Валютные варианты

Автор  26 сентября 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Факторы стабилизации денежного рынка

Ярослав Романчук

В Беларуси в очередной раз начался процесс выхода на единый курс. Полгода понадобилось белорусским властям, чтобы понять одну рыночную аксиому. Установление ценового потолка на товар ниже уровня рынка приводит к его дефициту, росту серой экономики и оттоку капитала из данного сектора. Товар в данной ситуации – белорусский рубль. Цену на него – обменный курс по отношению к иностранным валютам – зафиксировали на уровне гораздо ниже рыночной. Эксперимент за счет денег вкладчиков, кредиторов и бюджетников продолжатся с марта 2011 года. Конца ему пока не видно. В результате ножницы курсов $7 – 10млрд. ресурсов перешли из рук в руки: от рублевых вкладчиков к банкам и рублевым заемщикам, от рублевых кредиторов к должникам, от поставщиков товаров и услуг к тем, кто эти товары и услуги получил, но не оплатил.

Прозрение длинной в 61 месяц

В декабре 1995 года официальный курс белорусского рубля совпадал с рыночным и составлял Br11500/$1. Уже в январе 1996 года белорусский рубль на рынке подешевел до Br120000/$1, а официальный остался на том же уровне. Только в мае 1996 года Нацбанк проснулся и опустил официальный курс до $12290. В это время рыночный курс уже был Br13100. Апогеем ценового преступления (множественности курсов) стал ноябрь 1998 года. Разница между официальным и рыночным курсами Br-рубля составила 5,7 раз (Br330тыс./$1 против Br58тыс./$1).

С того момента курсы начали сближаться. В январе 1999 года разница составляла 4 раза, январе 2000г. – 2,9 раза. Процесс выхода на единый курс можно было считать законченным в январе 2001 года, когда рыночный и официальные курсы практически совпали. В итоге от единого курса, т. е. свободной рыночной цены в 1995 году до единого курса в 2001 году прошел 61 месяц. Это был второй по объему нанесенного ущерба и силе удар по белорусской экономике в истории нашей страны. Первый – гиперинфляция первой половины 1990-ых, которая уничтожила сбережения и накопленные активы многих поколений белорусов.

Казалось, что власти выучили болезненный урок прошлого. Малой открытой экономике с объемом внешней торговли товарами и услугами 110-120% ВВП противопоказано вмешиваться в определение цены национальной валюты. Цена на Br-рубль должна быть следствием действия исключительно рыночных сил. 10 лет Нацбанк и правительство помнило болезненный урок прошлого. Позабыли азы экономической теории, стерлись в памяти кадры прошлого с валютчиками, курсовыми разницами и достижением в виде 100-долларовой зарплаты. В марте 2011 года началось воспроизведение порочного валютного круга.

Открытие дополнительной сессии по торговле валютой нельзя отождествлять с намерением властей выйти на единый курс. Разница между официальным и рыночным курсами может сохраняться долго. Нацбанк и Совмин признали проблему – множественность курсов. Судя по риторике представителей этих структур, даже с определением «проблема» они не совсем соглашаются. Перформанс «удорожания белорусского рубля» с новыми шоуменами в лице вице-премьера Сергея Румаса и заместителя председателя Нацбанка Тараса Надольного, которое продолжается с 14 сентября, призвано отвлечь внимания от постыднейшего факта. Белорусский рубль с начала весны 2011 года обесценился минимум в 2,5 раза. Инфляция уже в 8 раз выше запланированной властями. Это как если случился пожар. Семья быстро вызвала пожарных, но они приехали только тогда, когда сгорел весь дом и начали гореть хозяйские постройки. И вот доблестные пожарные под телекамеры ведут борьбу за спасение от огня собачей будки. PR у них хорошо поставлен, и вся страна чуть ли готова рукоплескать их профессионализму. За кадром остается сгоревший дом, несчастная семья и недоуменные соседи.

Даешь денежного рублевого угля в валютную топку

Знающие люди и внимательные наблюдатели понимают, что спасение «собачей будки от пожара» не есть способ решить проблемы валютного рынка. Вся финансовая система продолжает работать в режиме отрицательной ставки процента. Это когда ставка рефинансирования Нацбанка ниже уровня инфляции. Она у нас ниже не на несколько процентов, а на несколько десятков процентных пунктов. Руководство Нацбанка/Совмина не называет дату выхода финансовой системы в режим положительной ставки процента. Без этого нет смысла говорить о макроэкономической стабилизации.

Молодой тандем Румас/Надольный искусно отвлекает внимание от острых проблем и делает акцент на вторичных явлениях и временных всплесках. Очень часто звучат заверения о том, что курс на дополнительной сессии является настоящим рыночным, что Нацбанк не вмешивается. Даже сто крат повторенное «не вмешиваемся» не скроет очевидные вещи. В режиме телефонного права идет разговор по душам с руководителями крупных предприятий, менеджерами банков, чтобы они не спешили с большими заявками на покупку валюты. Торговля в несколько десятков миллионов долларов в день после многомесячного затора никак не воспринимается, как искреннее проявление рынка. Никто не отменил мотивацию экспортерам попридерживать валюту за пределами страны, потому что 30-процентная обязательная продажа валюты эквивалентна неподъемному налогу на валютную выручку, наказание за экспорт. Румас/Надольный – не дисижнмейкеры. Они представляют явно не справляющийся со своей работой тандем Мясникович/Ермакова, но они не уполномочены назвать дату выхода на единый курс.

Наконец, самые большие претензии к Нацбанку/Совмину – в продолжении рублевой накачки белорусской экономики. За 8 месяцев 2011 года широкая денежная масса выросла на 42,2%, причем в августе темпы роста по сравнению с июлем увеличились в 3,7 раз. Для сравнения за весь 2010 год М3 вырос на 31,9%.

В августе 2011г. объем наличных денег в обращении (М0) сократился на 5%, но ведь в июле этот показатель вырос на 11,4%, а за 8 месяцев – на 49,3%. Активная рублевая денежная масса (М1) выросла на 31,9%. Рублевая денежная масса (М2) выросла на 34,1%, до Br35,42трлн. Для сравнения за весь 2010 год этот показатель увеличился на 27,4%. За 8 месяцев Нацбанк превысил годовые показатели увеличения рублевой и широкой денежной массы. Он так увлекся проведением дополнительной сессии по продаже валюты, что забыл внести коррективы в Основные направления денежно-кредитной политики на 2011 год. Поэтому мы до сих пор не знаем, что будет делать Нацбанк с рублями. Сокращать денежную рублевую массу на 15 – 25% - это одна динамика курса белорусского рубля, сохранение темпов эмиссии января-августа – прямо противоположная картинка. Поэтому на конец 2011 года мы не можем исключить ни курс Br7000 – 7500/$1, ни курс Br10,000 – 11,000/$1/

Банки резко увеличили эмиссию рублевых облигаций. За январь-август 2011г. их объем вырос на 67,7%, до Br1,72трлн. Чистые требования нерезидентов к белорусским банкам на 1.09.11 составили $5,15млрд., что на 21,4% больше, в начале года. Отметим, что чистые требования комбанков к Нацбанку (в рамках сделок своп и форвардов) составили $3,8млрд. При этом валютные вклады на 1.09.11 по сравнению с началом года сократились на 10,3% и составили $6,61млрд. С учетом того, что объем выданных кредитов с начала года увеличился более чем на половину, нет оснований говорить об адекватном уровню инфляции и девальвации ужесточении денежной и фискальной политики. Понятно, что комбанкам и Нацбанку срочно нужна твердая валюта, но на вопрос, где ее взять, ни Совмин, ни Нацбанк не отвечают.

Нацбанк/Совмин могут уговорить/приказать комбанкам пару-тройку месяцев не требовать возврата валютных долгов. Минфин может делать вид, что он не замечает законные требования коммерческих организаций, но с внешними кредиторами по понятиям не поговоришь. Им нужна «живая» валюта, а ее как раз в результате перформанса Румаса/Надольного в стране больше не стало. За восемь месяцев в страну было привлечено $1,14млрд. прямых иностранных инвестиций при годовом плане $6,4-6,5млрд. Это всего 17,8% от запланированного плана. Стоимость проданных пакетов акций составила «головокружительную» сумму $0,01млн. Если же считать чистый приток ПИИ за I полугодие, то по сравнению с аналогичным периодом 2010 года он сократился на 17,7%, составив $966млн.

Мы до сих пор не знаем, сколько валюты поступит в страну до конца года. Валютная выручка – прогнозируемая величина, но Нацбанк/Совмин рассчитывает на гораздо большее. Конечно, валютные поступления от продажи «Белтрансгаза»/МТС/Беларуськалия могут резко изменить ситуацию на валютном рынке и позволить властям к концу года зафиксировать цену белорусского рубля на уровне Br6500 – 7000/$1. Временные победы возможны. Есть сильное искушение сохранить множественность курсов, чтобы облегчить бремя обслуживания внешних долгов для отдельных банков, предприятий и правительства. Сегодня власти слишком много ресурсов и энергии концентрируют именно на временных валютных PR-ходах. Не понятно почему, ведь до следующих президентских выборов еще далеко.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 25 2017

Можно ли за $1 купить то, на что потратили $70 млн.?

История одного не-кемпинского провала в Минске Коммерческая структура Сбербанка России за один доллар стала владельцем скандально известного здания гостиницы (не-кемпенски) рядом с цирком в самом…