Дедолларизация: заварушка и ловушка

Автор  22 марта 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Об опасности поставить телегу перед лошадью

Чтобы отвлечь население и бизнес от почти запретного слова на «Д» (девальвация) белорусские власти решили внедрить в массовое сознание другое, похожее слово на «Д» - дедолларизация. Для большинства беларусов оно такое же непонятное, как первое. На это и делается расчёт. Людям уже внушили, что девальвации в Беларуси нет и быть не может. Теперь осталось закрепить в создании благость для суверенитета и социальной ориентации нашей страны реализация государственного проекта на «Д» - дедолларизации.

Искусственная манипуляция экономической повестки дня – это результат столкновения целого ряда нелицеприятных внутренних факторов и тенденций: резкое ухудшение финансового состояния госпредприятий, беспрецедентный клубок неплатежей, сильное долговое давление, стремительное падение экспорта и располовинивание доходов населения.

Дедолларизация в условиях высокой инфляции, кризиса доверия к Br-рублю и рудиментального финансового рынка – это явно не монетарный, технократический проект. Это проект политтехнологов. Он специально «одет» в технократические одежды. На данном этапе он неуместен, опасен и нереализуем. Это очевидно для каждого мало-мальски просвещённого экономиста и специалиста в области системных трансформаций.

Проект «Br-рубль» провален

Сегодня доллар США – неформальная, но полноценная валюта Беларуси. Несмотря на активную антизападную пропаганду и поток предсказаний о коллапсе валюты Америки, беларусы доверяют именно ей. $-доллар качественно выполняет все функции денег. С 1991 года он никогда беларусов не подводил. Собственно, как ни одну другую развивающуюся страну мира. Понятное, дело, от US-доллара начала 1900-ых остались лишь ошмётки. $1 в 1914г. эквивалентен $23,5 в начале 2015г. Среднегодовая инфляция за сто последних лет в США, включая две мировые войны, составила 3,2%. Тем не менее, лучшей валюты в мире найти практически невозможно. Поэтому беларусы вполне рационально, прагматично и экономически верно выбрали $-доллар в качестве своих денег. Если бы не было запретов на использование $-доллара, его присутствие во всех сегментах расчётов, в финансовых инструментах было бы ещё более доминирующим.

На 1.02.2015г. из Br242 трлн. депозитов физических и юридических лиц в Br-рублях было только 28,2% - и это при нынешних заоблачных ставках по Br-рублёвым депозитам. Из Br160,31 трлн. депозитов физических лиц рублёвая часть составила чуть меньше 25%. Валютные депозиты на 01.02.2015г. составили $7,84 млрд. Из выданных по состоянию на 01.02.2015г. банками кредитов на сумму Br353,51 трлн. доля кредитов в Br-рублях составила 43,5%, а объём валютных кредитов составил $13 млрд.

У белорусских властей было почти 25 лет, чтобы сделать полноценными, устойчивыми и конвертируемыми национальные деньги. Сегодня уверенно можно сказать, что с этой задачей они не справились. Br-рубль был и остался условной единицей, неполноценным расчётным билетом, которым пользуются только потому, что за ним стоит государственная монополия. Использование Br-рубля увеличивает транзакционные издержки и операционные риски, а также резко сужает горизонт точного планирования.

Показатели инфляции и девальвации убедительно доказывают несостоятельность Br-рубля в качестве полноценных денег. Когда только в последние семь лет белорусские власти три раза разрушают доверие к Br-рублю инфляционно-девальвационной спиралью, $-доллар остаётся валютой последней и единственной надежды.

Важно отметить теоретический аспект использования денег в хронически неустойчивой, переходной малой открытой экономике. На первом этапе введения национальной валюты использование полностью конвертируемых, устойчивых иностранных денег помогает стране снизить трансформационные издержки. Внутренние и внешние инвесторы лучше ориентируются в устойчивых монетарных институтах, чем в новых денежных проектах. Центральный банк и правительство получает возможность научиться управлять рычагами кредитно-денежной политики так, чтобы новая национальная валюта завоевала кредит доверия населения, бизнеса и государства.

Противники настоящих белорусских денег

В Беларуси этап формирования первичного доверия к Br-рублю затянулся неприлично долго. Замороженные и заторможенные структурные и институциональные реформы, активное использование инфляции и девальвации для трансферта ресурсов от кредиторов к должникам, от производителей товаров и нефинансовых услуг к банкам, от частного бизнеса к назначенных чиновниками «точкам роста» - вот что предопределило дискредитацию Br-рубля. В стране не оказалось влиятельных сторонников крепкой национальной валюты. Белорусские деньги стали жертвой сговора следующих групп влияния на формулирование экономической политики.

Первая – банковское лобби. Денежная и валютная нестабильность, депозитная пирамида, особый статус банков-фаворитов, ежегодное перераспределение миллиардов долларов бюджетных денег, ограничение внешней конкуренции, а также искусственное сдерживание развития полноценных небанковских институтов финансового рынка – всё это позволяет банкам регулярно снимать монополистическую ренту.

Вторая – агропромышленное лобби. К нему относятся те субъекты, которые имеют возможность получать кредиты под нерыночно низкие проценты, пользоваться государственными гарантиями, «выбивать» льготы, субсидии и гарантированный спрос. Третья группа – номенклатурные начальники на республиканском и местном уровнях. Они не только получают личную выгоду от распоряжения чужими деньгами, но и легко камуфлируют собственные инвестиционные и производственные провалы инфляцией и девальвацией.

Два очевидных стейкхолдера должны были быть кровно заинтересованы в создании полноценной белорусской валюты – А. Лукашенко и Национальный банк. По разным причинам они этого не сделали. Нацбанку не хватило институциональной независимости, административного ресурса в переговорах с оппонентами из Совета Министров и Администрации президента, а также политической смелости. Глава страны увяз во взаимно пересекающихся потоках перераспределения ресурсов для достижения взаимно исключающих целей.

Дедолларизация как операция по сужению круга пользователей валютой

Объявленная дедолларизация в нынешних внутренних и внешних условиях направлена на искусственное сокращение спроса на валюту и облегчение доступа к ней для избранных коммерческих организаций и правительства. Минфин не прекратил порочную практику выпуска облигаций на внутренний рынок в $-долларах.

Высокими остаются внешние валютные обязательства. Валовой внешний долг превысил $40 млрд., государственный $13,12 млрд. в 2014г. на обслуживание внешнего долга было потрачено $11,1 млрд., для сравнения в 2013г. - $6,17 млрд. На начало 2015г. на одного беларуса приходилось $4225 внешнего долга. Для сравнения на 1 января 2015г. было $4185. В 2014г. только по процентам Беларусь заплатила $1,42 млрд. $517 миллионов было заплачено по процентам по обслуживанию внешнего государственного долга.

По итогам 2014г. внешний долг составил 52,7% ВВП, государственный – 17,3%. С учётом девальвации 2015г. и неблагоприятной внешней конъюнктуры валовой долг может составить около 80% ВВП, а государственный – превысить порог безопасности в 25% ВВП. Бремя внешнего долга на 2015г. в объёме $4,1 млрд. сильно беспокоит белорусские власти. У них нет достаточного объёма резервов, чтобы спокойно пережить 2015г., а платёжный баланс тоже не добавляет оптимизма. По состоянию на 01.03.2015г. ЗВР-ы составили $4651 млн., что на $408 млн. меньше, чем было на начало 2015г.

По итогам 2014г. сальдо счета текущих операций платежного баланса Беларуси сложилось отрицательным в размере $5094 млн. (минус 6,7% ВВП). Отрицательное общее сальдо платежного баланса составило $3,41 млрд. (для сравнения в 2013г. было минус $1,74 млрд.). Жёсткая борьба с импортом направлена на то, чтобы поправить торговый и платёжный баланс.

Дедолларизация розничной торговли и сектора услуг, по мнению властей, должны создать дополнительный спрос на Br-рубли и снизить давление на валютном рынке. С учётом резкого падения экспорта товаров и валютной выручки, а также устойчиво высоких девальвационных и инфляционных ожиданий кампания «дедолларизация» - это не что иное, как попытка переложить груз издержек адаптации к кризису с одной больной головы на другую, но никак не ликвидировать источники кризисных явлений.

Дедолларизация как прикрытие для введения RUR-рубля?

Дедолларизация может отвлечь внимание ещё от одной тревожной операции. Меньше $-долларов отнюдь не означает меньше другой иностранной валюты. В последние дни заметно интенсифицировалась кампания по введению единой валюты в Евразийском экономическом союзе. Воспроизводится ситуация 1992-1993гг., когда тогдашний премьер В. Кебич горячо хотел втянуть Беларусь в зону российского рубля. Тогда рядом с ним был М. Мясникович. Сегодня тот же М. Мясникович призывает ускорить процесс валютного союза. Он вторит не А. Лукашенко, а хозяину Кремля В. Путину.

Растерзанные чрезвычайно дорогими кредитами и девальвацией RUR-рубля белорусские промышленные предприятия всё настойчивее требуют от правительства и Нацбанка уже не только девальвации Br-рубля, но перехода на RUR-рубль. Они видят в этом спасение для своей конкурентоспособности. «Красные директора» выступают против провального проекта «белорусский рубль» в пользу чуть более удачного, но далёкого от настоящих денег монетарного проекта «российский рубль». Так или иначе, провал в создании полноценных белорусских денег в течение более 20 лет сегодня привёл к резкому росту угрозы потери валютного суверенитета.

Навязывание дедолларизации Беларуси сегодня может подтолкнуть страну в опасную зону нестабильности RUR-рубля. В краткосрочной перспективе Кремль под валютный союз может дать нам $3 – 5 млрд., чтобы выполнить внешние обязательства перед кредиторами, а также для создания эйфории у «красных» директоров и их номенклатурных лоббистов. Такого рода пряник весьма соблазнителен в условиях обостряющегося структурного кризиса белорусской экономики. Вполне возможно, что в год президентских выборов в Беларуси Кремль постарается оформить предложение о переходе на RUR-рубль так, что от него официальному Минску без серьёзных издержек трудно будет отказаться.

Отдельные показатели, характеризующие состояние валютного рынка Беларуси

Показатель 2010 2011 2012 2013 2014
Экспорт товаров и услуг, млн. $ 29302 46537 51886 44046 43556
Счет текущих операций, млн. $ -8280 5052,5 -1862 -7 567 -5 094
Чистая международная инвестиционная позиция, млн. $, на конец периода -25846 -28719 -29 917 -39106 -43417
Внешний долг государственного сектора в расширенном определении и внешний долг частного сектора, гарантированный государством, млн. $ на конец периода 16853 19465 19636 21677 23212
Валовой внешний долг по всем секторам экономики, млн. $, на конец периода

28403

34023

33766

39621

40061

Внешний долг органов государственного управления, млн. $, на конец периода 10058 12351 12569 13036

13117

Международные резервы, млн. $, на конец периода 5031 7916 8095 6651 5059
Рублёвая денежная масса М2, млрд. Br, на конец периода 26425 43355 68670 79331 90845
Официальный курс белорусского рубля, рублей за $1, на конец периода 3000 8350 8570 9510 11900
Задолженность по кредитам, выданным банками, млрд. Br 88807 147867 201948 259391 313989

Источник: Нацбанк, Белстат Беларуси

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!