Danger: банки - шклянки

Danger: банки - шклянки

Автор  17 апреля 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

Серьёзное предупреждение от Нацбанка

В конце марта Нацбанк разослал коммерческим банкам письмо №24-14/11 «О нарушениях, выявленных в ходе проверок банков в 2016 году». От него веет тревогой и напряжением. Впору напрячься вкладчикам, клиентам банков и населению в целом. Валютными и кредитными рисками управлять не умеют. Сроками погашения кредитов жонглируют. Товарные риски накапливают. Токсичные активы скрывают. Нейтрализовывать макроэкономические неприятности не научились. С отчётностью мухлюют. Неплатёжеспособным кредитополучателям деньги дают. Конфликт интересов не нейтрализуют. Такой букет проблем ставит под сомнение официальные данные статистки о прибыльности, финансовой устойчивости и качестве предлагаемых банками инструментов. Долгое время банки думали, что рецессия их не касается. Они не спешили войти в положение производителей товаров и услуг, спустя рукава искали партнёров за рубежом, не адвокатировали создание полноценного фондового и земельного рынков. Почивание на лаврах в условиях сильно ограниченной конкуренции на рынке сыграла с многими белорусскими баками злую шутку.

Кредитные и валютные риски

Для банков качество управления кредитными рисками так же важно, как для футболиста Л. Месси две здоровые ноги. Без них банки превращаются с зыбкие, сыпучие пески для вкладчиков и клиентов. Нацбанк, как супервайзер озабоченно отмечает: «Уровень кредитного риска в большинстве проверенных банков признан высоким и обусловлен как негативным влиянием макроэкономических факторов, так и недостатками в построении и функционировании системы управления кредитными рисками, а именно широким применением практики искусственного улучшения банками качестве кредитных портфелей путём систематичного изменения промежуточных сроков погашения основного долга и предоставления длительных отсрочек по уплате процентов, рефинансировании кредитов с наступающим сроком погашения, в том числе за счёт выкупа эмитированных кредитополучателем ценных бумаг». Это значит, что реальный объём проблемных активов в банковской системе не ~13%, а существенно больше. На сколько, очевидно, даже сами банки, потому что они не провели тщательную работу по составлению карты всех активов для выявления токсичных.

Нацбанк указывает на отсутствие «процедур, обеспечивающих объективную оценку подверженности кредитополучателей валютному риску. Применяемые банками методики расчёта достаточности валютной выручки позволяли учитывать в ее составе прогнозные поступления, не связанные с основной хозяйственной деятельностью и не подтвержденные документально (займы, взносы в уставный фонд, кредиты банков, внутригрупповые расчёт и т. п.)». В условиях повышенной внешнеторговой волатильности, обострения конкуренции для белорусских производителей на внешних рынках адекватный учёт валютной позиции является базовым требованием к обеспечению устойчивости финансовых организаций. Факт наличие проблем в этой сфере подтверждает низкий уровень корпоративного управления, а также слабую работу наблюдательных советов. Очевидно, мотивация банковских управляющих, как агентов, входит в противоречие с интересами принципала, т. е. собственника.

Банки как игроки на рынке недвижимости

Нацбанк признаёт наличие в банковской системе манипуляций, подтасовок в режиме высокой неопределённости. Существующие макроэкономические условия, высокая волатильность экономической политики, слабая степень вовлеченности бизнеса в процессы выработки и принятия решений по определению параметров делового климата приводит к увеличению рисков для банков: «Использование банками методик, не обеспечивающих реальную оценку влияния валютного риска на способность кредитополучателя своевременно исполнять свои обязательства, потребовало ужесточения Национальным банком подходов к определению критериев достаточности валютной выручки… Реализация кредитных рисков и изъятие банками предметов залога привели к существенному росту товарного портфеля и потребовали особого внимания к вопросам оценки управления товарным риском».

Манипуляции с товарами, слабость института банкротства, неразвитость финансового рынка и низкое качество управления способствовали попаданию банков в ловушку товарных рисков, особенно в отношении недвижимости. «Основными негативными факторами в оценке товарного риска стали: использование банками полученного от кредитополучателей имущества для деятельности, не предусмотренной законодательством Республики Беларусь. Многими банками в течение длительного времени осуществлялась передача в аренду коммерческой недвижимости, принятой в счёт погашения задолженности по кредитам и операциям кредитного характера…. Передача в аренду коммерческой недвижимости стала одним из основных направлений деятельности ряда банков…»

Оказывается, банки являются серьёзными институциональными игроками на рынке недвижимости, которые заинтересованы в сохранении как высоких цен на недвижимость, так и высоких арендных ставках. Получая на балансы заложенную недвижимость, они не пытаются продать её, чтобы компенсировать издержки или убытки неудачного кредитования. Они завышают её цену и занимаются операциями сомнительного, с точки зрения финансового бизнеса, свойства. В такого рода операциях может быть «спрятан интерес отдельных менеджеров коммерческих банков, которые с одной стороны скрывают свою ответственность за плохой анализ кредитного соглашения, с другой зарабатывают себе на карман деньги от сдачи помещений в аренду.

Крупняк попал в финансовый просак

Нацбанк раскрывает один из самых больших секретов правительства – финансовое состояние большого бизнеса. Несмотря на существенную государственную поддержку крупных госпредприятий, широкое использование административного ресурса и льгот, они остаются местами концентрации негативных явлений: «Высокая концентрация крупных рисков в активах банков и неудовлетворительное финансовое состояние значительного числа крупных кредитополучателей, отсутствие у них необходимого объёма денежных потоков ставят под сомнение своевременный возврат существенной доли активов и определяют высокую вероятность ухудшения имеющейся несбалансированности активов и пассивов по срокам погашения, что оказывает существенное влияние на уровень риска ликвидности».

Данная характеристика – приговор государственной системе корпоративного управления посредством министерство, исполкомов, концернов и холдингов. Начальников много – толку мало. Ручное управления инвестиционными потоками не только не привело к экономическому росту, улучшению финансов государства и бизнеса, а привела к усугублению структурных дисбалансов. Когда крупные госпредприятия становятся большими бочками токсичных активов, быть финансовой беде. Признать горькую правду ни банки, ни их крупные клиенты не посмели. Опять сработал принцип «рука руку моет» в порочной модели конфликта интересов.

Нацбанк отмечает, что отдельные банки использовали схемы «для искусственного регулирования пруденциальных нормативов ликвидности…». Совершались операции по техническому сокращению размера длинной валютной позиции, как правило, с акционерами банка. Покупалась-продавалась валюта банками-нерезидентами для регулирования финансового результата. «В результате «на первое число отчетного месяца банк отражал прибыль, а в первых числах, следующего за отчётным совершались обратные операции с отрицательным финансовых результатом на сопоставимую величину, что позволяло банку улучшать финансовый результат на первое число месяца».

Манипуляции отчётностью, жонглирование данными для получения нужного для контрольных органов результата, низкое качество корпоративного управления, конфликт интересов (государство как собственник банков и их клиентов, регулятор, контролёр и законодатель) в условиях сильно ограниченной конкуренции – всё это привело к существенному ухудшению состояния банковской системы. При этом, несмотря на снижение ставки рефинансирования и процентных ставок, кредиты для малого и среднего бизнеса оставались очень дорогими.

Банки быстро становятся тем самым тонким местом, которое рвётся в самый неподходящий момент. Вроде бы белорусское правительство, пусть и после уплаты $726 млн. долга, получило новый газовый контракт. Вроде бы можно радоваться восстановлению поставок нефти и новому российскому кредиту в $1 млрд. Как бы не получилось так, что новые заёмные ресурсы будут потрачены за очистку банковской системы от токсичных активов.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!