Доверие к BR-рублю

Автор  12 января 2015
Оцените материал
(0 голосов)

20 лет недоверия к национальной валюте

2015 год Беларусь встретила традиционной ориентацией на американский доллар. По состоянию на 01.12.2014г. чуть меньше 35% всех депозитов населения (Br45,72 трлн.) было в национальной валюте. Остальное ($7,94 млрд.) в долларах. А ещё заначки под матрасами – на 100% в твёрдой валюте. И счета за рубежом – тоже не в «зайчиках».

Валютный удар конца 2014г. ещё больше качнул денежные преференции в строну $-доллара. Он у нас получился весьма оригинальный: лицевая сторона выдержана в красно-зелёных цветах официального флага, а обратная – в вышиванку. Водяные знаки – Пагоня и серпы с молотами вперемешку. Нет сомнения, что $-доллар стал одним из редких институтов, объединяющих белорусское общество не по линии «за Лукашенко»/»против Лукашенко».

Только беларусы нетрадиционной ориентации выбирают Br-рубль в качестве средства сбережения и заначки на чёрный день. Они из категории тех, что по тесту на финансовую грамотность из 100 баллов набирают не больше пяти или те, кто увлекается депозитным напёрсточничеством. Им процентные ставки ниже 30% неинтересны. Если бы белорусские власти разрешили коммерческим организациям платить налоги в твёрдой валюте, а потребителям рассчитываться $/€ в магазинах и кафе, через пару лет Br-рубль превратился бы энтографический раритет. Любить Беларусь и выбирать Br-рубль – это не одно и то же.

Есть ещё одна категория людей, которым нравится хромой Br-рубль. Это получатели супер дешёвых рублёвых кредитов. Они имеют доступ к займам под 2 – 5% годовых, невзирая на уровень инфляции и на то, сколько рублёвые кредиты обходятся обыкновенному бизнесу. Для таких потребителей чужого Br-рубль стал монетарным наркотиком. Опасная зависимость породила культуру иждивенчества и халявы.

8 доказательств унижения национальной валюты

В конце 2014 года А. Лукашенко приказал новому главе Нацбанка П. Каллауру восстановить доверие в Br-рублю. Корректнее было бы говорить о создании этого доверия, поскольку с момента его введения в оборот белорусский рубль не пользовался уважением и доверием беларусов. Поляки, словаки и болгары уже забыли, что такое пересчитывать все цены в доллары. Даже россияне до второй половины 2014г. в большинстве своём перешли на расчёты в RUR-рублях. Только массовые наезды белорусских потребителей в конце года пробудили у патриотически настроенных россиян к огорчению Кремля и Центробанка РФ любовь к $-доллару.

Беларусы никогда не отвыкали от $-долларов. Не потому, что они зазомбированы Федеральной резервной системой (ФРС) США. Белорусские власти сами горделиво и с презрением относятся к Br-рублю. Государственные коммерческие организации даже в операциях внутри страны часто демонстрируют непочтительность к нему.

Уважение к национальной валюте складывается из следующих компонентов:

1) стабильные цены в национальной валюте,

2) стабильность по отношению к твёрдым валютам,

3) конвертируемость и возможность расчётов за рубежом;

4) надёжность в качестве средства накопления, сбережения и инвестирования,

5) возможность купить любые товары, работы и услуги в стране,

6) доступность кредитов в нацвалюте,

7) привлекательность инвестиций в нацвалюте,

8) безусловное уважение всех органов госуправления и государственных коммерческих организаций к нацвалюте.

Ни по одному из этих факторов у беларусов нет оснований уважать и доверять Br-рублю. По инфляции Беларусь входит в десятку самых неблагополучных стран мира в период 1994-2014гг. С точки зрения защиты беларусов от инфляции нам было бы выгодно закупить на мировом финансовом рынке доллары или евро и пользоваться ими, как своей национальной валюте. Мы же пользуемся международными стандартами качества ISO, дипломатическими стандартами ООН, статистическими стандартами МВФ и т.д. Раз за 20 лет наши власти так и не смогли создать стабильные национальные деньги, значит, нужно позаимствовать их у других, у тех, кто преуспел в этом. Поскольку около 60% всех мировых резервов хранится в $-долларах и более 80% международных расчётов тоже осуществляется в американской валюте, то с целью сокращения транзакционных издержек нам лучше было бы присвоить статус второй национальной валюты $-доллару.

По второму критерию - стабильности по отношению к твёрдым валютам – у нас тоже громадный минус. После двух деноминаций, болезненной череды девальваций Br-рубль справедливо пользуется репутацией мусорных денег. На мировом рынке есть мусорные облигации, а есть мусорные деньги. Таким белорусские власти сделали нашу национальную валюту.

Ни А. Лукашенко, ни Нацбанк, никто из Совмина никогда даже не заикались о том, чтобы превратить Br-рубль в полноценную полностью конвертируемую валюту. 99% спроса на «зайчики» формируется внутри страны. Мы вчистую проиграли конкуренцию даже региональными валютами. За редким исключением очень ближнего зарубежья рассчитываться Br-рублём за рубежом невозможно, разве что по грабительскому курсу. Раз беларусы сами не доверяют своей нацвалюте, вполне логично, что иностранцы будут относиться к ней, как к экзотическому финансовому блюду весьма локального применения.

Всё, что ценное, за твёрдую валюту

Br-рубль, как средство сбережения и накопления, лишь непродолжительными периодами демонстрировал высокую доходность. Инфляционно-девальвационные спирали с незавидной регулярностью выпускали покупательную способность из вкладов в Br-рублях. В итоге всё равно получается большой минус. Ограничены возможности Br-рубля, как средства инвестирования. Полноценного рынка ценных бумаг у нас до сих пор нет. Рынка земли нет. А. Лукашенко и Совмин заявили, что акции самых прибыльных белорусских предприятий будут продаваться только на валюту. Т. е. катарскому, оманскому, саудовскому или немецкому инвестору в долларами или евро белорусскую землю купить можно, а жителю Дятлово, Дрибина или Докшиц – ни в какую. Власти издевательски предложили гражданам акции в рамках так называемой народной приватизации. Операция по массовой ловле лохов завершилась для правительства провалом.

А. Лукашенко и все структурные подразделения ЗАО «Беларусь» регулярно публично выражают своё «фе» Br-рублю. Управление делами президента, исполкомы и госпредприятия являются крупнейшими арендаторами страны. Они плотно привязали размер валютной ставки к евро. Минфин страны для внутреннего рынка выпускает облигации в долларах США. То же самое делают исполкомы и отдельные госпредприятия. Как только речь заходит о том, чтобы в долгосрочной перспективе снимать побольше с бизнеса и населения, белорусские чиновники устанавливают платежи в $/€.

Характерным примером стало определение размера материнского капитала. А. Лукашенко обещает многодетным семьям $10 тысяч, а не некую непонятную сумму с семью или восемью нолями в Br-рублях. Все чиновники, включая самого главного, как заклинание, годами повторяют обещание довести среднюю зарплату в эквиваленте $500 или $1000. В Br-рублях социальные достижения были бы непонятны простому народу. Они же живут в $-долларовой волне. Без безусловного уважения всех органов госуправления и государственных коммерческих организаций к нацвалюте невозможно добиться доверия к ней со стороны населения и бизнеса. Белорусские власти своими руками превратили страну в долларовую сферу, а теперь А. Лукашенко требует от нового главы Нацбанка сократить долларизацию и расширить рубленоскость (использование национальной валюты) экономики.

10 шагов к дедолларизации и расширению рубленоскости

Можно ли доверять слову пьяницы, который в 29-ый раз обещает своей семье завязать пить? В принципе, можно. Для этого нужно посмотреть, как он себя ведёт, что поменял в образе жизни, отказался ли от вредных компаний, изменил ли свой бюджет и т.д. Если же «крепкого» мужского слова хватило лишь на новогодние праздники, то доверия никакого нет и быть не может.

Сегодня сформировать доверие к монетарным «алкоголикам» Беларуси и их обещаниям сделать достойную уважения национальную валюту очень сложно. Надо, чтобы они радикально изменили своё отношение к денежной и бюджетной политике, а также доверились профессиональным «врачам». Павел Каллаур – из их числа, но его одного явно недостаточно. У нас принята порочная практика, когда главврач – председатель Нацбанка – лишь рекомендует, а потом его рекомендации обсуждает консилиум строителей, животноводов, силовиков, инженеров и чиновников. В конечном итоге, у нас всё за всех решает глава страны.

Дедолларизация или рубленоскость может претендовать на успех при выполнении следующих действий:

1) ликвидация привязки аренды к евро;

2) отказ от размещения органами госуправления облигаций для внутреннего рынка в иностранной валюте;

3) расширение спроса на Br-рубли за счёт резкой активизации оборота акций прибыльных белорусских предприятий на фондовой бирже, приватизации и формирования рынка земли;

4) автоматическое увольнение главы Нацбанка в случае превышения в течение двух лет инфляции в 3%;

5) ликвидация порочной практики выделения льготных Br-рублёвых кредитов по госпрограммам и для финансирования госрасходов;

6) ликвидация налога на покупку валюты, отмена 50% обязательной продажи валютной выручки;

7) снятие ограничений на валютные операции на межбанке;

8) ликвидация порочной практики административного регулирования цен;

9) прекращение административного принуждения к использованию безналичных расчётов;

10) выход Нацбанка из состава учредителей всех коммерческих организаций.

Этот декалог – только начало процесса. Чтобы Br-рубль вышел на устойчивую траекторию укрепления доверия к нему, в таком режиме нужно работать, как минимум, пять лет. Так что связывать надежды на укрепление доверия к рублю только на основании одного качественного кадрового назначения явно не стоит. Нашего Br-рубля, как алкоголика, не вылечишь только тем, что по выходным он будет пить только пиво.

Другие материалы в этой категории: « Работа над ошибками Роптание рублят »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…