Деградация Нацбанка

Автор  27 июля 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Как «хорошие ребята» становятся совками

Национальный банк сломался. Долго гнулся, долго терпел. Шел на компромиссы с совестью и Совмином. Спорил, как мог с администрацией президента. «Хорошие ребята» при встрече с коллегами говорили: «Не критикуйте нас. Пианист играет, как умеет, и как ему дают». Долгое время мы входили в положение, действительно, грамотных, подготовленных ребят из Нацбанка. Петр Прокопович скорее силой своих эмоциональных, жизненных аргументов, чем логикой монетарной политики убеждал А. Лукашенко в преимуществах низкой инфляции, устойчивых банков и стабильной финансовой системы. На этапе цикла бума 2002-2008гг. делать это было проще, чем во второй половине 1990-х. На волне щедрого энергетического гранта из России, постоянного роста валютной выручки от двадцати крупнейших экспортеров и дешевых кредитов на мировом рынке убеждать было несложно.

Ярослак Романчук

Нацбанк закопался в компромиссах 

И вот пришел кризис. Именно в такие моменты проверяется сила института, принципиальность и профессионализм его руководителей и главных специалистов. Первые тревожные сигналы пришли осенью 2008 года. Были введены запреты и жесткие ограничения на покупку валюты. Нацбанк явно запоздал с девальвацией и провел ее скомканно, как будто извиняясь за то, что во внешней торговле и платежном балансе случился провал. Не его это вина. Но именно он управляет денежно-кредитной политикой. Именно он несет ответственность за то, что в условиях резкого спада спроса проблемные промышленные предприятия продолжали беспрепятственно получать кредиты. Ликвидность банковской системы стала в опасной степени зависеть от устойчивости доступа внешних кредитов.

В IV квартале 2008. признаки контура уже нельзя было скрыть. Легко прогнозировалось резкое сокращение валютной выручки. Очевидным было падение экспорта и резкое обострение структурных искажений в экономике. Это значит, что белорусские предприятия производили то, что вообще никто не хотел покупать или приобретать на предлагаемых условиях. Однако Нацбанк согласился с прогнозными показателями на 2009г., т. е. подписался под рост ВВП 10-12%. Явно кривя совестью и наступая на горло профессионализму, Нацбанк прописал Основные положения денежно-кредитной политики на 2009г.

Это был очередной глубокий компромисс с политиканами и совками в администрации президента и Совмине. В 2009 году начался гораздо более жесткий этап борьбы за экономическую грамотность. Нужно было эмоционально и рационально - всеми возможными средствами доказывать, что кризис не обойдет нас стороной, что кризис – уже в нашем доме, что политика «забрать и поделить» - это плохая антикризисная политика.

Безответственное поведение

Сначала казалось, что у Нацбанка все получится. Сократили объем рублей в экономике, сохранили высокие процентные ставки, декларировали приватизацию банков и приток иностранных инвестиций. Однако сила инерции институционального совка оказалась слишком сильной. Нацбанк сломали. Первые полгода удалось сократить рублевую денежную массу (на 01.06.09 по сравнению с 01.06.09 показатель М2 сократился на 3,5%, а по сравнению с началом года уменьшился на 17,1%).

Однако с кредитами такая же операция не получилось. Задолженность по кредитам и займам на 1.06.09 составила Br47трлн. и по сравнению с 1.06.08 выросла в 1,5 раза, а по сравнению с началом года выросла на 23,2%. Остатки задолженности по выданным кредитам на 01.01.09 составили Br52,6трлн. и по сравнению с 01.06.09 увеличились в 1,5 раза.

Для сравнения в январе – мае 2008г. остатки долгов по выданным кредитам на 01.06.08 составили Br34,1трлн., что на 17,6% больше по сравнению с началом года и на 49,6% по сравнению с 01.06.07. Это значит, что при стагнации экономики Нацбанк поддерживал мощную кредитную экспансию, даже больше той, которая была годом раньше. При этом Нацбанк закрывает глаза на стремительный рост долгов. Суммарная просроченная задолженность на 01.06.09 составила Br7,8трлн. и по сравнению с 01.06.08 увеличилась в 1,6 раза.

Еще более безответственно относится Нацбанк к резервам. На 1 январе 2009г. золотовалютные резервы (ЗВР) составляли $3млрд. За май ЗВР сократились на $327,5млн., за июнь – на $591млн. На 10.07.09 они составили  $3,44млрд. Однако с января по июль Беларусь получила более $2млрд. кредитов и валютных поступлений ($788млн. + $500 + $625млн. + $250млн. +$679млн.– всего $2842млн. – всего $2842млн.). За 2008 ЗВР сократились на $1121,1 млн. хотя мы получили: в ноябре первый транш российского кредита в размере $1млрд., в декабре - кредит Венесуэлы в $500 млн.. Еще был кредит Италии, своп национальными валютами с Китаем.

И все это на фоне дальнейшего ухудшения дефицита торгового баланса товарами и услугами (рост дефицита за январь – май 2009 в 3,2 раза до $3,2млрд.), а также сокращения поступлений валютной выручки на 42% по сравнению с аналогичным периодом 2008г.

О стремительном росте проблем в банковской сфере свидетельствует еще один показатель. Объем сделок валютный своп между Нацбанком и коммерческими банками в июне 2009 вырос до астрономической суммы Br12,2трлн (в 2,6 раза больше по сравнению с маем 2009). Нацбанк меняет деньги под 21% годовых. В мае объем операции свод вырос в 1,6 раз по сравнению с  апрелем. В 2008г. таких сделок вообще не было. Значит, в коммерческих банках такой напряг с ликвидностью (т. е. с «живыми» деньгами), что им выгодней сдавать свою валюту на время под большие проценты Нацбанку, а не продавать ее. Вера в белорусский рубль испаряется на глазах. В начале года население уже высказало свое «фе» белорусскому рублю, переведя ресурсов на сумму более $1млрд. из рублевых в валютные депозиты.

Нацбанк чиновников и совков

И вот в такой обстановке Нацбанк вводит запрет на выдачу физическим лицам кредиты в иностранной валюте до 1 января 2011 года (постановление Правления НБРБ от 14 июля 2009 г. № 105 «О внесении дополнений и изменений в Инструкцию о порядке предоставления (размещения) банками денежных средств в форме кредита и их возврата от 30 декабря 2003 г. № 226».

Конечно, намерения у Нацбанка самые благородные. Во-первых, забота об обыкновенных людях, которые не понимают, какими рискованными могут быть дорогие валютные кредиты в условиях высоких девальвационных рисков. Во-вторых, проявлена забота о банках, которые тоже не до конца понимают, какой проблемой может быть взыскание валютных кредитов с население, объем реальных доходов которого резко сокращается. В-третьих, сделан политически корректный шаг в сторону администрации президента. Мол, вот так мы поддерживаем национальную валюту.

Данным действием Нацбанк разрушил остатки своей репутации профессионального, технократического, ответственного органа. Не только потому, что из года в год не справляется с инфляцией, а потому, что борется не с причинами, а со следствиями тяжелой денежной и структурной болезни.

Решение Нацбанка вредно, опасно, аморально по следующим причинам. Во-первых, это вопиющее нарушение прав собственности банков (их акционеров), которым в грубой форме навязывают формат взаимоотношений с физическими лицами. В ситуации растущего недоверия к белорусскому рублю банков лишают возможности зарабатывать на валютном кредитовании. Пусть бы сами банки и заемщики определяли валюту финансовых операций. На свой страх и риск. Это также ограничение прав собственности граждан страны. У них есть валюта. Они хотели бы через банки (хэджирование рисков) давать других гражданам валютные кредиты. Нацбанк лишил их такой возможности.

Во-вторых, это медвежья услуга белорусскому рублю. Раз его так навязчиво предлагают, раз за него так ратует и Нацбанк, и Совмин, значит, грядут для «зайца» сложные времена. Значит, не за горами девальвация. Если же Нацбанк напечатает столько денег, сколько записано в основных направлениях денежно-кредитной политики на 2009 год, то инфляция в 20% годовых покажется цветочками. Нацбанк резко увеличил инфляционные и девальвационные ожидания. Тем самым увеличил риски оттока денег вкладчиков из банков, что неумолимо приведет к дестабилизации всей финансовой системы страны.

В нашей стране сегодня главным заемщиком является государство. Значит, оно собирается «кинуть» кредиторов, переведя их на рублевую кредитную базу. Поскольку Совмин получает от Нацбанка очень дешевые кредиты, то при помощи инфляции чиновники собираются конфисковать у держателей рублей часть их покупательной способности. Кому-то вообще не повезет, и государство ему вообще не заплатит. Таким образом, Нацбанк не только увеличил риски сокращения покупательной способности национальной валюты, а также падения платежной дисциплины правительства и госорганов. Раз можно спокойно получить кредит у Нацбанка в свежее напечатанных рублях, зачем «париться» над тем, чтобы отдавать старые кредиты вовремя.

В-четвертых, Нацбанк резко сократил возможности кредитования населения в целом. Рублевые кредиты очень дорогие. Конкуренция валютных займов была важным элементом кредитного денежного поля. Введение монополии белорусского рубля в виде валюты кредитования населения – это ликвидация всех преимуществ конкуренции. Что было бы на рынке телевизоров, если бы власти решили запретить все импортные марки и узаконили продажу только «Горизонтов» и «Витязей»? Активная борьба Нацбанка с твердой валютой приведет к тому, о чем говорит закон Грэшама. Деньги, которые искусственно поддерживаются властями, будут обесцениваться, а твердая валюта будет исчезать в сбережениях, т. е. в кубышках и матрасах граждан.

В-пятых, запрет на кредитование населения в валюте – это профессиональная трусость и аморальный оппортунизм. Нацбанк понимает, что главными виновниками кризиса в Беларуси на микро уровне являются госпредприятия и госбанки. Они вынуждены выполнять вредные, абсолютно нереальные планы и программы. Нацбанк смалодушничал и ни словом не обмолвился о том, что белорусская плановая модель экономики является корнем всех проблем. Не хватило принципиальности. Место профессиональных экономистов в Нацбанке прочно заняли чиновники-совки. Т. е. те, кто говорит начальству «чего изволите», кто забывает законы экономики в угоду закономерностям сохранения должностей.

Естественно, запрет на валютной кредитование населения не обеспечит стабилизацию валютного рынка Беларуси. Не решит он проблему доступа к кредитам населения и юридических лиц. Едва ли данный документ упрочит положение банков. В Беларуси разрастается кризис, а во власти нет ни одного органа, который бы набрался смелости и сказал правду об экономике и финансах. Таким образом, Нацбанк «замарал» себя статусом соавтора белорусского кризиса и, возможно, первой в этом веке депрессии.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!