Непрерывный двойной аукцион: белорусский рубль на пути к рынку

Автор  15 июня 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Аналитическая записка «Либерального клуба» № 3/2015

Антон Болточко

«Справедливым остается, однако, что если одновременно обращаются хорошая и плохая валюты, индивидуум не в состоянии полностью защититься от вредных воздействий плохой валюты, используя в своих сделках только хорошую. Поскольку относительные цены различных товаров в разных конкурирующих валютах должны оставаться одними и теми же, пользователь стабильной валюты не может избежать последствий искажения ценовой структуры из-за инфляции (или дефляции) той или иной широко используемой конкурирующей валюты.

Преимущества стабильного течения экономической деятельности, которые, как мы убедимся, может принести использование стабильной валюты, будут поэтому достигаться только в том случае, если подавляющее большинство сделок станет заключаться в стабильных валютах.

Такое вытеснение плохих денег хорошими наступит, я полагаю, достаточно скоро, но случайные нарушения всей ценовой структуры и, вслед за ней, общей экономической деятельности нельзя полностью исключить до тех пор, пока публика не научится быстро отвергать соблазны дешевых денег».

Фридрих фон Хайек

С 1 июня 2015 г. в Беларуси на валютной бирже заработал непрерывный двойной аукцион (НДА).[1]

Разговоры о реформировании подхода к курсообразованию в стране велись еще с начала года, а точнее – с момента, когда Нацбанк де-факто перешел на систему привязки белорусского рубля к корзине валют (8 января 2015 г.). Официально же о намерениях освободить валютный рынок от оков директивного контроля было объявлено только 30 января в рамках расширенного заседания Правления Нацбанка. В пресс-релизе по итогам мероприятия было совсем кратко сказано: «В дальнейшем планируется обеспечить полное открытие внебиржевого валютного рынка, а также изменение режима биржевых торгов на непрерывный двойной аукцион». С того момента больше информация об НДА в информационное пространство не поступала.

Тем временем Нацбанк проводил техническую подготовку перехода на новую систему валютных торгов, изучал возможные последствия планируемых изменений и следил за поведением физических и юридических лиц, которые начали уверенно возвращать валюту в обменники после кризисного декабря 2014 г.

Только через три месяца с момента первого упоминания НДА, в очередном пресс-релизе Нацбанка от 24 апреля 2015 г. (за месяц до начала торгов по новой системе), появляется информация о подготовительных работах: «Национальный банк последовательно движется в направлении дальнейшего усиления гибкости обменного курса. Ведется серьезная подготовительная работа по переходу к механизму проведения валютных торгов в форме непрерывного двойного аукциона». После чего вновь наступает молчание.

26 мая Нацбанк публикует постановление № 323 «Об особенностях функционирования внутреннего валютного рынка при переходе к биржевым торгам в режиме непрерывного двойного аукциона», которое вступает в силу с 1 июня, т.е. уже через пять дней.

В таком поведении главного финансового регулятора – меньше сказать, больше сделать – просматривается четкая стратегия. С момента прихода к штурвалу нового главы Нацбанка Павла Каллаура[2]сказанное Александром Лукашенко «деньги любят тишину» приобретает иной оттенок: отражая специфику работы центрального банка в Беларуси.

Специфика эта заключается не только в явном недоверии к политике Нацбанка со стороны населения, что является следствием слабого управления этим институтом в прошлые периоды. А скорее в сложной системе продвижения изменений в белорусской системе госуправления.

Сработала ли «стратегия тишины» Нацбанка? Скорее да, чем нет: валютный рынок Беларуси перешел на более свободную и, соответственно, более рыночноориентированную систему курсообразования без особых эксцессов.

Теперь важно понять, насколько эффективно эта система работает в наших реалиях и какие огрехи еще предстоит исправить.

Особенности НДА для Беларуси

Непрерывный двойной аукцион – форма проведения биржевых торгов, в котором конкурируют и продавцы, и покупатели. Это происходит из-за того, что участники рынка могут выставлять заявки на покупку или продажу по своей собственной цене. Однако окончательное заключение сделки происходит только при пересечении ценовых условий. Другими словами, если на рынке никто не готов купить/продать валюту по той цене, которая нужна участнику, то такая заявка остается открытой и никак не влияет на конечный курс текущей биржевой сессии. При этом Нацбанк может закрыть эту сделку в ходе периода закрытия сессии, но уже по средневзвешенному курсу основной сессии.

Курс по итогам торгов определяется как средневзвешенный, т.е. зависит не только от цен, по которым удовлетворены заявки на покупку или продажу валюты, но и от объемов сделок. Так, продажа $2 млн. по курсу Br14 200 за $1 окажет большее влияние на итоговый, средневзвешенный курс, чем сделка на $100 тыс. по Br16 300 за $1.

Однако в условиях Беларуси НДА получил некоторые особенности, которые вызваны как переходным периодом в системе курсообразования, так и необходимостью контролировать процесс под давлением высоких девальвационных ожиданий населения[3].

Во-первых, продолжительность торговой сессии длится чуть больше часа (с учетом периода закрытия): с 11:00 до 12:25. Это отличается, например, от аналогичной формы проведения торгов на Московской бирже, где продажа/покупка валюты длится на протяжении всего рабочего дня.

Эта особенность, в первую очередь, связана с необходимостью «обкатать» новую систему курсообразования, а также с количеством участников, которые могут выступать на бирже в качестве продавцов и покупателей. Их всего не более 40 единиц, так как, согласно постановлению №323, «на биржевом валютном рынке сделки покупки, продажи иностранной валюты осуществляются банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями Республики Беларусь от своего имени и за свой счет, а также от своего имени и по поручению клиентов при обязательной продаже иностранной валюты». Все остальные – добро пожаловать на внебиржевой валютный рынок.

Кстати, именно это является второй особенностью введенной системы. Ограничение количества участников торговой сессии может быть вызвано как техническими возможностями Нацбанка (для обслуживания большего количества необходима соответствующая инфраструктура), так и с целью избежать разбалансировки ситуации на бирже. Последнее кажется более вероятным, учитывая наказ президента не позволять новой экономической и финансовой дестабилизации, который все более актуален с приближением очередных выборов главы государства.

Проконтролировать банковские и небанковские кредитно-финансовые организации в Беларуси Нацбанку проще, чем осуществлять контроль за всеми субъектами хозяйствования, если допустить их на валютную биржу. Тем более главный банк страны с начала года не раз демонстрировал, что слова президента «вся банковская система – это ваша система», сказанные при назначении Павла Каллаура на новую должность, не были пустыми.

Эти особенности НДА можно понять и принять. Однако пока остается несколько вопросов к субъектам хозяйствования, которым с 1 июня доступен только внебиржевой рынок: возникают ли сложности с покупкой/продажей валюты через банки и каково влияние на хозяйственную деятельность особенностей установления банками курсов покупки/продажи?

Последнее включает в себя то, что при проведении операций на внебиржевом валютном рынке банки с 1 июня устанавливают курсы с учетом как курсов покупки/продажи иностранной валюты, сложившихся на торгах на бирже, так и курсов на межбанковском валютном рынке.

Ответить на поставленные вопросы можно будет только через некоторое время. Пока же стоит разобраться, что происходило на валютной бирже в течение первой недели торгов.

Предохранительные механизмы

К введению новой системы валютных торгов готовились все: Нацбанк проводил хитрые операции, стараясь снизить риски дестабилизации ситуации; банки и бизнес накапливали валюту на случай, если что-то пойдет не так; население просто не понимало происходящего из-за малой осведомленности.

Накануне первых торгов, которые состоялись 1 июня, Нацбанк изъял из системы Br10 трлн. ликвидности всего на 1 день. Аналогичные операции с таким объемом средств не были замечены с далекого 2013 г. Поэтому можно предположить, что главный банк страны минимизировал возможность выхода коммерческих банков на валютную биржу. Ведь это могло вызвать уже в первую торговую сессию серьезную волатильность белорусского рубля и соответствующую реакцию рынка на происходящее.

Можно, конечно, оспорить такую оценку, сославшись на необязательный характер операций по изъятию ликвидности для коммерческих банков. Однако стоит напомнить, что зачастую рекомендательные письма, как и необязательные операции со стороны Нацбанка, имеют добровольно-принудительную форму.

Дополнительная страховка была обеспечена за счет постановления Правления Нацбанка №322 от 26 мая 2015 г. Величина открытой позиции по всем видам иностранных валют не может превышать 10% (ранее – 20%) от нормативного капитала банка и небанковской кредитно-финансовой организации. Таким образом для банков снижается возможность держать длинную позицию в валюте в ожидании ослабления белорусского рубля. Фактически постановление №322 отчасти пресекает спекуляцию против национальной валюты.

Наконец, у Нацбанка остается возможность использовать старый проверенный способ курсообразования – фиксинг[4]. Такая возможность прописана в еще одном постановлении главного банка страны: «Официальный курс белорусского рубля по отношению к доллару США, евро и российскому рублю устанавливается по данным биржевых торгов в режиме торгов с установлением фиксинга или как средневзвешенный курс по сделкам, совершенным на биржевых торгах в режиме непрерывного двойного аукциона…». Судя по всему, это тот стоп-кран, который нужен в случае непредвиденных обстоятельств. Поэтому использовать его будут только в крайнем случае.

В принципе, банки, и в целом субъекты хозяйствования, также подстраховались на непредвиденный случай. По итогам мая 2015 г., согласно данным Нацбанка, юридические лица купили на чистой основе $91,9 млн. валюты на бирже против ее чистой продажи в $171,2 млн. месяцем ранее. При этом покупка валюты за месяц возросла на 18,2%, а продажа упала на 1,2%. С большой долей вероятности именно такая смена тренда повлияла на падение курса белорусского рубля к концу прошлого месяца.

Население же не понимало происходящего, поэтому спокойно продолжало нести деньги в обменники. С учетом безналичных операций граждане Беларуси остаются чистыми продавцами иностранной валюты четвертый месяц подряд.

Таким образом, каждый готовился к НДА по-своему. Но на уровне Нацбанка и юридических лиц просматривалась некоторая обеспокоенность. Особенно у главного банка, который оставил за собой целый ряд возможностей вмешиваться в работу рынка. Хотя это нормальная реакция на новые процессы в системе.

Прошлые страхи и будущие риски

Предохранительные механизмы Нацбанка с учетом особенностей НДА для Беларуси, а также поведение юридических лиц перед запуском новой системы торгов привели к низким объемам торгов на прошедшей неделе. Фактически с подельника (1 июня) по пятницу (5 июня) на бирже совершались сделки по трем валютам (евро, доллар США, российский рубль) в среднем за день на общую сумму не более $40-45 млн (в эквиваленте). Это в три раза меньше, чем на торгах при старой системе. И равнозначно объему операций по обязательной продаже валюты от экспортных сделок.

Несмотря на это, белорусский рубль за неделю (1-5 июня) девальвировался к корзине валют на 1,63% (см. таблицу 1). Учитывая, что за весь прошлый месяц национальная валюта Беларуси просела на 2,32%, ослабления рубля в первые дни июня значительные.

Отчасти такое поведение национальной валюты можно объяснить внешними факторами: как-никак новая система курсообразования более открыта рынку, в том числе – внешнему.

Российский рубль на минской бирже за неделю упал на 2,44% по отношению к белорусскому рублю, а доллар США укрепился на 2,86%. Это отражает динамику поведения российского рубля на московской бирже, где валюта соседней страны за неделю просела на целых 6,2% к американскому собрату. Одновременно на мировом рынке происходило укрепление позиций евро (+1,74% к доллару США).

Поэтому нет ничего удивительного, что наш «зайчик» за неделю перешел психологическую границу в Br15 000 за $1, а евро преодолел рубеж в Br17 000.

Хотя сбрасывать со счетов влияние процесса введения НДА на динамику курса белорусского рубля нельзя. Особенно учитывая высокие девальвационные ожидания в стране. Вот только оценить степень этого влияния достаточно сложно.

Таблица 1. Курс белорусского рубля к корзине валют, 1-8 июня 2015 г.

Курс белорусского рубля Вес валюты Официальный курс на 01.06.2015 Официальный курс на 08.06.2015 Изменения, ед. Изменения, %.
К корзине валют 1 3 123,91 3 174,92 -51,01 -1,63
К доллару США (USD) 0,3 14 890,00 15 316,00 -426,00 -2,86
К евро (EUR) 0,3 16 300,00 17 294,00 -994,00 -6,09
К российскому рублю (RUB) 0,4 280,50 273,65 +6,85 +2,44

Примечание: (-) обесценивание белорусского рубля к иностранной валюте; (+) укрепление белорусского рубя к иностранной валюте.

Источник: Нацбанк (июнь, 2015 г.), собственные расчеты. Структура валютной корзины изменена с конца 2014 г. Сегодня стоимость корзины валют рассчитывается как среднее геометрическое взвешенное двусторонних курсов белорусского рубля к доллару США (USD), евро (EUR), российскому рублю (RUB) с весами 0,3, 0,3 и 0,4 соответственно.

Интересно отметить наличие некоторых событий на валютной бирже за прошедшую неделю, которые привлекли особое внимание общественности.

Во-первых, низкие объемы торгов на валютной бирже компенсировались торгами на внебиржевом рынке.

В связи с этим в информационном пространстве начали появляться гипотезы, которые подвергали сомнению работоспособность новой системы с той точки зрения, что банки просто перестали выходить на биржу с заявками на продажу валюты, а только скупают ее. Поэтому курс белорусского рубля постепенно снижается к иностранным валютам.

При этом банки заподозрили в спекуляции на внебиржевом рынке. Они продают валюту субъектам хозяйствования по своему, завышенному курсу для получения дополнительной прибыли.

Во-вторых, по итогам торгов в четверг (см. график 1), на бирже был замечен пик курса белорусского рубля к доллару США в размере Br16 855 за $1. В очередной раз появились гипотезы, согласно которым либо Нацбанк не был готов к такого рода заявкам со стороны банков, либо главный регулятор просто решил протестировать систему на то, какой максимальный курс затребуют участники. В любом случае, это событие вызвало вопросы к происходящему.

Таблица 1. Биржевой график по валютной паре BYR/USD (белорусский рубль/доллар США) за период с 1 по 5 июня 2015 г.

ris 150615

Примечание: на графике цифрами обозначены максимальные и минимальные значения курса в течение валютных торгов.

В итоге можно сделать несколько выводов после первой недели действия НДА в Беларуси:

  1. Первоначальные страхи о быстрой девальвации белорусского рубля с момента введения НДА не оправдались. Корректировка в минус 1,63% за пять дней может также быстро превратиться в прирост стоимости национальной валюты в последующие периоды.
  2. Негативные ожидания о высокой волатильности национальной валюты по отношению к иностранным валютам оправдались частично.
  3. Низкая активность на валютной бирже не позволяет говорить о полном отражении уровня спроса и предложения на иностранную валюту со стороны банков и небанковских организаций.
  4. Закрытость информации со стороны Нацбанка и частичная непрозрачность процесса проведения валютных торгов порождает ненужные гипотезы. Ментальная привязка населения к доллару США на фоне этих догадок может еще больше усилить алармистские настроения в обществе.
  5. Нацбанк сохраняет право и инструментарий для интервенций на валютном рынке с целью избежать дестабилизации обстановки в стране. Судя по всему, его применение первоначально будет ограничено, чтобы оценить запросы рынка в части валютных отношений.

 


[1]Автор выражает благодарность старшему аналитику компании «Альпари» Вадиму Иосубу за помощь в подготовке аналитической записки.

[2] Отдельное влияние на создание стратегии Нацбанка «меньше сказать, больше сделать» оказал начальник Управления информации и общественных связей – пресс-секретарь Нацбанка Александр Тимошенко, который еще на посту пресс-секретаря Совета Министров в бытность Сергея Сидорского отличился такого рода подходом к организации рабочего процесса в рамках своих компетенций.

[3] Несмотря на сохраняющуюся чистую продажу валюты среди физических и юридических лиц на протяжении последних пяти месяцев, согласно опросам НИСЭПИ, больше половины населения страны опасаются очередной девальвации.

[4] Суть биржевых торгов валютой в формате фиксинга: перед началом торгов участники подают предварительные заявки на покупку и/или продажу финансового инструмента (в нашем случае валюты). В зависимости от складывающейся разницы между суммарными объемами принятых заявок на покупку и продажу финансового инструмента ведущий торгов (Нацбанк) осуществляет повышение или понижение курса валюты лота.

 

Другие материалы в этой категории: « Безупречная наивность Хрупкое недоравновесие »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!