Игра на доверии за доверие

Автор  09 октября 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Усмирение нервозности вкладчиков и заёмщиков

Главным вызовом Национального банка на 2015 год является сбалансирование интересов вкладчиков, банков и заёмщиков. Жадность первых, высокомерие вторых и отчаянное положение третьих в условиях рецессии и резкого падения валютной выручки делает задачу чрезвычайно сложной. Надо отдать должное председателю НБ РБ П. Каллауру и его команде. За первые девять месяцев года они родили хрупкую макроэкономическую стабильность. Одним из главных факторов такого успеха стали белорусские вкладчики.

Поведение вкладчиков

За январь – август 2015г. физические лица увеличили валютные вклады почти на $350 млн., до $8,34 млрд. Br-рублёвые вклады выросли на Br3,8 трлн., до Br43,4 трлн., хотя в августе Br-рублёвые депозиты потеряли Br6,3 трлн. Население «проглотило» резкое снижение стоимости депозитов. Средние процентные ставки по новым срочным депозитам в Br-рублях в январе была 37,5% для юридических лиц, 43,9% - для физических, в августе – 22,7% и 25,3% соответственно. При ставке рефинансирования 25% Нацбанк практически ликвидировал спекулятивный «горб» процентных ставок. Если в начале года средняя ставка по новым срочным валютным вкладам физических лиц была на уровне 5,1%, то в начале осень – 4,6% годовых.

Национальный банк подготовился к выходу из банковской системы около Br10% Br-рублёвых вкладов, чтобы избавиться от особо рьяных спекулянтов. Обслуживать вклады с чистым доходом в валюте на уровне 30 – 50% - полное безрассудство. Поэтому НБ РБ решил использовать административные рычаги, чтобы направить банковскую систему к здравому смыслу. Даже разница между процентной ставкой и инфляцией в 10 процентных пунктов является признаком разбалансированности. Нацбанк взял курс на сокращение этого гэпа.

Проблема в том, что никто в Беларуси не знает настоящий уровень инфляции. Минфин, Минздрав и другие ценовые регуляторы постарались зажать цены так, что Нацбанку не составляет труда выполнить целевой показатель по инфляции. Однако при дальнейшем административном подталкивании к снижению ставок по депозитам существует угроза, что, по меньшей мере, на какое-то время эти ставки могут стать отрицательными, т. е. быть ниже инфляции. Сами вкладчики об этом узнают с опозданием на несколько месяцев, когда будут опубликованы статистические данные.

Динамика вкладов населения в 2015г. позволяет сделать несколько выводов. Во-первых, люди с огорчением, но и пониманием отнеслись к снижению ставок по депозитам. Их не испугала решимость Нацбанка отпустить Br-рубль в свободное плавание. По сравнению с 1.09.2014г. Br-рубль к $-доллару потерял более 50% своей стоимости, по отношению к евро – 22,7%, зато укрепился к RUR-рублю на 9,8%. Не вникая в особенности национального курсообразования большинство вкладчиков поверили в рыночность колебаний курса Br-рубля.

Во-вторых, население не видит достойных альтернатив банковским вкладам. Люди сами себе неохотно признаются в том, что участвовали в высоко спекулятивной операции. Они смирились с её краткосрочным характером и готовы к новой нормальности. Горячие головы свои ресурсы из банковской системы выведут, а большинство памяркоуных вкладчиков останутся в банковской системе, разве что власти совершат грубые ошибки в денежно-кредитной политике.

В-третьих, люди сохранили доверие к банковской системе в целом. Коммерческие банк и Нацбанк увидели, на какой объём ресурсов от населения они могут рассчитывать. Власти проводят такую процентную политику, что долговые валютные инструменты правительства выглядят весьма привлекательно с точки зрения баланса риск/доходность. Нацбанк борется с валютными платежами бизнеса, но слона-то он не замечает. За январь-август 2015г. государство взяло в долг у населения и юрлиц в валюте на сумму, эквивалентную $1,13 млрд., и Br790,5 млрд. В результате по состоянию на 1. 09. 2015г. внутренний госдолг составил Br78,4 трлн. Это на Br30,0 трлн. (62,1%) больше, чем было на начало года. В условиях резкого падения валютной выручки, инвестиционной засухи и истощения внутренних источников увеличения валютных резервов такого рода поведения увеличивает риски макроэкономических шоков в ближайшие 12 – 18 месяцев. Политика внутренних заимствований в иностранной валюте подрывает доверие к планам властей обеспечить доверие к национальным деньгам, а ловля блох в виде принуждения визовых центров принимать платежи в валюте только раздражает.

Зажать, чтобы удержать

IV квартал 2015 года будет очень сложным для Нацбанка и правительства с точки зрения закрепления хрупких достижений в монетарной сфере. Неотложные меры по сбалансированию экономики, которые откладывались из-за президентской кампании, нужно будет реализовывать в спешном порядке. В начале 2015г. Нацбанк обещал таргетировать широкую денежную массу (М3) приростом на 30% за год. В январе – августе 2015г. мы уже имеем рост на 34,5%. В годовом выражении (1.09.2015г. к 1.09.2014) показатель М3 увеличился на 41,1%.

При фривольном обращении с валютной частью денежной массы Нацбанк в отношении Br-рубля ведёт себя относительно сдержанно. На 01.09.2015г. по сравнению с началом года объём наличных денег в обращении вырос на 6,5%, а по сравнению с 1.09.2014г. вырос всего на 2%.Денежный агрегат M1 за январь – август 2015г. увеличился на 0,2%, а по сравнению с 1.09.2014г. он сократился на 0,5%. Наконец рублёвая денежная масса (М2) за первые восемь месяцев этого года приросла на скромные 3,1%, а по сравнению с 01.09.2014г. она сократилась на 2,6%.

Чтобы удержаться в параметрах декларированного инфляционного приличия Нацбанк вынужден будет в последнем квартале 2015г. ещё больше ужесточить денежную политику. Клэш с лоббистами предприятий реального сектора неизбежен. Без кредитов около 60% из них не в состоянии будут обеспечить доступ даже к оборотному капиталу. Быструю реструктуризацию и приватизацию тоже им никто не проведёт. Складские запасы и огромная дебиторка сами собой не рассосутся. МВФ без длительных переговоров новый кредит едва ли даст. Остаётся Нацбанк, как кредитор последней надежды. Если он в очередной раз начнёт спасать производителей товаров и нефинансовых услуг, всплеска инфляции и очередной волны девальвации не избежать.

Поведение заёмщиков

В январе – августе 2015г. объём требований банков к экономике практически не изменился, составив Br166,3 трлн., а вот в валюте он увеличился на 41,3%, до Br255,1 трлн. Средняя процентная ставка по новым кредитам банков (без межбанковских кредитов) в Br-рублях в августе 2015 г. составила 31,4% годовых, по новым кредитам банков юридическим лицам - 32,8% годовых, по новым кредитам банков физическим лицам – 25,2% годовых. В январе 2015г. средняя процентная ставка по новым кредитам банков для юрлиц составляла 43,5%, в августе – 36,3%, для физических лиц – 40% и 30,3% соответственно. Стоимость кредитов снижается медленно.

Средняя процентная ставка по новым кредитам банков (без межбанковских кредитов) в иностранной валюте в августе 2015 г. составила 9,3% годовых для юрлиц - 9,2% годовых. Как Br-рубли, так и иностранная валюта остаются очень дорогим и весьма сомнительным удовольствием для бизнеса. Беспечное кредитование могут себе позволить разве что государственные коммерческие организации, которые входят в список номенклатурных фаворитов или которые берут кредиты, понимая, что им никогда не надо будет их возвращать.

Вот несколько типичных примеров такого поведения. Постановлением Совмина № 729 БРС-банку компенсировали потери от кредитования «Гомельобои» на $30 млн. Постановление Совмина № 746 от 4.09.2015г. предоставило госгарантии Белинвестбанку в погашении основного долга и уплате процентов за кредит для Белорусской лесной компании. Указ президента № 389 от 10.09.2015г. в очередной раз облагоденстовал ОАО «Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение». Кредитную поддержку ему продлили до 2020 года. Та роковая страсть, с которой белорусские власти «топят» деньги в этом предприятии, может быть объяснена только мистическим причинами. Коммерческого смысла в искусственном сохранении жизни этого советского динозавра в таком виде нет.

Доверчивые белорусские вкладчики не догадываются, насколько качественно государственные банки управляют их ресурсами. Банкротство предприятий грозит в разы увеличить долю плохих кредитов в банковской системе. Рассчитывать на рекапитализацию за счёт внешних инвесторов не приходится. В случае такого неблагоприятного развития ситуации опять все взоры, на этот раз банкиров, будут обращены к Нацбанку. Его глава П. Каллаур убеждает: «Верьте мне. Мы не ломаемся. На этот раз мы выстоим». Ему-то поверить можно было бы, если бы не его шеф. Предсказать поведение А. Лукашенко в условиях фактического банкротства тысяч предприятий и жёстких требований банков предоставить ликвидность не так просто. Инфляция – это гораздо более серьёзный соперник для главы страны, чем кандидаты в президенты. До сих пор он ей борьбу неизменно проигрывал. И платили за эти поражения вкладчики на доверии.

Другие материалы в этой категории: « Курс наверх Привет, BR-копейка! »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 25 2017

Можно ли за $1 купить то, на что потратили $70 млн.?

История одного не-кемпинского провала в Минске Коммерческая структура Сбербанка России за один доллар стала владельцем скандально известного здания гостиницы (не-кемпенски) рядом с цирком в самом…