Монетарная политика 144

Чтобы национальная валюта не была национальным позором

Я хочу жить в свободной стране. Безопасной и стабильной. С чистой природой и культурными соседями. В кругу друзей и близких. Заниматься любимым делом. Творить и любить. Хочу здесь встретить старость. И все это я хочу делать в родной Беларуси. Уверен, что 9,6 миллионов моих соотечественников хотят того же. Внешних препятствий на пути к этой светлой, романтичной мечте каждого белоруса много. Однако одно из них особо опасно. Это деньги. Точнее – белорусский рубль. Внучок советского рубля. «Фамилию» сохранил, а с ней и все родовые болячки. Вырос. За более чем 15 лет мог бы человеком стать. Не стал. Белорусский рубль похож на Квазимодо, горбуна из «Собора Парижской Богоматери», но с душой Медузы Горгоны. Ни внешней привлекательности, ни внутренней красоты. Есть такая пословица: «Посмотрит, рублем одарит». Белорусский рубль стал орудием и оружием бездарных теоретиков и мошенников. Посмотришь – остолбенеешь. Попробуешь – окаменеешь. 

Ярослав Романчук


О девальвации, деноминации и будущих деньгах

2009 год правительство Беларуси начало с шока. Без терапии. Это было сильное потрясения для вкладчиков, фанов белорусского рубля и несчастных, вступивших в новый год с рублевой выручкой. Потерять более 20% покупательной способности денег – сложно себе представить более неприятного подарка под елочку. В январской эйфории находятся валютчики, рублевые должники и частично экспортеры. Каждый по-своему использует ситуацию для получения выгоды. Краткосрочной. Заварило кашу под названием «шоковая девальвация» правительство и Нацбанк. Главной жертвой данной операции стало доверие. Населения - к рублю и банкам. Бизнеса – к Нацбанку и правительству. Банков - к заемщикам. Выйти из кризиса доверия будет гораздо сложнее, чем стабилизировать курс белорусского рубля.

Романчук Ярослав


Кому пропасть, кому взлет от девальвации

Ушел 2008 год, а с ним и стабильность белорусского рубля. Надолго. Развеялся миф о стабильности белорусской модели. Навсегда. 31 декабря 2008г. было $1 = Br2200. 2 января 2009 года стало $1 = Br2650. Национальный банк «уронил» рубль на 20,5%. Точнее сказать, его раньше «опустила» выбранная правительством экономическая модель. Нацбанк, боясь черного рынка валюты и развала платежной системы, лишь констатировал факт удешевления белорусского рубля. Он едва ли удивил специалистов. Аналогичные процессы идут в России, Украине, даже в странах Балтии и Польше.

Ярослав Романчук.


Доводы «за» и «против» от Нацбанка

В докладе Национального банка РБ «Финансовая стабильность в Республике Беларусь 2007». большое внимание уделено финансовому сектору и перспективам его развития. Для большинства госпредприятий именно банки являются легким источником финансирования для беззаботного роста. Именно сюда в последние два года активно идут иностранные инвестиции. Именно отсюда может начаться стагнация и рецессия белорусской экономики. Нацбанк активизирует борьбу за ликвидность и устойчивость финансовой системы страны. Однако у Совмина и «красных директоров» совершенно иной взгляд на развитие кредитных учреждений.

Ярослав Романчук


Финансовая стабильность в фокусе внимания

В середине июня 2008г. Национальный банк РБ порадовал новым докладом «Финансовая стабильность в Республике Беларусь 2007». В нем самое продвинутое государственное ведомство страны анализирует внешние и внутренние макроэкономические риски, состояние нефинансового и финансового секторов, а также финансовой системы. НБ РБ закладывает традиции открытого диалога по ключевым для состояния экономики проблемам. То, что Петр Прокопович и его коллеги инициировали подготовку и публикацию данного доклада, достойно поддержки, вне зависимости от того, согласны мы полностью с выводами доклада или нет. Впрочем, большинство выводов научно корректно, правдиво и даже политически смело.

Ярослав Романчук


15-ый день рождения для национальной валюты – это как годовщина для ребенка. Деньги, как и вино, набирают ценность со временем. Чем дольше валюта сохраняет стабильность, расширяет географию и объем обслуживаемых операций и рынков, чем чаще ее можно встретить в обменных пунктах и банках по всему миру, тем выше ее качество. После 15 лет белорусский рубль приобрел аббревиатуру – Br, но так и не вышел за рамки локального проекта, не поднялся даже до уровня регионального. Он вытеснил иные валюты лишь там, где существует жесткая монополия на использование его в качестве платежного средства. В долгосрочном сбережении, формировании добровольных резервов, а также в обеспечении расчетов за разные финансовые инструменты белорусский рубль практически нет. Ярослав Романчук
 


Вопрос «что делать с деньгами» может оскорбить 3,2 млн. граждан РБ, которые имеют уровень дохода ниже бюджета прожиточного минимума (113190 рублей). Около 4 млн. белорусов горько посмеются над ним: их денежный доход ниже минимального потребительского бюджета (184730 рублей). 300 – 500 тысяч белорусов, которые работают на хороших постах в государственном или частном бизнесе, скорее, интересует вопрос, как отдать долги, вернуть кредиты и расширить свою нишу на рынке. Белорусский средний класс – 2 - 2,3 млн. человек – ежемесячно пополняет свои заначки. Сбросившись, они могли бы профинансировать не один крупный инвестиционный проект и прилично заработать. Этим людям позарез нужна финансовая и экономическая стабильность, чтобы не бояться доверить свои сбережения зарегистрированным в Беларуси финансовым учреждениям. Вопрос «что делать с деньгами» для них совсем не праздный.  


3 марта Нацбанк и Совет Министров приняли совместное постановление № 232/3 «О программе повышение реального спроса экономики Республики Беларусь на деньги в 2005 году». Этим двум госструктурам все тяжелее работается в одной упряжке. С. Сидорский с трудом обходится без дешевых кредитов Нацбанка. Правительство настойчиво требует удешевления кредитных ресурсов для реального сектора. Иначе выполнить 16 прогнозных показателей и довести зарплату до $250 в месяц будет невозможно. Нацбанк также выражает обеспокоенность по поводу падающей конкурентоспособности белорусских предприятий, разбухающих госпрограмм и низкого качества делового климата. Но С. Сидорский и П. Прокопович одинаков четко понимают, что спрыгнуть поодиночке с командирского мостика будет сложно. Нужда заставляет их принимать совместные действия.  


Отраслевые министерства и ведомства Беларуси начали потихоньку готовить белорусские компании к переходу на безналичный российский рубль. Вслед за невнятными заявлениями руководства страны о принятом на этот счет решении, госслужащие советуют бухгалтерам и финансовым директорам изучать российскую бухгалтерию и законодательство. Это пока не приказ, а лишь настойчивая рекомендация. Настораживает то, что российские эксперты практически не говорят о последствиях введения российского рубля на территории нашей страны. Белорусские полисимейкеры, в свою очередь, попали в ловушку опасных политических схем, забыв, что проект «единая валюта» надо рассматривать с экономической точки зрения.  


В 2005 году мода иметь депозитный счет в белорусских рублях и в валюте стала затухать. Не помогла восторженная реклама о надежности вкладов. Не добавило шику и лоску вкладам отсутствие других форм сбережения. Перестал действовать промоушн отечественных банков и раскрутка лозунга за сильную и процветающую Беларусь. На фоне серьезных доходов по ценным бумагам на других рынках (по далеко не спекулятивным акциям компаний в переходных экономиках он в реальном выражении составляет 15 – 25% в год), при отсутствии активной работы на рынке недвижимости и в сфере услуг, достижения белорусских банков явно не впечатляют.  


В первом полугодии мы еще раз убедились в рационализме и готовности к рынку населения Беларуси. За первые 6 месяцев 2004 года Нацбанк продал 3298 золотых мерных слитков общим весом 75,5 кг. За весь прошлый год было реализовано около 94 кг. По экспертным оценкам белорусы в этом году увеличат объем покупки золота, как минимум, на 60%. Медленно, но уверенно люди возвращаются к исторически проверенному способу сохранения своих сбережений. Когда белорусский рубль страдает от болезни высокой инфляции и пользуется спросом только внутри страны, когда домашние хозяйства лишены популярных инструментов сбережения (акции, облигации), золото и другие драгоценные металлы возвращаются в белорусские дома. Ценовая динамика золота последних декад убедительно показывает, что золото позволяет человеку защитить свои сбережения от экономических безумств власти. 


Сумма валютных и рублевых вкладов населения в размере $650 млн. не дает правительству спокойно спать. Совсем не потому, что его беспокоит низкая доходность депозитов или плохое качество управления ими. Национальный банк, Совмин и коммерческие банки прекрасно понимают, что население является крупнейшим кредитором белорусского «экономического чуда», и что его деньги давно уже использованы отечественной промышленностью и сельским хозяйством. Они с ужасом думаю, что будет, если вдруг население начнет отзывать свои депозиты.  


Национальный банк Беларуси, закаленный многолетней борьбой с инфляцией, решил разнообразить свою скучную жизнь. Манипуляции рублевой денежной массой, процентными ставками, мониторинг обменного курса и контроль за банками будет идти нога в ногу с оригинальной для финансистов и банкиров деятельностью – с/х производством. 16 ноября 2004 г. вышел указ президента № 557 «Об участии Национального банка в открытых акционерных обществах». Глава государства предлагает НБ РБ перейти от кураторства семи с/х предприятий к прямому владению их акциями. Реформа на селе выходи на новый уровень.  


Отказ официального Минска от параллельного хождения российского рубля в Беларуси и, по сути дела, от введения единой валюты с 1 января 2005 г. был вполне прогнозируем. Пустая интеграционная риторика уже давно набила оскомину/ Решение экономических проблем поставлено в зависимость от чистой политики. С одной стороны, можно посочувствовать специалистам Нацбанка, которых в очередной раз «подставило» политическое руководство. С другой стороны, они во многом сами виноваты, потому что едва ли смогли убедить А. Лукашенко не ввязываться в авантюру с российским рублем, а проводить самостоятельную монетарную политику. Намедни хороший урок в плане перехода на другую валюту преподнесла Великобритания. Правительство Т. Блэера заявило, что Британия выиграла оттого, что сохранила свой родной фунт стерлинга и не перешла на евро.  


В октябре 2004 году исполнилось 10 лет со дня введения в Беларуси национальной валюты. В далеком 1994 году Верховный Совет 12-го созыва объявил белорусский рубль единственным законным платежным средством на территории страны. В отличие от ежегодных дожинок этому юбилею не были посвящены торжественные заседания. Не раздавались награды за финансовую стабилизацию и защиту нашего рубля от инфляции. Не было выступлений гордящихся монетарными успехами страны банкиров. Творческий и интеллектуальный потенциал человека, который ввел белорусский рубль, остается не востребованным властями. Стали ли «зайчик» за первую декаду своего существования полноценной валютой?  


Конфликт между Министерством финансов и отраслевыми концернами с одной стороны и Национальным банком с другой достигает своего апогея. Промышленные предприятия, поддерживаемые советником президента по экономическим вопросам Сергеем Ткачевым, настаивают на немедленной девальвации белорусского рубля. Петр Прокопович и его заместители считают, что проблемы белорусской экономики надо искать не в монетарной, а в фискальной и производственной политике. К сожалению, мы наблюдаем все больше признаков того, что курс белорусского рубля может до конца года приблизиться к отметке 2500 за $1. Чем обернется девальвация для нашей экономики? Кто выиграет, а кто проиграет от слабого рубля?  


Международный валютный фонд накопил большой опыт по построению денежных союзов и по различным способам проведения монетарной политики. «Свободное плавание», «валютный комитет», «»грязная привязка» - эти и другие режимы досконально изучены. Каждый из них имеет ряд характерных особенностей. Каждый из них может привести либо к стабилизации, либо к кризису в зависимости от того, как профессионально выстраивать монетарную, денежную и институциональную политику. МВФ – не политическая организация. Она не может настаивать на переходе Беларуси на российский рубль. Но к мнению ее специалистов относительно последствий такого шага для экономики Беларуси, несомненно, надо прислушаться.  


Предновогодние вояжи А. Лукашенко и его команды в Москву закончились ничем. В. Путин и его команда сухо и однозначно сказали – сначала экономика, что напомнило известное изречение Б. Клинтона: "It’s economy stupid". Как бы ни шла интеграция, но вопрос о переходе Беларуси на российский рубль не снимается с повестки дня. Для А. Лукашенко он важен как повод поддерживать интеграционную болтовню. Для россиян – как инструмент оказания воздействия на отстающих в реформах белорусов. Нечто подобное уже было в новейшей истории Европы. В начале 90-х объединялись Германии. Восточная часть отказалась от своих денег в пользу гордой и стабильной немецкой марки. К счастью, речь о слиянии Беларуси и России пока не идет, но экономические механизмы изучить весьма полезно. Особенно в свете введения евро и ряда провальных проектов по привязке национальных валют к американскому доллару. 


В стране замаячила перспектива единого курса. То, о чем так долго говорили эксперты всех мастей и народов, почти стало реальностью. В стране и за рубежом вдруг начали задавать тревожные вопросы относительно последствий единого курса белорусского рубля для предприятий, населения, бюджета. Инфляция хотя и не побеждена, но связана от преодоления 500 % годовой отметки. Белорусское правительство по формальным признакам становится все ближе к удовлетворению требований МВФ и Всемирного банка. Пора давать кредиты? Пора включать Беларусь в международные финансовые схемы? Началась серьезная борьба с инфляцией? Вокруг белорусской национальной единицы действительно происходят определенные телодвижения.  


Насыщенная получилась у Беларуси осень, особенно концовка. После провальных политических репетиций наступил момент экономической истины. Заключение Договора о единой валюте с Россией – несравненно важнее символического выкапывания пограничных столбов на границе. Это первый серьезный документ, который подписан командой нового президента В. Путина и старой компанией А. Лукашенко. Игры в интеграционной песочнице заканчиваются. России надоела пустота договоров, таможенных и других союзов во имя укрепления политического имиджа отдельных политиков. Предложенные нашим партнером по Союзу варианты документов не оставляют ни тени сомнений. Согласование экономических подсистем, законодательной базы, практики ведения бизнеса будут осуществляться по кремлевскому варианту, который, признаем, гораздо прогрессивнее и перспективнее с точки зрения выполнения стоящих перед Беларусью экономических целей и задач.  


Страница 7 из 8

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!