Нацбанк и I-ое полугодие 2011 года

Автор  02 августа 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Василий Кучеров

Страна подводит итоги I-ого полугодия. Есть чем гордиться чиновникам: ВВП увеличился на 11% (план на год 9-10%), инвестиции в основной капитал – на 27,6% (годовой план 16-17%),  располагаемые денежные доходы населения выросли на 12,4% при годовом прогнозе в 8-9,5%. Портят общую картину лишь некоторые «нюансы», среди которых инфляция в 36,2%, падение курса белорусского рубля по отношению к корзине валют на 75% все за то же I-ое полугодие...

Вот такими цифрами и запомниться первое полугодие 2011 года – года предприимчивости. Копнем чуть глубже и посмотрим, что можно вспомнить про работу Национального банка Республики Беларусь за это время. Как бы между прочим отметим здесь основные цели деятельности Нацбанка РБ:  защита и обеспечение устойчивости белорусского рубля, в том числе его покупательной способности и по отношению к иностранным валютам; развитие и укрепление банковской системы Республики Беларусь; обеспечение эффективного, надежного и безопасного функционирования Национальный банк организует свою деятельность исходя из Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь, ежегодно утверждаемых Президентом Республики Беларусь.

Январь

Не прошло и двух недель со дня подписания Директивы, как про нее тут же забыли. С 10 января Национальный банк запрещает авансирование импорта за счет валютных кредитов белорусских банков (подобное уже было в 2008г., за полтора месяца до тогдашней девальвации). Теперь авансирование импорта может осуществляться или за счет собственных средств, или за счет средств банков-нерезидентов. Такое решение – попытка уменьшить дефицит торгового баланса. Проблема в том, что львиная доля импорта приходится на  промежуточные товары, а войну объявили и товарам потребительским. Сложно получить кредит у иностранного банка, если ты представитель малого и среднего бизнеса, поэтому фирмы с таким оборотом данное решение толкает на использование оффшорных схем.

С 12 января по инициативе Нацбанка Белорусская валютно-фондовая биржа увеличила биржевой сбор, подлежащий уплате участником торгов по операциям покупки иностранной валюты. Сбор был установлен в размере 2% от размера сделки, т.е. увеличен более чем в 200 раз. После спроса на валюту (при ее дефиците) в конце 2010 года это попытка перекинуть его на межбанковский рынок. Это решение призвано уменьшить давление на резервы, которые вместо планового роста только сокращаются. За 2010г. ЗВР по методике МВФ сократились на 11% (на 1 января 2011г. составили $5 млрд.) при плановом росте на $1,8 млрд. При этом в январе Петр Прокопович, руководитель Национально банка, в невыполнении плана по золотовалютным резервам обвинил население страны. А в конце месяца белорусы были озадачены его заверениями о стабильности белорусского рубля на 5 лет вперед. По его словам, коридор колебаний рубля к стоимости корзины иностранных валют не превысит рамки плюс-минус 8% ни в 2011, ни в последующие 4 года.

Февраль

У Нацбанка серьезные планы: за пятилетку увеличить золотовалютные резервы в два раза, привлечь в страну $30 млрд. и сделать из Беларуси, ни много ни мало, международный финансовый центр.

Хронический внешнеторговый дефицит рано или поздно должен был оголить проблемные места. Покупаем импорта больше, чем сами продаем за рубеж, а доллары – не рубли –  напечатать не можем. Возникновение валютных проблем является закономерным в отношении текущей экономической политики, построенной на директивных показателях. Но от привычных методов никто не стал отказываться: в конце месяца глава государства потребовал правительству ужесточить правила валютного регулирования. 25 февраля принято постановление №240/5, запрещающее покупку валюты при импорте оборудования, стоимость которого превышает 50 тыс.евро и не только это. Суть постановления такова: валюты для расчетов нет и в ближайшее время не будет. Постановление вступит в силу с 2 марта.

Март

Реагируя на инфляцию, которая за двухмесячный срок прошла половину годового плана, Нацбанк 16 марта повысил ставку рефинансирования до 12%. При этом заявлений от правительства о сокращении льготного кредитования не последовало. С 16 марта срок резервирования средств на покупку иностранной валюты на биржевых торгах увеличен с 1 до 30 календарных дней. Нацбанк заявил, что банки удовлетворяют спрос на валюты, а на рекомендации Международного валютного фонда о необходимости проведения девальвации ответ был прост: «мы проводим свою валютную политику». Удлинив срок покупки, Национальный банк отправляет импортеров в коммерческие банки, предполагая, что у последних валюты предостаточно. Итого, биржевой рынок «омертвел», «омертвел» и межбанк. Импортеры прекращают отгрузки и ждут действий правительства, а правительство ждет валютных кредитов и притока иностранных инвестиций.

На фоне безмятежности правительства официальный курс остается прежним, а валюты днем с огнем не сыскать. Решено успокоить население: 30-ти дневным ограничением убрали юрлиц и попытались удовлетворить спрос населения. Не удалось. 22 марта Нацбанк отказался продавать валюту коммерческим банкам для последующей продажи населению. В этот же день Нацбанк постановлением №89 с 1 апреля отменяет 30-ти дневное резервирование, возвращая старый порядок в 1 день. А 29 марта Национальный банк официально вводит множественность курсов, разрешая коммерческим банкам совершать сделки купли-продажи по курсу, отклоняющемуся от официального на 10%. На момент выхода этого решения цена на сером рынке давно перешагнула 10%-й рубеж.

Своими действиями в марте Нацбанк только подхлестывал ажиотаж на валютном рынке. По сути, Беларусь доигралась с политикой импортозамещения, все больше растет дефицит платежного баланса. В стране окончательно оформилась острая валютная недостаточность.  Население психологически уже давно приготовилась к девальвации. В ситуации, когда на товар (валюту) нельзя поднять цену, он исчезает с рынка, становится дефицитным, способствуя развитию серых схем. Предприятия покупают доллары за 4000 рублей, чтобы потом производить продукцию или оказывать услуги, в цене которых «забит» официальный курс. Правительство и дальше продолжает убеждать инвесторов в стабильности экономической модели, позабыв про утвержденную либерализацию (Директиву №4) и не замечая наличие очевидных проблем белорусского бизнеса.

В последний день месяца Национальный банк вместо того, чтобы решать валютную проблему, решил и вовсе уйти от нее введением моратория на свои действия по регулированию валютного рынка на 20-30 дней.

Апрель

С 1 апреля пришла и отмена 30-дневного резервирования белорусских рублей на покупку валюты на Белорусской валютно-фондовой бирже при ограничении продажи валюты объемами ее предложения. То есть, импортеры все равно остались без валюты (за исключением тех, кто имеет первоочередное право удовлетворить свои валютные потребности – покупка газа, обслуживание внешних долгов и покупка медпрепаратов). Нацбанк практикой административного распределения упорно продолжает противостоять рынку, не давая нормально работать бизнесу. Тем временем все, от директоров до рядового персонала, вспоминают жизнь начала 90-хх. Официальный курс и дальше остается официальным, на внебиржевом рынке свои котировки, успешно развивается и серый валютный рынок. Чем это чревато для предприятий, национальной экономики? Вплоть до полной остановки. Нет возможности работать, планирование в таких условиях становится жанром фантастики.

Независимые эксперты и международные организации давно говорят о 30%-й девальвации, но власти пытаются ограничивать импорт и не намерены предоставлять возможность рынку определить равновесный курс. За первый квартал текущего года продажи только золотых слитков выросли в 5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 15 апреля Нацбанк прекращает продажу драгметаллов за национальную валюту, при этом выкупать слитки он будет только за белорусские рубли.

Тем временем ставка рефинансирования Национального банка с 20 апреля составила 13% годовых. Решение было принято как ответная мера на рост индекса потребительский цен (за первый квартал он составил 6,1%; при этом импортные товары подорожали на 30-60% или вовсе исчезли). Подобные меры не окажут желаемого влияния, так как не решается вопрос с множественностью курсов, способствующий общему росту цен.

Во второй половине месяца дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки: правительство и Нацбанк дали зеленый свет на проведение альтернативной торговой сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже, где должен был определиться рыночный курс, исходя из спроса и предложения. Но 26 апреля зеленый свет, видимо, закончился и Нацбанк сообщил, что нет необходимости введения дополнительной сессии. На ожившем после новости об альтернативной торговой сессии межбанке сделки проходили выше 5000 за доллар (хотя до этого официальная версия «красной» цены доллара была в районе 3800-4100 рублей). Так или иначе, своими действиями Нацбанк продемонстрировал, что не только население, но даже и он сомневается в стабильности национальной валюты. Попытка найти рыночный курс закончилась тем, что курс, превышающий 4100 рублей, был объявлен спекулятивным.

Май

Май – месяц, когда всем стало понятно, что решить проблемы экономики безболезненным способом уже невозможно. При выработке мероприятий в любом случае придется руководствоваться принципом Харви-эффективности, т.е. из нескольких зол выбирать наименьшую. В противоречивых и непоследовательных действиях Национального банка сложно усмотреть стремление помочь и бизнесу, и населению. В условиях такой неопределенности в экономической политике, в том числе множественности курсов, вести бизнес невозможно. 13 мая курс на внебиржевом рынке дошел до 6 тыс. за 1 доллар. Валютная дискриминация заставляет частников покупать валюту по такому курсу, а госпредприятия покупают ее по официальному. Предприятия уже давно работают себе в убыток – самым лучшим решение пятого месяца либерализации для предпринимателя становится решение о прекращении деятельности. 17 мая курс дорос до 7 тысяч.

12 мая Нацбанк расширил коридор изменений курса рубля к корзине валют с 8% до 12%, а 18 мая ставка рефинансирования стала 14% годовых. Ни то, ни другое ситуацию не изменит, девальвационное и инфляционное давление своих сил не утратят. Проблемы с валютой выливаются в рост цен, что выглядит достаточно опасным, ведь буквально накануне цены на многие товары отпустили. По сути, пассивное отношение правительства к происходящему в стране настраивает потребителей против предпринимателей, и такое положение – реальная угроза либерализации в ценообразовании.

24 мая Нацбанк девальвирует рубль на 56%. После публичных заверений, что девальвации не будет, она все же произошла. Хотя само слово «девальвация» использовать не спешили. Все было разъяснено очень просто: «С целью выхода на единый равновесный курс белорусского рубля на всех сегментах внутреннего валютного рынка Правлением Национального банка принято   решение установить с 24 мая 2011 г. официальный курс белорусского рубля…». И в конце своих объяснений слова, что «поддержанию устойчивости белорусского рубля будут способствовать дальнейшие шаги Правительства и Национального банка, направленные на достижение макроэкономической сбалансированности в стране». Девальвация опоздала на несколько месяцев, но уже неплохо, что Нацбанк проявил активность. Тем не менее, все тут же поняли, что от своих принципов никто отказываться не собирается: была возвращена практика ограничения курсообразования на внебиржевом рынке, т.е. отклонение от официального курса не может превышать более 2%. К слову, по данным Всемирного  банка белорусская девальвация оказалось самой крупной в мире за последние 20 лет.

Итак, 24 мая рубль был девальвирован более чем в полтора раза, вернулись ограничения плюс-минус 2%, внебиржевой рынок утратил признаки жизни. Как выяснилось позже, в подобном состоянии комы внебиржевой рынок будет еще долгое время. Конец мая, валюты по-прежнему нет, зато есть ожидания роста цен и спада в производстве. Частник покупает доллар по курсу в 9 тыс., госпредприятиям еще удается покупать его по льготному курсу.

Июнь

Вот уже который месяц белорусский бизнес и население живут в условиях дефицита валюты: официальный курс есть, а валюты нет, белорусские рубли есть, а прежней покупательской способности нет. Не говоря об этом открыто, правительство Беларуси хорошо понимает бизнесменов, так как и само имеет те же проблемы, продолжая при этом увеличивать размеры госдолга.

Чтобы разобраться с валютной ситуацией, глава государства, помимо работы со специалистами внутри страны, консультаций с россиянами и ведущими мировыми банками, недавно обратился за помощью к руководству Народного банка Китая. Китайские эксперты должны были оценить текущую ситуация в стране, а также высказать свою позицию касательно путей выхода из сложившегося положения. Была поставлена конкретная задача – сформулировать рекомендации дальнейшей стратегии действий на валютном рынке, в частности работы Нацбанка.

Проведя анализ, эксперты из КНР не советуют соглашаться на условия Международного валютного фонда (последний давно говорит, в том числе о механизме свободного курсообразования), рекомендуют дальше удерживать установленный курс, плавно повышать ставку рефинансирования и активно заниматься стимулированием экспорта. А в том, что население не может купить валюту, китайцы ничего плохого не видят. Проделанную китайскими специалистами работу высоко оценили, отметив, что высказанная ими позиция совпадает с ныне проводящимся курсом. Официальный Минск хорошо отозвался и о китайской финансовой системе, в связи с чем у населения возникли опасения, что наш Национальный банк может перенять практику своих китайских друзей, т.е. наложить в Беларуси запрет на свободную покупку иностранной валюты физлацами (в Китае действуют лимиты на приобретение инвалюты, осуществляется непрерывный мониторинг: кто и сколько валюты купил).

В условиях дефицита валюты курс перестал расти и откатился к коридору в 6500-7500 рублей. Официальный же курс в 5000 рублей бьет по бюджету страны. Многим не понятен принцип, согласно которому в стенах кабинетов Нацбанка был установлен такой справедливый равновесный курс (если курс справедливый, то почему нет валюты?), который Нацбанк собирается удерживать до конца года.

Собственно ничего особенно этот месяц не принес. 22 июня президентом был подписан указ о назначении Юрия Алымова исполняющим обязанности председателя правления Национального банка. Чуть позже стало известно, что П.Прокопович и вовсе покинет свое рабочее место. Но вместе со сменой лиц не стоит ждать больших изменений в политике Нацбанка, 23 июня глава государства заявил, что курс работы Национального банка будет «примерно таким, каким мы его определили в последнее время».

Вот так шла работа у Нацбанка. Возможности осуществлять интервенции на валютном рынке иссякли, разговоры о монетарной дисциплине расходятся с фактом роста широкой денежной массы за полугодие на треть (и это после такой кредитной экспансии в прошлом году и сегодняшней инфляции). Сложившаяся ситуация на валютном рынке пагубно влияет на экономику страны, а политика внешнего заимствования для консервации такого положения лишь подхлестнет дальнейший рост перекосов в «белорусской модели». Вот таким вышло I-ое полугодие: в год предприимчивости решение закрыть бизнес зачастую стало самым рациональным решением.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

марта 30 2017

Налоговая правда Беларуси

Минфин консервирует кризис белорусской экономики Позиция Минфина 23 февраля 2017г. заместитель министра финансов Дмитрий Кийко написал мне письмо с информацией «Об изменении в 2017 году…