукцию и кто будет возвращать эти кредиты, если продукция не будет находить сбыта?» - вопрошает Заказчик. Правильно ставит вопрос, но если он делает это уже 20 лет, не меняя сути белорусской экономической модели, то перед нами предстаёт не ответственный собственник ресурсов, а заевшая пластинка. Зачем брать кредиты и направлять их в проекты, которые из года в год со сверхприбылью производят только абяцанкi-цацанкi относительно высокой прибыли, европейской производительности труда, диверсификации рынков и роста налоговых поступлений?

Имена преступников – исполнителей (начальников из министерств, концернов, исполкомов, государственных предприятий) надо искать в законодательной базе. Каждый проект постановления, указа или распоряжения имеет авторов. Они – первый круг преступников, поскольку вместо реальных, просчитанных, прошедших экспертизу бизнес планов представили де-факто заявки на получение ресурсов от государства. Второй круг преступников, если использовать терминологию А. Лукашенко, это те должностные лица, которые ставили свои подписи под проектами документов о выделении кредитных или бюджетных ресурсов конкретным юридическим лицам. Понятное дело, что у них нет необходимых знаний для профессиональной оценки представленных бизнес планов и проектов, но даже методом сравнения количественных показателей (прибыльность инвестиций, размер уплачиваемых налогов, динамика экспорта, производительности труда и капитала, окупаемость проекта) легко можно было бы не допустить до инвестиционных преступлений на миллиарды долларов. К сожалению, такая иммунная система против «пустых» инвестпроектов в стране не работает.

Наконец, третий круг исполнителей – преступников – это руководители предприятий, которые непосредственно получают бюджетные и кредитные ресурсы, но относятся к ним, как к дотации, а не к возвратным деньгам. Система, в которой получатели бюджетных денег легко получают индульгенции за провалы инвестиционных проектов, создаёт постоянно растущее предложение бюджетных иждивенцев. Если бы в Беларуси действовал принцип «не выполнил условия бизнес плана, не вернул кредит - лишаешься права на пять лет, участвовать в любых государственных программах», бюджет предотвратил бы инвестиционных преступлений на не один десятков миллиардов долларов.

Преступные государственные программы

Помните программу «Союзный телевизор»? А имена её авторов, лоббистов и исполнителей на ум не приходят? Скорее всего нет, потому что они с середины 1990-ыъ успешно рассосались по многочисленным госорганам и организациям. Мы не только союзный телевизор не получили, но и белорусскую ТВ-отрасль загубили. Была государственная программа по электронике. Попытайтесь вспомнить хотя бы одного знакомого, который бы пользовался планшетом (телефоном, гаджетом) белорусских государственных заводов. Есть государственная программа развития рыбохозяйственной деятельности на 2011 – 2015гг. И есть эта самый полностью огосударствлённый рыбохозяйственный сектор, в котором более 80% организаций убыточны. Есть программа развития общего среднего образования на 2007 - 2016 годы, а есть растущее число неучей, которые даже десять баллов из ста на тестировании набрать не могут. Была республиканская программа импортозамещения в производстве строительных материалов на 2004 - 2012 годы, а есть цемент и другие стройматериалы, которые хуже и дороже европейских и азиатских. А. Лукашенко метко оценил результат реализации этой и других госпрограмм в строительстве – мафия и кланы.

Есть программа развития стекольной промышленности Беларусь на 2006 - 2010 годы и на период до 2015 года, но не прекращаются дотации стекольщикам, которые на бюджетных ресурсах вымостили себе дорогу в своё личное светлое будущее. Есть государственная программа развития лесного хозяйства Беларусь на 2011 - 2015 годы, а есть состояние лесного хозяйства, которое глава страны определил так – разбой. Была государственная программа развития белорусской части Августовского канала на 2009 - 2011 годы. Миллиарды Br-рублей вложили, и теперь на Августовском канале купаться нельзя, потому что гродненские власти обеспечить работу спасателей не могут.

Можно назвать несколько сотен товаров, которые возбуждали воображение белорусских властей. Под их производство выделялись миллиарды долларов. Овцы, рапс, хмель, пиво, лён, цемент, сахар, газетная бумага, картон, плодовоовощные вина (чернила), стройматериалы, мебель, кожа, провода, подшипники, воск, вагоны, с/х техника, печки СВЧ, ткани, булочки, подгузники и многое, многое другое. Не дело государства заниматься производством этих и сотен тысяч других товаров и услуг.

А. Лукашенко пригрозил на половину сократить госаппарат и радикально уменьшить функции государства. Правильно. Давайте начнём с ликвидации государственных программ и тех структур, которые их курируют и лоббируют. Белорусский бизнес давно вырос из коротких штанишек и в состоянии без чиновников решить, что, как и в каких количествах производить. Очищение экономики от госпрограмм – это самый надёжный способ профилактики инвестиционных преступлений, о которых говорит глава страны.


Характеристика работы правительства на конец лета 2014 года

Заканчивается жаркое экономическое безвременье. Работоспособность белорусских властей была явно хуже палящего солнца. В первые восемь месяцев года они не утруждали себя структурной работой. Нацбанк и Совмин, как колобок, катились по инерции, как будто вокруг нас тишь, гладь и божья благодать. Наверно, подход «не трогай - хуже будет» к началу осени стал причиной улучшения целого ряда показателей экономики Беларуси. Он был поддержан обильной накачкой кредитными ресурсами. Нацбанк и Минфин сдались на милость отраслевым лоббистам. Они отдали Беларусь на откуп инфляции, роста внутреннего и внешнего долга, складских запасов и замороженных в бесперспективных проектах ресурсов.


Страница 3 из 7

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…