Будут мозги - будут и деньги

Автор  09 февраля 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Антон Болточко

Белорусская экономика вошла в новый 2015г. с золотовалютными резервами, прохудившимися после декабрьского валютного ажиотажа сразу на $760,8 млн. Все было бы не так печально, если бы не внешние кредиторы, которые ждут от Беларуси скорейшего возврата своих займов.

Как только появилась статистика Нацбанка о состоянии золотовалютных резервов (ЗВР) страны по итогам декабря 2014г., стало ясно, почему тройка реформаторов из администрации президента 19 декабря предприняла такие решительные действия по проведению «изящной» девальвации белорусского рубля. ЗВР, рассчитанные по методологии Международного валютного фонда (МВФ), за последний месяц прошлого года сократились сразу же на $760,8 млн., с $5819,9 млн. до $5059,1 млн. Это стало самым серьезным сокращением валютных запасов страны с момента кризиса 2011г., если не учитывать летний реверанс с кредитными ресурсами со стороны российского банка ВТБ и российского же правительства: тогда ЗВР за июнь приросли на $1,9 млрд., а по итогам июля сократились на $1,2 млрд.

До декабря 2014г. валютные резервы вели себя вполне предсказуемо: то прирастали на $20-70 млн., то сокращались на $200-280 млн. Но эти движения были под контролем Нацбанка и Минфина - органов, отвечающих за расчеты с внешними кредиторами.

Если взглянуть на данные Минфина, то можно смело предположить, сколько на самом деле денег из $760,8 млн. было потрачено главным банком для успокоения народа в декабре. За последний месяц ушедшего года на погашение внешнего долга перед МВФ Беларусь потратила два раза по $79 млн., т.е. не более $160 млн. Даже учитывая наличие дополнительных выплат и поступление - около $600 млн. - это та сумма, которая с большой вероятностью ушла из резервов в период ажиотажного спроса на валюту. Это та сумма, которая испугает любого руководителя страны, особенно знающего, что в относительном выражении это около 10% всех валютных запасов Беларуси. Не зря Александр Лукашенко сначала 18 декабря потребовал от ответственных за монетарную политику предпринять меры «спокойного характера», чтобы сохранить ЗВР, а потом уже 19 декабря заявил о грядущем затягивании ремня: «Главным направлением нашей работы с начала нового года и в дальнейшем будет жесточайшая экономия. Мы слишком расхлябанно ведем себя при всей нашей рачительности по отношению к финансам».

И в самом деле - средств не так уж много. Ведь из оставшихся $5,1 млрд. ЗВР реальных денег - активов в иностранной валюте - осталось около $3,1 млрд. Все остальное - это результат своп-операций, СДР (свое-образные ценные бумаги) от МВФ и монетарное золото. Конечно же, всем перечисленным можно покрыть свои обязательства, но для этого надо провести процедуру конвертации, что требует времени. А в случае острой необходимости иностранной валюты это вызывает определенные сложности в управлении процессом - самолеты с деньгами могут не успеть долететь до страны.

Без розовых очков

Но не стоит впадать в истерию. Мрачны лишь те перспективы, что ждут Беларусь в случае непрофессиональных решений отдельных органов власти и при отсутствии координации действий между Нацбанком и правительством. Реальность выглядит чуть лучше, чем может показаться на первый взгляд.

В относительном выражении ЗВР Беларуси на конец года составляют примерно 1,5 месяца импорта. За последние годы этот показатель не превышал показателя в 2 месяца импорта, хотя общепризнанным уровнем считается уровень не менее 3 месяцев. Остаться в рамках традиционного промежутка (1,5-2 месяца импорта) Беларуси позволила поддержка извне (кредиты России) и борьба с иностранным товаром, которую официальные власти ведут уже не первый год. Так, за 11 месяцев 2014г. в Беларусь привлечено $4,5 млрд. кредитов со стороны России, а импорт в стоимостном выражении за январь-октябрь того же года снизился на 3,7%.

Кроме импортной продукции нашей стране необходимо обслуживать свои обязательства. Согласно последнему докладу Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы» (Global Economic Perspectives), Беларусь сохраняет неплохую позицию по отношению внешнего долга к ВВП. Это еще раз подтверждает, что закредитованность нашей экономики невелика. Однако пугает скорость, с которой белорусский бюджет превращается из бюджета, выполняющего социальные обязательства, в бюджет, из которого львиная доля идет на погашение долгов.

Фактически Беларусь за пару лет может превратиться в Турцию, которая совсем недавно страдала от того, что много средств из общей копилки надо было направлять внешним кредиторам. И все это заслуги белорусских госуправленцев, которые создали социально-экономическую модель, не способную в долгосрочной перспективе существовать без донорской помощи в виде кредитов или иных форм поддержки.

Хватит ли бабла?

Расширять обязательства перед внешним миром нельзя до бесконечности, особенно если учесть, что отдача от них ничтожна: при более чем $4,5 млрд. заимствований в 2014г. ВВП страны за этот период, скорее всего, прирастет на 1,7-2%.

Во-вторых, от способности властей провести в стране изменения зависит то, с какой скоростью ЗВР будут снижаться. Если курс белорусского рубля будет в очередной раз сдерживаться директивным способом при высокой инфляции внутри страны, тогда не видать нам в государственной копилке миллиардных запасов. И даже если учесть, что страна с устойчивой экономикой может существовать без ЗВР, Беларусь под такую классификацию не подпадает.

Вот почему с начала 2015г. экономические власти бросились на поиск средств для существования белорусской экономической модели.

Нацбанк после сведения курсов воедино - отмены налога на валютные операции и девальвации рубля на валютной бирже - огласил свои планы, в которых прослеживается задача удержать резервы страны на достаточном уровне. И не стоит тешить себя надеждой, что главный финансовый регулятор нацелен привить устаревшей системе свободное курсообразование и серьезно изменить подходы к денежно-кредитной политике. Целевой ориентир для Павла Каллаура, нового главы Нацбанка, определен президентом: «Этого [финансовой и экономической дестабилизации - «БелГазета»] в стране больше быть не может. Даже из самых неимоверно сложных ситуаций мы должны выходить достойно. Запомните, это ваша прежде всего зона ответственности, ваша задача. Не дай бог это повторится. И меры в отношении вас будут приняты самые жесткие».

Но не только у Нацбанка болит голова за поиск денег, другие органы власти продолжают изыскивать иные способы пополнения резервов. Не зря на рабочий стол Лукашенко положили несколько важных документов, которые определяли введение экспортной пошлины на экспорт нефтепродуктов и калийных удобрений, а также ставки налога на добычу полезных ископаемых (той же нефти и калия). Ставка сделана на то, что две самые прибыльные отрасли (по итогам минувшего года) смогут хоть чем-то помочь, ведь и экспортная пошлина, и налог рассчитываются в валюте, а не белорусских рублях.

Еще один способ, который будет использован для сохранения резервов, - реструктуризация внешней задолженности. Судя по всему, именно россияне станут очередными кредиторами Беларуси в 2015г., поэтому с ними и будет договариваться Лукашенко о некоторых послаблениях.

Уже сейчас можно заметить, как Нацбанк работает с внешней задолженностью, пролонгируя ее. В октябре задолженность перед внешними кредиторами со сроком погашения 1 месяц составила $727 млн. По итогам статистики ноября 2014г., долг со сроком погашения 1 месяц возрос до $1019,1 млн., а со сроком от 1 до 3 месяцев - уменьшился до $394,4 млн. Без сомнений, Нацбанк всеми способами старался до конца 2014г. отсрочить платежи по долгу. Аналогичной стратегии экономические власти будут придерживаться и в 2015г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « Беспощадная валютная война Нэп от нацбанка »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!