Крушение Белорусского неосоциализма

Автор  16 мая 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Президент Научно-исследовательского центра Мизеса

Ярослав Романчук, май 2011

Острая фаза валютного кризиса в Беларуси совпала с поразительно высокими темпами роста ВВП. За I квартал 2011 года он вырос на 10,9%. В рамках белорусской экономической модели эти явления взаимосвязаны. Более того, есть основания утверждать, что искусственное стимулирование экономики при помощи стандартных инструментов денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики стало главной причиной валютного кризиса в Беларуси. Его также ускорил рост цен на российский газ, прикрытие нефтяного оффшора и желание тысяч белорусов заработать на перепродаже автомобилей в Россию после 1 июля 2011 года, когда закроется уже автомобильный оффшор в рамках Таможенного союза.

На мой взгляд, текущий валютный кризис является результатом непрофессиональных, неадекватных действий белорусских властей.  Беларусь – малая, отрытая экономика. Ее доля в мировом ВВП в 2010 году – менее 0,1%. Поэтому для нас цены на энергоресурсы, металлы и т.д. – экзогенные, внешние факторы. К ним нужно адаптироваться, быть гибкими. Белорусские власти же не замечали целого ряда тревожных сигналов, которые фиксировала официальная статистика, на которые указывали как МВФ, так и правительство России (вспомним оценки А. Кудрина устойчивости белорусской модели 2009 года). К этим сигналам относятся следующие показатели: 1) рост дефицита текущего счета платежного баланса. В 2005 году у нас по этому показателю был профицит 1,4% ВВП. В 2006г оды был уже дефицит 3,9% ВВП. Дальше больше. В 2007г. – минус 6,8%, в 2008 – минус 8,6% в 2009г – 13% ВВП, а в 2010 г. – 15,6%. 2) Аналогичная динамика была по дефициту торгового баланса: с минус 1,7% в 2005 году более 17% в 2010 году. Рост экспорт, но импорт рос гораздо быстрее. При этом власти с конца 1990-х безуспешно пытались реализовать программу импортозамещения и стимулирования экспорта. В результате образовалось существенное превышение спроса на доллары над их предложением. И эту динамику белорусские власти проигнорировали. 3) Предупреждающим сигналом была динамика золотовалютных резервов. С 2005 по 2010 год они росли, но, в основном, за счет внешних займов. В 2010 году они сократись более чем на 10%, а в первом квартале 2011 года упали еще больше. При этом Нацбанк устами своего председателя продолжал говорить, что в 2011 году они увеличатся более чем вдвое. 4) Очередной сигнал опасности – динамика внешнего долга. По сравнению со многими странами ЕС госдолг у нас вполне приличный – меньше 20% ВВП, а совокупный – около 52% ВВП, но его динамика впечатляет. С 2006 года он увеличился в пять раз. Так что рост ВВП был обеспечен за счет внешних кредитов, спроса российского рынка и благоприятных условий торговли нефтепродуктами, калийными удобрениями и металлами. В 2011 году Россия окончательно закрыла нефтяной оффшор в Беларуси, хотя оставила 6,3млн. тонн нефти для внутреннего рынка без экспортной таможенной пошлины. Это также должно было насторожить белорусское правительство. Не насторожило. 5) Много сигналов о макроэкономической опасности приходило из России. Белорусские власти беспечно надеялись на то, что Россия будет до бесконечности продавать им газ и нефть по низким ценам и прикрывать глаза на жесткий протекционизм в отношении российских товаров на белорусском рынке. Что Кремль с пониманием отнесется к политике Минска в отношении конфликта в Грузии, что будет терпеливо ждать начала приватизации и сохранять режим свободной торговли белорусскими товарами на своем рынке. Такой расчет тоже не оправдался. Надо было готовиться к росту цен на энергоресурсы, диверсифицировать торговлю, создавать конкурентный частный сектор. Ничего этого белорусские власти не делали. К тому же, они сами своими руками «унизили» белорусский рубль.  Когда Нацбанк увеличивает рублевую (белорусский рубль, естественно) денежную массу на 35 – 45% в течение более пяти лет, когда объем выданных кредитов ежегодно прирастает  на 40 – 50%, не надо удивляться ослаблению рубля и высокой инфляции. Она у нас за первые четыре года уже достигла почти 10-процентной отметки.

Десятки стран мира регулярно переживают внешние шоки. При адекватной политике центрального банка и правительства может случиться временная рецессия, но потом восстановится рост при новой цене национальной валюты, которая соответствует рынку. Если же власти «тормозят», то случаются серьезные валютные/финансовые/долговые кризисы. Так было в Азии в 1997 году, в России в 1998 году или в Аргентине в начале 2000-ых. Так что белорусские власти наступили на те же грабли, которые больно ударили в свое время россиян, аргентинцев или даже украинцев в 2008 году. Более того, у белорусских властей оказалась такая короткая память, что они забыли, что было в Беларуси в период 1996 – 2000, когда курс «держали» административными методами, валюты хронически не хватало по официальному курсу, который был в отдельные периоды почти в три раза ниже рыночного. Так что в случае Беларуси на внешние факторы, в том числе на поведение российского правительства неча пенять. Валютный кризис Беларуси – дело рук белорусских властей.

Один из основных принципов белорусской экономической политики – «забирай, распределяй и властвуй». Чиновники и политики забирают много, распределяют несправедливо и зарабатывают на этом очень даже прилично. Речь идет о высоких доходах хозяйственной номенклатуры. Она прочно захватила все командные высоты в экономике и системе распределения бюджетных ресурсов. Она властвует и делает все, чтобы сохранить свою монополию в политике и экономике.

Белорусские распределители чужого забирают у налогоплательщиков 45% ВВП (в эквиваленте около $25 млрд. в 2010 году). В эту сумму входят ресурсы местных и республиканских органов власти, а также Фонда социальной защиты населения. Это огромные деньги, которые не снились ни одному белорусскому банку, ни даже двум белорусским НПЗ с Беларуськалием вместе взятым.

Нацбанк – это не независимый центральный банк. Это зависимая от администрации президента структура по денежной политике. Да, в нем работает много профессиональных, знающий людей, но для руководства Нацбанка приоритетом является не снижение инфляции, стабильность валютного курса, а выполнение приказов сверху. А они были следующими: сделайте дешевые кредиты для госпредприятий и под госпрограммы, не допускайте разрыва ликвидности в госбанках, не допускайте чрезмерной конкуренции в финансовом секторе, стимулируйте полную занятость и финансируйте расходы правительства. Так что Нацбанк несет полную ответственность за углубляющийся валютный кризис. Его действия, особенно в первом квартале 2011 года, были особенно противоречивыми и неадекватными. Целая серия административных мер, запретов и ограничений насторожила бизнес и людей. Они нервно начали снимать деньги с депозитов или переводить их в валюту. Когда никто не знает, как Нацбанк будет действовать дальше, монстры создания рисуют самые апокалипсические сценарии. Поэтому и оценки настоящего рыночного курса варьируют от Br3800 за $1 до чуть ли не Br7000 за доллар. Так что Нацбанку за монетарную политику я ставлю прочную двойку.

Валютный кризис уже оказывает влияние на популярность А. Лукашенко. Он довел до всех граждан мысль о том, что он за все отвечает в стране. Вот они и связывают с ним как рост благосостояния, так и его падение. Люди весьма чувствительны к обману. В 2009 году власти заверяли, что девальвации не будет, но потом, прямо после Нового года обвалили белорусский рубль более чем на 20%. Во время президентской кампании 2010 года А. Лукашенко обещал $500 зарплату и ее устойчивый рост до 2015 года до $1000. В программе четвертой пятилетки курс белорусского рубля к доллару в 2015 году должен был бы быть около Br330 за $1. Утопия превратилась в обман. Утопия превратилась в резкий рост цен и обесценение вкладов. Утопия создала угрозу вкладам. В январе – феврале 2011 года начисленная среднемесячная оставила Br1423,2тыс. или около $467. Это по официальному курсу $1 = Br3050. Если же брать рыночный наличный курс Br4500, то зарплата составляет всего $316. Нет сомнений, что А. Лукашенко заплатит потерей популярности за такой мощеный удар по благополучию граждан. Самое горькое для людей, что валютный кризис и резкое повышение цен идет на фоне роста ВВП в первом квартале 2011 года на 10,9%. Инерция надувания валового пузыря похожа на ситуацию, когда слабеющему спортсмену дают еще больше анаболиков, чтобы хотя бы на пару кварталов показного благополучия хватило.

Кризис еще только начинается. Он может приобрести самые разные формы и интенсивность. Нет сомнений, что основным фактором будет поведение российского правительства. Сегодня речи о выделении МВФом кредитов не идет. Фонд и без того спас белорусское правительство и оттянул принятие необходимых мер по реформированию экономики. Едва ли в Беларусь придут иностранные инвесторы. При таком хаосе на валютном рынке надежды на приток иностранных инвестиций призрачные. Поэтому ход белорусского валютного кризиса  во многом находится в руках В. Путина и его команды. Захотят дать $3млрд. сразу – валютный рынок стабилизируется, девальвация будет небольшой. Однако такая одноразовая щедрость едва ли возможна. Скорее всего кредиты будут выделяться траншами и при более жестких условиях. Непременным условием получения второго транша будет приведение стоимости белорусского рубля в соответствие с рыночным балансом. Сейчас мы не знаем, каким он будет, потому что неясно, будет ли активно печатать деньги нацбанк, будет ли сокращать госрасходы Совмин Беларуси. В неблагополучном для правительства Беларуси сценарии (небольшой первый транш, жесткие условия, требования либерализации текущего счета платежного баланса, приватизация, снятие барьеров для российских товаров на белорусском рынке) девальвация может быть более 50% и рецессия  экономик в 2011-2012 годах. Валютный кризис может дать толчок кризису банков. За ним последует кризис бюджета, и вместе мы будет иметь полноценный системный, структурный кризис. Скорость его преодоления будет зависеть от профессионализма белорусских властей. Это значит, что без радикального обновления руководящих кадров кризис не преодолеешь.

Белорусский рубль будет значительно дешевле. Какой будет курс к доллару, Br4500 или Br7000, будет зависеть от многих факторов. Ни экономическая теория, ни экономическая история не дают нам права говорить об абсолютных цифрах, а только о спекулятивной оценке, своеобразной угадайке курса. Поиграем в угадайку. На мой взгляд, с учетом специфики взаимодействия разных факторов в белорусской экономической политике, рыночный курс доллара к концу 2011 года будет около Br6000.

Белорусские власти все больше и больше уподобляются команде «Титаника». Они расPR-или свое экономическое чудо, пообещав оставить позади Россию, а потом догнать Евросоюз. Они увеличивают скорость роста экономики (до 10,9% в I квартале 2011), хотя вокруг полно опасных айсбергов. Вертикаль продолжает убеждать в безопасности белорусского рубля, хотя число желающих избавиться от него с каждым днем растет. Валютных «шлюпок» остро не хватает. Благо, что за борт пока никто не прыгает, так ведь и до столкновения с ледяной глыбой еще не дошло.

В отличие от Титаника белорусская экономика может избежать самого трагического развития ситуации. У правительства есть инструменты, при помощи которых можно уклониться от смертельных для экономики айсбергов. Главное, чтобы у министров была политическая воля и полномочия их использовать. И еще важно наличие навигационной карты с обозначением самых опасных мест. Судя по действиям Нацбанка и Совмина в последние месяцы, способность обнаружения угроз и создания такой карты резко ограничена.

Айсберг № 1 Долги

При темпах роста ВВП за I квартал 10,9%, промышленного производства на 11,8%, инвестиций в основной капитал на 25,4%, розничного товарооборота на 21,4% и экспорта на 25,6% здоровая экономика просто обязана показывать улучшение финансового состояния. У хорошего хозяина увеличение объема инвестиций, производства и продаж должно вести к росту прибыли и сокращению долгов. В Беларуси же на шее каждого хорошего хозяина сидит, свесив ножки, парочка плохих бюрократов. Они приказывают «Копай!», а экономика кричит «Постой! Сначала определи, нужна ли кому-нибудь эта траншея, в каком направлении копать, кто заплатит за работу».

Поскольку зарплата и уровень доходов большинства руководителей белорусских госпредприятий зависит не от выбора потребителей и рынка, а от Совмина и администрации президента, то приказ «копать» они выполняют механически, по умолчанию. Издержки не учитываются. Лишние вопросы не задаются. В результате белорусская экономика – титаник быстро приближается к одному из самых опасных айсбергов. Долги поджимают со всех сторон. Маневрировать становится все сложнее.

На 1.03.11 суммарная задолженность экономики по сравнению с 1.03.10 выросла на 35,2% при инфляции за этот период 13%. Кредиторская задолженность увеличилась на 32,3%. Долги по кредитам и займам пошли вверх на 37,2%. Кредитование банковской системой экономики и населения увеличилось на 43,5%. Нацбанк и Совмин продолжают надувать денежный кредитный пузырь, невзирая на качество экономического роста и рост долговой пирамиды.

Приведем пример промышленности. На первый взгляд, есть реальные поводы для радости. За первых два месяца 2011 года чистая прибыль по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросла в 2,1 раза, до Br1,3трлн. Выручка выросла на 47,5% при росте цен производителей на 21,3%, а себестоимость увеличилась на 44,1%. При этом рентабельность составила 8,3% против 6,3% за первые два месяца 2010 года. Одновременно за этот период сумма чистого убытка выросла на 10,6% и превысила Br476млрд. Ловкость рук – и никакого мошенничества.

За январь – февраль 2011 ощутимо вырос и внешний долг. На 1.03.11 он составил Br41,8трлн., на 9,1% больше, чем на 1.01.2011 (Br38,33трлн.) Внешний госдолг составил $10,63млрд. и в рублевом эквиваленте вырос до Br32,1трлн. на 1.03.2011. Это по курсу Нацбанка, который пока остался на бумаге, но де-факто стал историей. Легко представить резкое ухудшение проблемы внешнего долга при курсе $1 = Br4500 и больше. В 2011 году нужно будет заплатить $862млн. на проценты и погашение основного долга. Одно дело платить за него Br2,7трлн., другое Br4,3трлн. Ни промышленность, ни экономика в целом не имеет такого запаса прочности, чтобы спокойно перенести нагрузку внешнего долга. Значит, нужно будет урезать другие расходные статьи бюджета или повышать налоги.

Двугорбый айсберг № 2 Дешевые деньги и инфляция

Корабль белорусской экономики находится в опасной близости от воронки дешевых денег. Стоимость нашей национальной валюты по-прежнему остается запредельно низкой. Только с 20 апреля ставка рефинансирования увеличилась до 13%. А ведь инфляция (март 2011г. к марту 2010) составила 113,9%. С сентября 2010 года по 16 марта 2011г. вообще действовала ставка рефинансирования 10,5%. Это значит, что экономика работала в режиме отрицательной ставки процента. Нацбанк предсказал динамику денежного рынка с точностью до наоборот. Государство доплачивало тем, кто имел доступ к дешевым кредитам. Продолжительное время многие коммерческие проекты получали кредитные ресурсы по цене, которая была ниже инфляции. Это типичный пример субсидирования государственных программ и предприятий. Но даже в таком режиме они не в состоянии улучшить свое финансовое положение и сократить долги.

Логичным и неизбежным следствием политики дешевых денег является инфляция. За четыре месяца 2011 года инфляция превысит 9%, а по году может быть больше 20%. Рублевая денежная масса М2 на 1 марта 2011г. по сравнению с 1.03.10 увеличилась на 45,5%. При такой монетарной политике девальвация неизбежна. Едва ли удастся избежать повышения тарифов на ЖКУ и потребительских расходов на покупку импорта. Чтобы не столкнуться с айсбергом дешевых денег, нужно повышение ставки рефинансирования до 17 – 20%, прекращение денежной эмиссии и ликвидация кредитных льгот для государственных программ и госпредприятий.

Трехгорбый айсберг № 3 Дефицит бюджета, платежного и торгового баланса

За январь – февраль 2011 года дефицит внешней торговли товаров и услуг превысил $1,52млрд. или 18,7% ВВП при прогнозе на 2011 год 8,9-9%. При росте экспорта товаров на 25,6% импорт увеличился на 60,6%. Резко увеличился дефицит по статье «минеральные продукты», до $1,42млрд.. Экспорт вырос на 27,7%, а импорт – на 61,5%. Для сравнения в январе – феврале 2010 года дефицит по данным товарам составлял $690млн., т. е. более чем в 2 раза меньше. В таком раскладе легкомысленно цепляться за старый режим обменного курса, т. е. за привязку белорусского рубля к корзине валют. Нужно признать очевидное и выйти на свободный курс и либеральный валютный рынок в целом.

В I квартале резко увеличился дефицит валютной выручки (превышение сумм списания на импорт над валютной выручкой за экспорт). На 1.04.2011 он составил $1,3млрд. что на 62,5% больше, чем в I квартале 2010 года (выручка от экспорта ~9млрд, оплата импорта ~10,3млрд.). Да, валютная выручка растет, но и платежи за импорт резко увеличились. На пределе работают белорусские молочники. За январь - февраль 2011г. они увеличили стоимостной экспорт только на 3,4%. Рост экспорта недрагоценным металлов на 43,2% сопровождался увеличением импорта на 56,6%. Взрывной рост экспорта средств транспорта (на 49,8%) произошел на фоне увеличения импорта товаров данной группы в 2,4 раза. По данной традиционно положительной статье торгового баланса у нас образовался дефицит почти в $27млн. Такое состояние торговли, безусловно, влияет на объем доступной валюты на рынке и, в конечном итоге, на курс белорусского рубля.

Государственный бюджет тоже является одним из угроз для белорусского титаника. Его очищение от провальных инвестиционных проектов, от инвестиций, которые вытесняют частный бизнес практически застопорилось. Лоббисты клещами вцепились в госбюджет и не хотят уступать ни пяди своего «пирога». За январь – февраль 2011г. доходы консолидированного бюджета выросли на 19,9%, а за минусом инфляции – на 7,2%. Расходы выросли на 20,8% или на 8,1% в реальном выражении. С учетом расходов Фонда социальной защиты населения государство потратило около 46% ВВП. Никакого снижения налоговой нагрузки не произошло. Наоборот, государство даже увеличило свое место в экономике.

Чтобы не напороться на айсберг дефицита бюджета, не усугублять состояние валютного рынка и инфляции, нужно сократить госрасходы, как минимум, на 10 процентных пунктов ВВП. Придется остановить рост зарплаты, даже в номинальном выражении. Начисленная среднемесячная зарплата в январе – феврале составила Br1423,2тыс. или около $467. Это по официальному курсу $1 = Br3050. Если же брать рыночный наличный курс Br4500, то зарплата составляет всего $316. Правительству следовало бы извиниться за провальные прогнозы по росту доходов в 2011 году и призвать вместе затягивать пояса. Чем быстрее это произойдет, тем быстрее корабль белорусской экономики минует опасную зону концентрации грозных айсбергов.

Айсберг № 4: бездумность, безалаберность, бесхозяйственность

Самый опасный айсберг белорусской экономики – это не долги, дешевые деньги, инфляция и строенный дефицит бюджета, платежного и торгового балансов. Это состояния системы управления экономикой. Враг находится не у ворот якобы осажденной страны, а внутри нее. Действия Нацбанка/Совмина убеждают, что айсберг, от которого может потерпеть катастрофу белорусская экономика, находится внутри нашего корабля.

Интеллектуальный балласт, творческий застой, должностная безалаберность, номенклатурная инерция – это очень благодатная почва для резкого роста размера айсберга внутри корабля нашей экономики. Управление при такой команде на борту превращается в муку для профессионалов внутри команды и в настоящий шторм для пассажиров, т. е. для всех граждан страны.

Айсберги, которые грозят Беларуси, склонны дрейфовать друг к другу, увеличивая силу своего разрушительного воздействия. Власти все ждут, когда на вездесущем Наутилусе на подмогу приплывает Кремль и проложит путь в безопасные воды. Однако российский наутилус, нагруженный валютой, явно не торопится. На этот раз он ждет приглашения на борт, в команду управления, не довольствуясь статусом внешнего лоцмана и хронического дозаправщика.

Вы знаете, что для Беларуси, малой открытой экономики (объем внешней торговли товарами составляет более 110% ВВП) критически важно иметь возможность без препятствий закупать сырье, полуфабрикаты, комплектующие, чтобы обеспечить производство, торговлю на внутреннем и внешних рынках. Сегодня это затруднено. Из-за невозможности купить валюту предприятия не могут закупить необходимые факторы производства, не знают, как сформировать цену. В такой ситуации многие предпочитают вообще приостановить деятельность.

По состоянию валютного рынка (множественность курсов, валютный дефицит) мы уже находится во второй половине 1990-х. По уровню доходов мы пока находимся на гораздо более высоком уровне. Напомню, что 1990-ые мы закончили с зарплатой менее $100. Сегодня даже по рыночному курсу более чем в три раза лучше. Я не думаю, что мы скатимся в 1990-ые. Сегодня у нас накоплен богатый предпринимательский опыт. Структура экономики гораздо ближе к рыночной, чем в начале 1990-ых. Наконец, страны вокруг нас – рыночные, с накопленными ресурсами. Так что в случае приватизации создание рыночной экономики и институтов будет гораздо быстрее, чем после распада Советского Союза.

Население скупало валюты по разным причинам.  Главной из них является рост недоверия к банковской системе. Вторая причина – рост покупки легковых автомобилей. Население по-прежнему остается одним из основных кредиторов банковской системы. В марте 2011 года вклады населения в банках сократились на Br1,2трлн. после роста на Br2,1трлн. в январе- феврале. При этом вклады в белорусских рублях сократились на Br1,18трлн., а в валюте – на $40,4 млн. в эквиваленте. На начало апреля вклады населения составили Br23,9трлн. из них депозиты в белорусских рублях Br9,7трлн., в валюте - $4,65млрд. За первый квартал депозиты в рублях сократились на Br104млрд., а в твердой валюте выросли на $272млн. Как видим, если население испугается еще больше, если нацбанк и Совмин не отреагируют адекватно на валютный кризис, то отток рублей и валюты из банков может реально спровоцировать системный кризис и паралич банковской системы. Даже отток 10% вкладов физических лиц может спровоцировать технический дефолт целого ряда белорусских банков. Поэтому белорусские власти обязаны как можно быстрее определиться с валютной и курсовой политикой. Даже девальвация рубля на 505 может быть лучшим решением, чем накопление нервозности и панических настроений среди вкладчиков.

В этой ситуации правительству и Нацбанку не надо прятаться за спину А. Лукашенко и признать реальность. Какой бы горькой она не была. Сегодня компании, стараясь хеджировать валютные риски, повышают цены на 30- 50%. Резко падает спрос. Люди в шоке от новых цен. Сегодня сам видел на рынке чеснок по Br28 тысяч, т. е. по $9 по официальному курсу или по $6,2 по курсу Br4500 за $1. Директора возмущаются: «Создайте определенность. Назовите реальный курс доллара». Поэтому Нацбанку и Совмину надо 1) легализовать на межбанке реальный рыночный курс рубля, позволить компаниям покупать валюту по реальному курсу, 2) девальвировать официальный курс рубля на 30%, 3) снять ограничения на валютные операции по текущему счету, 4) ограничить госрасходы, 5) послать рынку четкие сигналы, через сколько времени в стране опять будет единый рыночный курс (чем быстрее, тем лучше), 6) нацбанку выйти из состава межбанковской валютной биржи, превратить эту площадку в полноценный коммерческий проект, 7) расширить продажу за валюту (доллары, евро, рубли) до выхода на единый курс. Это лишь часть необходимых мер.

Что касается увеличения населением вкладов, в том числе в рублях, надо вернуть и принять целый ряд мер по восстановлению доверия к Нацбанку и банковской системе в целом. Нужен полноценный открытый диалог властей с независимыми экспертами, бизнесом на предмет валютной политики, банков и экономической политики в целом. Сегодня нельзя сказать, что люди отказали банкам в доверии. Однако без мер укрепления доверия к рублю, в том числе в виде роста депозитных ставок, роста вкладов населения в банках не будет. Надо также прекратить практику отказа в выдаче всей суммы депозита, снять предложения по выдаче валютных вкладов в рублях по курсу нацбанка и т.д. Очевидно, что есть кризис доверия к нынешнему руководству Нацбанка и Совмина. Нужны кадровые решения. Наконец, нужно отказаться от плана четвертой пятилетки, который, как удавка, блокирует критическое мышление и необходимые решения.

Вы правы в том, что финансовые и экономические проблемы Беларуси созданы руками правительства А. Лукашенко. Я бы на первое место поставил разбазаривание средств не на социальные проекты, а на корпоративные, на так называемую корпоративную социалку. Объем бюджетных трансфертов, субсидий и дотаций превышает 20% ВВП. Эти огромные деньги (по белорусским масштабам) тратятся бездарно. Имеет место вытеснение частных инвестиций там, где хозяйничает номенклатура и госбизнес. Нет равных условий хозяйствования. В привычку властей вошла практика дискриминации частного сектора и «чужого» бизнеса. Вот с этим нужно наводить порядок. Здесь находится огромный ресурс для рыночного роста белорусской экономики.

Нет сомнения, что Беларусь может быть вполне благополучной рыночной экономикой. Размер не имеет значения. Главное – качество внутренних институтов, защита прав собственности, свободная торговля и полноценное партнерство с Россией, свободная торговля с Украиной и в ЕС. Это такая идеальная модель. Подчеркиваю, что для благополучия Беларуси очень важно иметь качественные партнерские отношения с Россией, но не как «старший брат – младший брат», а как партнеры, которые свободно конкурируют, ездят друг к другу без виз, не имеют никаких препятствий на перемещение капитала, товаров, услуг и рабочей силы. В истории человечества есть много примеров того, как малые страны становились благополучными, развитыми, дружественными по отношению ко всем соседям. Понятное дело, что нынешнее авторитарное белорусское государство не в состоянии обеспечить это. Он не только не уважает права граждан, но и вопиющим образом нарушает права собственности. Как только Беларусь перейдет на рыночные цены на все энергоресурсы, она либо откажется от совка, либо обанкротится. И первый, и второй варианты будут проходить при существенном социальном напряжении.

Я бы не говорил о радикальных шагах. Нужны последовательные, взаимосвязанные, системные рыночные реформы. Мы с коллегами еще в 2008 году предоставили властям антикризисную программу. Мы подготовили программу существенного улучшения бизнес климата, проект закона о приватизации, новую концепцию бюджета и налоговой системы, инновационный закон о денежных государственных трансфертах. Бери и делай, но белорусские власти все думают, что социализм и плановую экономику можно будет спасти. Они говорят о китайском опыте, забывая, что в Китае государство перераспределяет около 22% ВВП, а в Беларуси – около 46% ВВП. Китай по сравнению с Беларусью – страна победившего капитализма.

Трудно сказать, сколько Беларусь может входить в кризис и находиться в нем. Белорусы – терпеливый и толерантный народ. К сожалению, мы привыкли терпеть глупость, безответственность, непрофессионализм. Мы поражены культурой XXХXL: халтура, халява, хамство, холуйство и Lицемерие. Культуру быстро не поменяешь. Традиции в Беларуси устойчивы, система принятия решений инерционна. Так что если не случится что-то экстраординарное, я бы не рассчитывал на быстрые перемены.

Начисленная среднемесячная зарплата в январе – феврале 2011 года составила Br1423,2тыс. или около $467. Это по официальному курсу $1 = Br3050. Если же брать рыночный наличный курс Br4500, то зарплата составляет всего $316. Так что зарплата $1000 – это большая редкость. Вот 28 апреля Белстат заявил, что из-за перебоев с валютой временно без работы остались 600 тысяч работников. У них даже $200 в месяце не будет. Цены в Беларуси на многие товары (рыба, мясные изделия, фрукты, электроника) существенно выше польских или украинских. Поэтому жители приграничных областей челночат, ввозя к нам продукты питания и потребительские товары, а отсюда традиционно везут топливо, сигареты и водку. Неправда, что в Беларуси покупательная способность зарплаты больше, особенно сейчас, когда в России крепнет ваш рубль, а в нас белорусский рубль грозит обвалиться.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…