Встряска мозгов ударом по кошелькам

Автор  14 января 2009
Оцените материал
(0 голосов)

О девальвации, деноминации и будущих деньгах

2009 год правительство Беларуси начало с шока. Без терапии. Это было сильное потрясения для вкладчиков, фанов белорусского рубля и несчастных, вступивших в новый год с рублевой выручкой. Потерять более 20% покупательной способности денег – сложно себе представить более неприятного подарка под елочку. В январской эйфории находятся валютчики, рублевые должники и частично экспортеры. Каждый по-своему использует ситуацию для получения выгоды. Краткосрочной. Заварило кашу под названием «шоковая девальвация» правительство и Нацбанк. Главной жертвой данной операции стало доверие. Населения - к рублю и банкам. Бизнеса – к Нацбанку и правительству. Банков - к заемщикам. Выйти из кризиса доверия будет гораздо сложнее, чем стабилизировать курс белорусского рубля.

Романчук Ярослав

О девальвации, деноминации и будущих деньгах

2009 год правительство Беларуси начало с шока. Без терапии. Это было сильное потрясения для вкладчиков, фанов белорусского рубля и несчастных, вступивших в новый год с рублевой выручкой. Потерять более 20% покупательной способности денег – сложно себе представить более неприятного подарка под елочку. В январской эйфории находятся валютчики, рублевые должники и частично экспортеры. Каждый по-своему использует ситуацию для получения выгоды. Краткосрочной. Заварило кашу под названием «шоковая девальвация» правительство и Нацбанк. Главной жертвой данной операции стало доверие. Населения - к рублю и банкам. Бизнеса – к Нацбанку и правительству. Банков - к заемщикам. Выйти из кризиса доверия будет гораздо сложнее, чем стабилизировать курс белорусского рубля.

Романчук Ярослав

 

Девальвация или удешевление

Девальвация – это административное снижение стоимости валюты по отношению к другим монетарным единицам в режиме фиксированного обменного курса. В нашем случае Нацбанк, который в 2008г. не мог выйти (его привязали) за рамки $1 = Br2200, как раз это и сделал. Удешевление валюты – это процесс сокращения ее стоимости, выраженной в иностранных валютах, в режиме свободного «плавания», т. е. когда нет привязки ни к конкретному курсу, ни к некому коридору колебания валюты.

Теоретики ведут долгие споры по поводу преимуществ фиксированного или свободного курса. Оба эти режима могут давать как положительные, так и отрицательные результаты. Центральный банк сам по себе не может обеспечить стабильное функционирование денежной системы. Не меньшее значение имеет политика правительства, особенно в режиме фиксированного обменного курса. Даже если они работают рука об руку, есть ситуации, когда необходима быстрая, адекватная реакция на внешние шоки всех органов государственного управления. В периоды высокой неопределенности необходимо вовремя отказываться от старых решений. Внешними шоками может быть падение спроса или цен на основные товары экспорта, резкий рост цен на импорт, в первую очередь, энергоресурсов, «замораживание» внешних инвестиций или кредитов и т.д.

В 2008г. Беларусь получила мощный внешний удар. Это был шок не конкретно против нашей страны, не операция Запада или спецслужб в рамках борьбы за демократию. Так сложилась конъюнктура цен на нефть, металлы, недвижимость, продовольствие. Таковы были последствия грубых ошибок Федеральной резервной системы США, центральных банков стран ЕС и Японии. Если бы наши власти правильно проанализировали ситуацию середины 2008г. и изменили курсовую политику, адаптировав монетарную и фискальную компоненты, то девальвационного январского шока Беларусь бы точно избежала. Однако грубые ошибки в диагностике силы и глубины внешних шоков вкупе с переоценкой внутреннего потенциала и институциональной устойчивости стали причиной потребительской паники и валютного хаоса начала 2009г.

Отказ от целевых показателей 2008г. (коридор колебаний рубля, темпы роста ВВП, объем государственных инвестиций и т.д.) во второй половине 2008г. был бы с пониманием воспринят как бизнесом, так и населением. Однако логика централизованной плановой экономики оказалась сильнее. Под стабильность финансовой и платежной системы Беларуси была заложены мощные взрывные заряды с часовым механизмом. Именно они начали взрываться в начале года. Власти проигнорировали такие очевидные «буревестники» надвигающегося кризиса, как падение объемов валютной выручки, сокращение золотовалютных резервов, рост складских запасов, накопление проблем у экспортеров, рост долгов и неплатежей.

 

Чиновники породили ажиотаж, панику и очереди за валютой

Никому не секрет, что рыночный курс белорусского рубля к основным твердым валютам c IV квартала 2008г. стал быстро меняться. На то были хрестоматийные рыночные причины: падение валютной выручки, увеличение дефицита платежного баланса, напряжение с привлечение иностранных инвестиций наряду с резким увеличением количества рублей в обращении, ростом задолженности и щедрым кредитованием реального сектора. Все, как в простой арифметической задачке. Валюты меньше, рублей больше = рост давления на загнанный в жесткие рамки курс нашей национальной валюты. Нацбанку было велено терпеть до конца 2008 года. Скрипя зубами, наступая на горло собственной песне, команда П. Прокоповича это сделала. Не до конца, так как обильное увеличение денежной массы и щедрое кредитование банков в долг продолжалось.

Ожидалось, что Совмин тоже не будет сидеть без дела, а займется не менее важной частью адаптации к внешнему шоку. Речь шла, в первую очередь, о сокращении государственных расходов, изменения политики доходов бюджетников, предоставлении предприятиям большей самостоятельности и сокращении налоговой нагрузки. В ситуации внешней кредитной заморозки» и осложнения положения внутренних кредиторов, разумно было бы Совмину не забирать у реального сектора налогов в объеме, эквивалентном 117,5% заработанной прибыли или более 50% ВВП.

Еще в сентябре 2008г. правительство могло прогнозировать сокращение бюджетных поступлений в 2009г., но министры по инерции и давно разработанной матрице сверстали новый бюджет. В нем нет ни одного намека на внешние шоки и на необходимость принятия антикризисных мер. Сверху не велели, а снизу ни у кого не хватило то ли смелости, то ли знаний спрогнозировать развитие кризисных явлений.

Таким образом, время для адекватной реакции на внешний шок было упущено. Режим «грязной привязки» белорусского рубля еще в сентябре 2008г. надо было изменить на режим «грязного свободного плавания», чтобы не допускать расширения разницы между официальным и рыночным курсами. Вместо этого Нацбанк совершил целый ряд грубых ошибок, поставив крест на своем достижении в виде либерального текущего счета платежного баланса. Ограничения, введенные письмом НБРБ «О проведении валютно-обменных операций на внутреннем валютном рынке» от 12.11.08 № 31-14/1510 и постановлением Правления НБРБ от 11.11.08 № 165 «О порядке осуществления расчетов по внешнеторговым договорам, предусматривающим импорт», закупорили важные стабилизаторы в денежной системе Беларуси, при помощи которых в нашей стране мог бы устанавливаться новый, соответствующий реальности курс.

Давление в системе росло, а чиновники продолжали оставаться в плену предельного курса на 2008г. $1 = Br2200. Масла в огонь подлили выступления высших должностных лиц страны. Их успокоения и заверения в том, что все будет стабильно и классно, подействовали, как заклинания удава Каа в известном мультике про Маугли. Плюс убеждение многих предпринимателей и людей, что и на этот раз А. Лукашенко как-то выкрутится, сумеет перехитрить Россию и глобальный кризис одновременно. Расслаблению мозгов, конечно, способствовали новогодние праздники. Тем глубже был шок, раздражение и разочарование людей 2 января 2009г., когда страну ошарашили курсом $1 = Br2650.

Да, этот курс гораздо ближе к реальному положению дел, чем старый. Да, адаптироваться к реальности нужно, но почему за счет самых малообеспеченных, малого бизнеса и бюджетников? Нацбанк и Совмин своим бездействием и действиями второй половины 2008г., начала 2009г. разрушили доверие к власти в целом. Люди вдруг вспомнили симптомные боли от гиперинфляции начала 1990-х и в панике начали избавляться от наличных рублей. Начался навал на банки и съем денег с рублевых вкладов. Такие действия могу подкосить какую угодно банковскую систему, тем более белорусскую. Нет веры ни в ТВ, ни в НБРБ, ни в Совмин. При этом А. Лукашенко обещает рассказать некую горькую правду и даже в новогоднем обращении упоминает слово «обвал».

 

Чего не сделали, а что могли сделать власти

И пошло, поехало. Сегодня старыми методами уже нельзя исправить ошибки. Джинн неопределенности, недоверия и страха вырвался из бутылки. Никто не знает реального курса, потому что рынок заблокирован, а многие его участники в шоке и панике. Резервные активы только за декабрь сократились на $714,3млн., а за 2008г. – на $1,12млрд. Никого уже не успокаивает курс 1$ = Br2650. Чтобы «отбить» старые курсовые убытки и не попасть на новые, импортеры «забивают» в цену курс до Br3300. Ажиотажный спрос на валюту продолжается. Смятение мозгов усиливается слухами о деноминации. Бессмысленной в денежном плане, но беспощадной по отношению к остаткам доверия к денежным институтам страны.

Ситуацию усугубляет молчание руководителей страны и правительства. Диалог с обществом и бизнесом ведет начальник управления информации Нацбанка Анатолий Дроздов. При всем уважении к этому специалисту, не его это дело успокаивать людей и снимать напряжение в обществе. Премьер С. Сидорский, глава Нацбанка П. Прокопович, министр финансов А. Харковец, министр экономики Н. Зайченко, как руководители основных экономических структур управления, должны были дать совместную пресс-конференцию для всех СМИ, с приглашением бизнеса, предпринимателей и структур гражданского общества. Они должны были на цифрах показать, вот, мол, что было, что мы потеряли, сколько у нас валюты, на сколько мы планируем увеличить денежную массу, какие госрасходы собираемся урезать, какие активы и как будет продавать, как защищать малообеспеченных и т.д.

Ничего подобного власти не делают. Нет ожидаемой и такой логичной в данной ситуации либерализации цен, снятия ограничений по текущему счету платежного баланса. Нет уверенности, что Нацбанк выйдет, наконец, на положительные ставки процентов. Уж если возникли проблемы с валютой, тогда, чтобы сбить ажиотаж, стоило бы разрешить торговлю за валюту и одновременно заниматься интенсивной терапией белорусского рубля.

Мы только вступаем в период структурного кризиса. Россия, наш главный рынок сбыта, ждет мощная встряска и рецессия. Европа тоже еще долго будет зализывать раны. В этой ситуации нужно как можно больше решений передавать на уровень производителя и частного инвестора. Пришло время резкого сокращения размера и функций государства в экономике. В противном случае Беларуси не избежать рецидива болезненных шоков от девальвации, инфляции и задержки зарплаты. А если кому-то захочется искать простых решений в принятии российского рубля или многомиллиардных займах на внешних рынках, то до банкротства страны или потери ее суверенитета будет рукой подать.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!