Сценарии денежной политики на 2014 год

Автор  30 сентября 2013
Оцените материал
(0 голосов)

К чему готовиться населению, банкам и бизнесу

Ярослав Романчук

2013 год потерян для решения глубоких монетарных проблем. Финансовые рынки продолжает лихорадить. Процентные ставки по кредитам и депозитам то взлетают, то падают на 30 – 50 процентных пунктов. К концу сентября ставки по Br-рублёвым депозитам достигли 50% при прогнозируемой годовой инфляции в 15 – 18%. Запредельная цена Br-рублёвых кредитов положила на лопатки малый бизнес, но власти сохранили искусственную зону дешёвых денег для избранных государственных банков и госпредприятий. Нацбанк по-разному относится к частным и госбанкам в плане формирования фонда обязательных резервов. Частным банкам сложно конкурировать с финансовыми структурами, которые, по правде говоря, настоящими банками не являются. Порочность политически и административно зависимого Нацбанка, безответственных госбанков и разгоняющих внутренний спрос Совмина готовят Беларуси минное монетарное поле. В 2014 году на нём многие могут подорваться.

Гнали вал – получили «кал»

Председатель правления МТБанка Андрей Жишкевич справедливо отметил, что стабилизация на финансовом рынке Беларуси наступит после проведения структурных преобразований в экономике в целом: «Сейчас продолжается турбулентность на финансовом рынке, ставки могут расти и падать в течение недели на десятки процентов. Наверное, такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока не начнут происходить структурные реформы в экономике... Банковский сектор напрямую зависит от происходящего в реальном секторе. Не может быть стабилизации только в финансовой сфере». При этом ни А. Жишкевич, ни другие банкиры не могут даже приблизительно назвать дату начала давно назревших рыночных реформ. Все кивают на потолок, мол, только там, наверху, могут ответить на этот вопрос.

Ситуация, которая не идет на пользу ни банкам, ни бизнесу, ни населению называется кризисом. На 2013 год Нацбанк и Совмин обещали решить проблемы, а не усугублять их. Получилась наоборот. Гнали вал – получили структурный кал и социальный накал. Было бы неправильно утверждать, что все до одного страдают от финансовой турбулентности. Среди немногочисленных бенефициаров такие чемпионы денежных спекуляций, как Банк развития, Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк. Они первыми получают бюджетные ресурсы. Через них идут новые кредиты. Попридержать, поиграть триллионами рублей при ставках на межбанке, доходивших до 80%, когда остро не хватает ликвидности – милое дело. Сбрасывать валюту коммерческие субъекты не хотят по причине девальвационных ожиданий. Нацбанк и Совмин руку об руку выжимают соки из частных банков, а те, в свою очередь, перекладывают груз высоких резервных обязательств на своих клиентов. Банки ведь тоже не из воздуха ресурсы берут и святым духом не питаются.

Белорусские власти разделили экономику на две неравные части. Одна гораздо больше по размеру (частный сектор, ИП, тысячи небольших госпредприятий, которые не имеют потенциала «выбивать» большие деньги из госбюджета). По сути дела государство через механизмы перекрестного субсидирования переложило на них груз издержек и ответственности второй части экономики. Она гораздо меньше по размерам, но несравненно мощнее по административному ресурсу. Руками распорядителей чужого (политиков и чиновников) сотни госпредприятий и госбанки поставили себя вне условий рынка, дискриминируя представителей другой, массовой и, по сути дела, народной части экономики. Антагонизм между ними растёт. Всё чаще и громче звучит справедливый и правомерный вопрос: «Почему мы должны кормить тех, кто создаёт финансовую турбулентность, невыносимые условия работы и постоянно повышает цены?»

Меньше дающих, сильнее аппетиты берущих

Беларусь вошла в институциональный и структурный тупик. Явно не частные банки, индивидуальные предприниматели и МСБ её туда завели. Львиная доля ответственности лежит на руководстве Нацбанка и Совмина. Бизнес и люди ждали от министров и других больших начальников профессиональных действий по нормализации условий работы на рынке. В то время как в глобальной экономике деньги стоят 3 - 5% при годовой инфляции до 2%, белорусские власти сделали национальному бизнесу макроэкономическое пекло, в котором кредиты в Br-рублях стоят 40 – 50%, в валюте – по 12 – 14%, а инфляция пляшет вокруг отметки 20 процентов. Монетарный изоляционизм стал причиной резкого ухудшения финансового состояния производителей товаров и услуг. Денежная дискриминация частного сектора, включая банки, привела к искусственному перераспределению ресурсов в пользу избранных распорядителями чужого «точек роста» в лице государственных заводов, фабрик и банков. Нацбанк и Совмин подзабыли, что конституционная норма равенства условий хозяйствования относится, в том числе, к рынку денег.

В 2013 году проблемы обострились потому, что количество бюджетных нахлебников и получателей дешёвых денег резко увеличилось, а источники ресурсов для финансирования их амбициозных планов сократились. Начальники Нацбанка и Совмина вели себя так, как будто этого серьёзных дисбалансов в экономике нет. Они гнали валовые показатели впёред, к утопичной цели роста ВВП на 8,5%, невзирая на резкое падение внешнего спроса на белорусские товары, пренебрегая ухудшением платёжной дисциплины и финансового состояния предприятий. Реализация каждой бредовой идеи заканчивается кризисом. Кого-то он накрывает раньше, кого-то позже, но сам по себе кризис рассосаться не может.
Первой жертвой безответственной монетарной политики белорусских властей стал малый и средний бизнес. Он проедает скудные сбережения, залезает в долги в надежде на быстрый конец кредитного безумства. Почти каждая антикризисная стратегия включает в себя сокращение производства или перенос части бизнеса в более предсказуемую и благоприятную Россию. Часть самых слабых, а также тех, у кого лопнуло терпение от отвоёвывания у белорусского государства права заниматься своим делом, насовсем ушло их бизнеса. Они так и не дождались того светлого дня, когда в стране начнутся настоящие рыночные реформы, о которых продолжает активно мечтать глава МТБанка Андрей Жишкевич.

Монетарная политика 2014 года: полная неопределенность и богатство выбора

Есть несколько важных вопросов для определения параметров монетарной политики в 2014 году. Во-первых, мы не знаем, позволит ли А. Лукашенко Нацбанку справиться с постоянно растущими денежными аппетитами госбанков и корпоративных любимчиков. Если глава страны станет на сторону Н. Ермаковой и её коллег, то ситуация в денежной сфере станет стабильнее и устойчивее за счёт выравнивания условий хозяйствования и прекращения спекулятивных безобразий, которые творит, например, Банк развития. В противном случае Нацбанк заставят допечатать деньги, чтобы закрыть зияющие дыры в балансах государственных финансовых учреждений. Кредит рекой польётся в закрома тех госпредприятий, которые затоварились под завязку, чтобы они продолжили своё коммерчески бессмысленное существование.

Во-вторых, мы не знаем, согласится ли А. Лукашенко продать значимые активы, чтобы получить валюту для стабилизации денежного рынка. Речь идёт, в первую очередь, о нефтяных активах, за которые можно выручить несколько миллиардов долларов.

В-третьих, неизвестным представляются результаты переговоров с потенциальными кредиторами Беларуси. Неприятных неожиданностей можно ждать как от Антикризисного фонда ЕврАзЭС, так и от МВФ. С Фондом отношения можно разморозить только после нормализации политических отношений с Западом.

В-четвертых, важными для денежной стабильности являются экспортные возможности Беларуськалия, нефтяников, производителей молочной продукции, а также БМЗ, МАЗа и МТЗ. В контексте калийной ситуации, с учётом ценовой динамики на рынке нефти, а также роста интенсивности конкуренции на российском рынке есть основания прогнозировать сокращения экспорта по этим товарным позициям. Белорусские власти попытаются компенсировать негативные тенденции на внешних рынках за счёт внутренних инвестиций и потребления. Этот путь мы уже проходили в 2013г., и ситуацию на денежном рынке он явно не исправил.

Наконец, 2014 год является политически чувствительным годом. Местные выборы не имеют большого значения, а вот до президентских осталось совсем недолго. Все непопулярные решения, если А. Лукашенко всё-таки решится их принять, должны быть приняты в первой половине 2014г. В противном случае боль структурных реформ совпадёт с политической кампанией. Данный фактор наверняка будет приниматься во внимание при определении параметров монетарной политики. Едва ли инфляционная цель и императив устойчивости валютного курса защитит Нацбанк от политического давления, если нужно будет в очередной раз, хотя бы до выборов запустить заводы, раздать льготные жилищные кредиты или поддержать градообразующие предприятия очередными порциями дешёвых, преимущественно безвозвратных кредитов.

Варианты монетарной политики на 2014 год.
1. Популистский. 2 Реформаторский. 3. – Ни себе, ни людям

Показатели

01.01.

2013

01.07. 2013

01.09.

2013

01.01.

2014

01.07.

2014

01.01.

2015

1.

2.

3.

1.

2.

3.

1.

2.

3.

1.

Наличные деньги М0, Br-млрд.

11,31

13,84

13,92

15,6

13,0

14,1

18,4

13,2

16,5

22,9

13,5

18,4

2.

Денежный агрегат – М1, Br-млрд.

34,44

38,88

37,7

46,0

36,0

40,8

51,7

36,4

45,8

60,4

37,1

49,0

3.

Рублевая денежная масса – М2, Br-млрд.

68,67

80,72

79,39

94,3

79,0

86,6

108,2

83,0

93,5

126

86,0

100

4.

Широкая денежная масса – М3, Br-млрд.

161,29

175,57

180,97

230

182

199

260

195

215

350

200

270

5.

Задолженность клиентов и банков по кредитам и иным активным операциям, трлн. Br-рублей

241,9

257,2

274,6

330

280

310

380

290

340

460

300

390

6.

Динамика задолженности по кредитам, выданным банками, трлн. Br

201,9

223,5

238,2

290

240

270

360

280

304

430

295

330

7.

Проблемная задолженность клиентов и банков по кредитам, трлн. Br-рублей

1,15

1,77

1,87

2,5

1,8

2,1

3,1

1,5

2,5

5,8

1,3

3,8

8.

Кредиты, выданные секторам экономики, трлн. Br

201,9

223,5

238,2

280

240

255

360

255

280

470

260

330

9.

Депозиты в национальной валюте, трлн. Br

56,27

63,84

63,46

68

63

66

73

67

69

80

68

73

10.

Депозиты в иностранной валюте, млрд. $

10,3

10,3

10,75

11,0

10,8

10,9

11,9

10,9

12,2

12,8

11,0

11,8

11.

Официальный курс Br-рубля к USD

8570

8790

8990

9150

9400

9200

10500

9990

9700

13800

10900

11700

12.

Ставка рефинансирования, %

30,0

23,5

23,5

23,5

20,0

23,0

21,0

20,0

22,0

15,0

16,0

19,0

Источник: Нацбанк 2013, прогноз – Центр Мизеса АЦ «Стратегия»

Другие материалы в этой категории: « Девальвация на бис Ставки-проценты-проблемы »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!