Загадка Банка развития

Автор  01 апреля 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Кому в Беларуси жить хорошо

Ярослав Романчук

Согласно опросу НИСЭПИ, доверие к Br-рублю выразили только 19,7% белорусов, гораздо меньше, чем к US доллару (53,6%). Две третьих белорусов считает, что белорусская экономика находится в кризисе. С такой пессимистической точкой зрения решительно не согласен Банк развития и его руководитель Сергей Румас. По итогам 2012 года эта свежеиспеченная государственная структура получила Br1 трлн. 560,4 млрд. прибыли. Это в 46,7 раза больше, чем было в 2011г. Впечатляет такой результат за первый полный год работы. За феноменальными показателями роста ресурсов Банка развития, прибыли и количества коммерческих операций кроется большой вред, который получил малый бизнес, граждане страны от сохранения резких дисбалансов на денежном рынке страны.

Банк развития как структура финансового разврата

ОАО «Банк развития Республики Беларусь» создан 21 июня 2011 указом президента № 261. Изначально эта новая банковская структура должна была принять на баланс плохие активы государственных банков (в первую очередь, Беларусбанка и Белагропромбанка) и стать единственным оператором по бюджетному финансированию государственных программ. В таком раскладе едва ли стоило ожидать прибыльной работы, ведь работать предстояло с высокотоксичными активами.

Конфликт интересов был заложен в фундаменте Банка, в составе учредителей. С одной стороны, это Совет министров (95% акций), который несёт ответственность за экономическое развитие страны. С другой стороны, это Национальный банк (5%), который обязан обеспечивать ценовую стабильность. Ему вообще не следовало бы заниматься коммерческой деятельностью, чтобы качественно выполнять свою непосредственную работу. Не дело Нацбанка финансировать госпрограммы и «социально значимые инвестиционные проекты». А ведь именно это вменено в обязанности Банка развития.

Не работая напрямую с населением и бизнесом, эта структура привлекает займы и кредиты, средства бюджета на депозиты, выдает кредиты на реализацию госпрограмм, обслуживает и погашает внешние государственные займы, привлеченные под гарантии правительства. Ещё Банк развития имеет право приобретать активы банков на основании договоров уступки требований. Он застолбил за собой особый статус на валютном рынке. Президент предоставил ему право быть акционером ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа», что очень важно в условиях макроэкономической и валютной неустойчивости.

Банк развития начинал с уставного фонда Br20 млрд. Энергичный, вооруженный политической поддержкой А. Лукашенко, Сергей Румас развернул бурную деятельность. Он творчески интерпретировал задачи Банка развития и превратил его в одного из крупнейших финансовых спекулянтов. В условиях гиперинфляции 2011 года, резких колебаний валютного рынка, хронически высокой инфляции 2012г., а также жестких ограничений при валютном кредитовании Банк развития в полной мере воспользовался макроэкономической «мутной водой». Ему было позволено то, о чём другие, не имея такой прочной связи с бюджетом страны, могли только мечтать. Став узаконенным валютным и рублёвым инсайдером-спекулянтом, Банк развития быстро набрал обороты.

Вместо того чтобы способствовать общей макроэкономической стабильности, очистить реальный сектор от токсичных активов, ускорить институциональные реформы, структура С. Румаса зацементировала существование в Беларуси двух параллельных экономик. Одна – это защищенная от рыночной конкуренции, избранная часть государственного сектора. Она пользуется бесплатными или очень дешевыми кредитами из бюджета (они как раз попадают этой «белой кости» белорусской экономики через финансовые структуры типа Банка развития), имеет полный административный, правовой и политический ресурс.

Вторая часть белорусской экономики – это все те коммерческие организации, которые работают в отрытой конкурентной среде непосредственно на потребителя, а не на «крышу» государственных программ. Сюда же попадают физические лица. Из-за мощных корпоративных любимчиков им предлагают очень дорогие кредитные ресурсы и не предлагают надежные инструменты для инвестирования. Br-рублевые депозиты не в счёт, потому что эту временную финансовую пирамиду построили, в том числе для того, чтобы обеспечить ресурсами государственные банки и избранные коммерческие организации.

Становление анаболического гиганта

Результаты деятельности Банка развития в 2012 году требуют тщательного анализа не только макроэкономистами и финансистами. Не исключено, что здесь есть что накопать Следственному комитету и тем органам, которые следят за параметрами экономической безопасности. Представьте себе, что в 2011 году во всех соревнованиях участвовал слабенький спортсмен, особо рвения на тренировках не показывал, получал никакие результаты, но постоянно говорил о своих амбициях стать чемпионом. И вдруг в 2012 году он им становится. Это как раз кейс для антидопинговой комиссии.

Основную часть прибыли Банк развития получил за счёт активных финансовых операций. Кредиты на межбанке, депозиты в Br-рублях, операции с Нацбанком и коммерческим банками, валютные свопы, операции с акциями и долгами, доступ к которым имеют избранные - всё это позволило заработать Br1,56 трлн. прибыли. За 2012 год ресурсная база Банка развития увеличилась на Br9,8 трлн. и на 1.01.2013 года составила Br25,7 трлн. На конец 2012 года объем собственных средств составил Br4,6 трлн. Основной прирост был обеспечен за счет увеличения уставного фонда (Br3 трлн.) и прибыли. Кредитный портфель Банка развития на начало 2013г. составил Br10,2 трлн., увеличившись за 2012 год в 4,8 раза.

По состоянию на 1 января 2013 года Банк развития обслуживал 817 кредитных договоров с клиентами, в том числе за год было заключено 66 договоров по новому кредитованию на общую сумму Br3,1 трлн. Прибыль 2012 года позволила выйти на рентабельность деятельности в 19%. Рентабельность активов составила 8,3%, капитала - 33,9%. Эти показатели гораздо лучше средних по банковской системе. Напомним, что в 2012г. белорусские банки заработали Br5 трлн. 394 млрд. Беларусбанк и Белагропромбанк вместе получили почти Br2,3 трлн. Получается, что Банк развития в первый полный год своей работы получил почти 29% от объема прибыли всех остальных банков.

М. Мясникович будучи по совместительству председателем наблюдательного совета Банка развития, на общем собрании акционеров сказал, что «прибыль - это не основной показатель Банка развития». Премьер-министр видит в нём «институт развития страны», при помощи которого финансируются государственные программы. Одно дело, когда Банк развития работал бы в равных условиях, зарабатывал деньги при активной поддержке новых частных производств. Другое дело, когда он занимается лишь дележом всё того же бюджетного пирога и перераспределением активов внутри системы. Финансовые манипуляции и спекуляции позволили ему заработать приличную сумму денег. Открытым остается вопрос - как. Если более 80% кредитов приходится на аграрный сектор, то почему тогда сам этот сектор имеет хронически неустойчивое финансовое положение? Сельское хозяйство погрязло в долгах, как в шелках, и выживает, главным образом, за счет ежегодных государственных дотаций в объеме $3-4 млрд. Получается, что Банк развития прекрасно устроился, зарабатывая на обслуживании государственных финансовых потоков, а не на честной рыночной работе. Процентные ставки по Br-рублям, валютные запреты, которые подкосили реальный сектор, оказались благом для Банка развития, который ведь должен был помогать экономике страны в целом, а не избранным госорганизациям. Понятное дело, что руководители Банка платили себе далеко не чиновничьи зарплаты.

Если допустить, что Банк развития действительно проявил профессиональный подход к управлению кредитными ресурсами и активами государства, то резонно задать вопрос: почему до 2012 года с таким же качеством не работали Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк? Неужели дело только в Сергее Румасе? Или всё-таки весь вопрос в том, что государство в условиях высоких макроэкономических дисбалансов, огромных процентных спрэдов решило в очередной раз наказать доверчивых вкладчиков и бизнес? Банк развития лучше других сориентировался в финансовых потоках 2012 года. Правда, от этой работы структуры С. Румаса правительству придётся в очередной раз писать программу макроэкономических реформ.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…