Привет, BR-копейка!

Автор  09 ноября 2015
Оцените материал
(2 голосов)

Принесут ли новые деньги новое качество?

Александр Лукашенко сделал себе на инаугурацию денежный подарок. Указом № 450 от 4.11.2015г. он принял решение о деноминации белорусского рубля. Br10 тысяч старых, т. е. нынешних дензнаков, будет меняться на Br1 рубль. Глава Беларуси повторил опыт одного из своих кумиров – Владимира Ленина. В 1922 году большевики тоже провели денежную реформу, превратив 10 тысяч рублей в один советский рубль. Он вошёл в историю крепким червонцем. Белорусскому рублю ещё предстоит доказать свою пригодность для выполнения функции средства сохранения ценности и полноценной учётной единицы.

За более чем за 20 лет Br-рубль не избавился от унизительного статуса «условная единица», от клички «зайчик». Власти своей экономической политикой сделали его слабым, нестабильным, спекулятивным и неконвертируемым. Деноминация 2016 года – это техническая мера. Сама по себе она не влияет на покупательную способность белорусских денег, на курс Br-рубля или на инфляцию. От всего, что считается в Br-рублях – зарплаты, пенсии, пособия, штрафы, цены, «жировки» - отрежут четыре ноля. Однако время проведения третей в истории Беларуси деноминации, её глубина (10 тысяч раз!) и общий экономический контекст позволяют видеть в этом решении не только замену старых портянок на новые носки. А. Лукашенко вбросил в общественную и экспертную дискуссию тему, которая имеет потенциал графически выпятить разницу между сторонниками белорусского совка с одной стороны и мягкими рыночниками с другой.

Нацбанк как главный ньюзмейкер и переговорщик с населением

Нацбанк прав в том, что это чисто техническая мера. С этой библейской истиной нельзя не согласиться. Повторяя её, Нацбанк укрепляет доверие к себе и своей политике в целом. Темой деноминации он надеется сбить инфляционные и девальвационные ожидания. Расчёт очень простой: вы верите нам по деноминации, где мы говорим чистую правду, тогда верьте нам по денежной политике в целом. Нет оснований опасаться за сбережения, оборотный капитал и процентные ставки. Понятное дело, что причин для беспокойства всё больше и больше, особенно на фоне нескрываемого ухудшения финансового состояния коммерческих организаций. Ресурсов Нацбанка явно недостаточно. На 1.11.2015г. ЗВР-ы составили $4,67 млрд., что на $392,4 млн. (7,8%) меньше, чем было на начало года. Среднемесячный объём импорта товаров и услуг в январе – августа 2015г. составил $2629. Объём внешних долгов государства и коммерческого сектора для погашения в этом и в следующем году – около $8 млрд. что почти в три раза превышает объём золотовалютных резервов. При сокращении валютной выручки, пессимистических прогнозах по прямым иностранным инвестициям Нацбанк будет делать всё, чтобы снять напряжение в банковской сфере и опасения населения. Разговоры о деноминации сознательно или ненамеренно будут отвлекать людей от дурных мыслей.

Второй справедливый аргумент Нацбанка по деноминации касается снижения транзакционных издержек ведения учёта. Без обрезания нолей ВВП Беларуси в 2016 году оценивался бы в квадриллион с хвостиком. За январь – сентябрь 2015г. ВВП он составил Br635,8 трлн. Стандартным калькуляторам не хватало бы разрядов, чтобы делать арифметические действия. Делать вычислительную технику под белорусские квадриллионы – это дополнительные расходы. Тем более что люди такого рода цифры уже не воспринимают. Учёт и расчёты в Br-копейках и единичных Br-рублях психологически проще и понятнее. Власти заговорили о необходимости экономии и затягивании поясов. Деноминация возвращается нам смысл народного мудрости «копейка рубль бережёт».

Наконец, Нацбанк имеет шанс использовать деноминацию для ужесточения монетарной политики. Главе НБ РБ и его коллегам проще будет убеждать VIP-начальников Вертикали в необходимости стабилизации цен и создании новой кредитной истории настоящих белорусских денег. Со старым Br-рублём в 1994-2015гг. Беларусь была мировым лидером по инфляции. Нацбанку очень не хочется проводить политику, которая за пару лет не превратила бы Br-копейки в бессмысленные куски металла. Психологически защищать национальную валюту в виде копеек и рублей легче, чем миллионами и миллиардами.

Каким бы сильным не был психологический эффект от деноминации, Нацбанку всё равно придётся добиваться синхронизации действий с правительством и, в первую очередь, с Минфином. В ситуации, когда А. Лукашенко отождествляет структурные реформы со сломом политического строя это задача не по зубам даже для такого прагматичного тандема, как Павел Каллаур (глава Нацбанка) и Василий Матюшевский (первый вице-премьер). Без политической поддержки Br-копейка уйдёт в небытие уже к концу пятой пятилетки (2016 – 2020гг.). Для сохранения политического строя, каким его представляет глава страны, новый Br-рубль будет использован, как инструмент. А. Лукашенко с такой же лёгкостью, как сейчас, объявить очередную денежную реформу, если того будет требовать ситуация.

Деноминация для Вертикали старой волны

Для «красных» директоров и помещиков (промышленное и аграрное лобби), а также их номенклатурных лоббистов деноминация является мощным отвлекающим маневром. Как минимум, на год тема обмена старых рублей на новые будет забивать информационный эфир. На этом фоне будет легче прятаться от проблем неэффективного управления, долгов, неплатежей, потери рынков и получения новой порции господдержки. Их мотивация не поменяется от того что нынешние Br-деньги потеряют четыре ноля. Под шумок обмена денег монополисты и олигополии непременно повысят цены, оправдывая свои действия округлением и удобством потребителей. Инфраструктурные кампании наверняка повысят тарифы на электричество, тепло, воду и техническое обслуживание, чтобы приблизиться, с их точки зрения, к 100-процентному покрытию издержек населением.

Под шумок замены купюр и звон свежих монет распорядители чужого (политики и чиновники) постараются обеспечить себе реструктуризацию старых долгов. Вероятно, увеличится число слияний и поглощений в рамках холдингов, концернов и привилегированных коммерческих структур типа Управления делами президента. «Красные» руководители будут настаивать на финансировании новых коммерческих проектов под видом внедрения инноваций и прекращения производства старых товаров. С их точки зрения, они заслуживают такой же новый старт в бизнесе, как новые белорусские деньги с Br-копейкой впереди. Поскольку именно они прямо и косвенно через своих людей в близком окружении президента успешно внушают ему лживое тождество «рыночные реформы = политическая революция», их шансы сохранить старую модель государственной поддержки номенклатурных фаворитов очень высоки. Именно такой порочный уклад представляет смертельную опасность для стабильности новой реинкарнации белорусских денег.

Выбор времени для деноминации

Время проведения замены купюр и введения новых денег выбрано не случайно. Оно отражает целый ряд тенденций, отношений и противоборств. Первое: А. Лукашенко реально не знает, что делать. Вернее, он знает только, как управлять Вертикалью и экономикой в рамках централизованной плановой экономики и ЗАО «Беларусь». Переход в режим управления ОАО «Беларусь», когда бизнес и население являются пусть и миноритарными, но всё же стейкхолдерами экономики, его пугает. Жрецы-идеологи старой модели запугали его лживыми страшилками о том, что создание рыночных институтов – это в концентрированном виде воплощение несправедливости, аморальности и деградации. Проведение деноминации вместо либерализации, приватизации и институциональных реформ – это прокрастинация. Вроде бы реформы, как бы изменения, но ключевые элементы и столпы существующей модели остаются прежними. А. Лукашенко будет выжидать, реагировать ситуативно на текущие проблемы, закрывать дырки и бреши, ператрахiвать кадры, чихвостить чиновников и руководителей госпредприятий, заигрывать с кредиторами и инвесторами, а также продолжать интеграционную игру с Россией.

Деноминация была объявлена по горячим следам президентской кампании, чтобы закрепить у людей ощущение того, что А. Лукашенко по-прежнему инициативен, решителен и способен на сильные ходы. Много шума, суеты и даже нервозности, но всё в абсолютно предсказуемом, управляемом режиме. Такие акции, как правило, затевают стареющие субъекты, чтобы показать публике свою потенцию. Поскольку главу страны поддерживает много женщин среднего и старшего возраста, эффект на какое-то время будет обеспечен. Проведение настоящих рыночных реформ, ликвидация застоя и противодействие институциональной деградации требует не имитации, не режима «в полсилы», а полной отдачи, как в финале Олимпиады на марафоне. У А. Лукашенко объективно нет такого энергетического потенциала. Для решения острых проблем нужна профессиональная команда. Нужно решиться наделить её полномочиями. Решиться на это глава Беларуси не может. Поэтому он дал нам жвачку деноминации.

Наконец, время объявления о проведении деноминация и период её осуществления призваны отвлечь внимание людей от вопроса, кто виноват в рецессии, которая накрыла Беларусь впервые с 1995 года. Наступают пасмурные будни, в которых мало хороших новостей. Даже богатая фантазия Совмина не в состоянии «нарисовать» рост ВВП в 2016 году. Значит, нужен искусственно созданный шум и балаган. Деноминация – это ответ А. Лукашенко на тревожные ожидания тех, кто говорит «надо что-то делать». Там и будем жить в режиме имитации бурной деятельности, пока анорексия кошельков людей не поставит перед руководством страны проблемы совсем другого порядка.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!