Уроки Восточной Германии Решит ли переход на российский рубль наши проблемы

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Предновогодние вояжи А. Лукашенко и его команды в Москву закончились ничем. В. Путин и его команда сухо и однозначно сказали – сначала экономика, что напомнило известное изречение Б. Клинтона: "It’s economy stupid". Как бы ни шла интеграция, но вопрос о переходе Беларуси на российский рубль не снимается с повестки дня. Для А. Лукашенко он важен как повод поддерживать интеграционную болтовню. Для россиян – как инструмент оказания воздействия на отстающих в реформах белорусов. Нечто подобное уже было в новейшей истории Европы. В начале 90-х объединялись Германии. Восточная часть отказалась от своих денег в пользу гордой и стабильной немецкой марки. К счастью, речь о слиянии Беларуси и России пока не идет, но экономические механизмы изучить весьма полезно. Особенно в свете введения евро и ряда провальных проектов по привязке национальных валют к американскому доллару. 

Жители Восточной Германии второй раз за последние 10 лет меняют деньги. Многие рассчитывали вместе со стабильной дойчмаркой получить процветание и высокий доход. Сегодня в Европе многие люди связывают такие же надежды с введением евро. Опыт Восточной Германии показывает, что нельзя обвинять деньги, пусть самые стабильные, в Ом, что политики совершают грубые ошибки. Они не привыкших жить по средствам, зато умеющих искусно оправдывать рост государственных расходов. Экономика объединенной Германии с 1992 года росла только на 1,5% в год. Последние два квартала 2001 года вообще было отмечено падение. Тезис о марке как локомотиве роста не оправдал себя. У Восточной Германии нет оснований считать, что с евро будет иначе. Аналогичная ситуация с российским рублем. Принятие его в качестве платежного средства на территории наших государств только усложнит жизнь сотен белорусских предприятий, которые не привыкли жить в условиях жестких бюджетных ограничений. 40 лет коммунизма в Восточной Германии и около 80 лет тоталитаризма в Беларуси причинили странам много вреда, от которого не так легко оправиться. Экономики Италии, Германии, Ирландии и Греции имеют существенные отличия от Германии и Франции. Рабочие и пенсионеры более бедных стран еврозоны возлагают на евро надежды, связанные с ростом зарплаты и пенсий. Этому вряд ли суждено сбыться. Такая "несправедливость" наверняка вызовет волну недовольства по всей Европе. Профсоюзы десятилетиями приучали рабочих и фермеров к тому, что можно работать меньше, а получать больше. Такая политика не имеет перспектив в новой экономике, особенно после расширения ЕС. С евро или без него немецкие налогоплательщики вряд ли дадут мандат своим политикам на финансирование не только французских, но и польских, литовских или венгерских фермеров. Западные немцы "вкачали" в Восточную около 1,5 трлн. марок. Этого недостаточно, чтобы добиться действительной интеграции Германий. Прогнозируется, что Берлин должен будет еще на протяжении 20 лет тратить 4% ВВП на доведение восточной части до западных стандартов. Плюс еще дотации из Брюсселя, которые исправно выбивают авторитетные немецкие политики. На остальную Европу, пусть с евро, пусть расширенную и единую, денег будет явно не хватать. "Покупателей" стран больше нет Напомним, что чрезмерно щедрый обменный курс восточной марки на западную был не экономическим, а политическим решением. Бундесбанк был против, но политики настояли на своем. Они не могли так же быстро поднять производительность труда, зато спровоцировали огромную волну потребительского спроса. Восточные немцы вдруг смогли свободно покупать западные товары, не думая ни о сбережениях, ни о повышении квалификации, ни об инвестировании. Дядя сначала из Бонна, а потом из Берлина с полными карманами cash был всегда под рукой. Политики решили, что компании должны платить одинаковые зарплаты рабочим как на западе, так и на востоке страны, опять вне контекста производительности труда. Строительный бум 90-х, спровоцированный государственным стимулированием экономики, в начале XXI века вылился в серьезнейший структурный кризис, который объединенная Германия должна будет решать уже с евро, уже с жесткими ограничениями по госрасходам и госдолгу. Кому сейчас нужны строительные мощности, предложение которых на голову выше реального спроса? Работы в восточных землях остро не хватает. За последние 10 лет в Западную Германию переехало свыше 1 млн. человек, самых мобильных, квалифицированных и перспективных. В восточных землях пустует свыше 1 млн. квартир. Конфликт в рамках одной страны нарастает. Введением евро здесь ничего не решишь.

Западная Беларусь – это не Западная Германия
Урок Восточной Германии для стран ЦВЕ и Беларуси очень показателен. Ни одна страна в мире (может, за исключением Южной Кореи) сейчас не готова выложить миллиарды долларов или евро за интеграцию как политический проект. Никто не позволит перейти на евро по административному, заниженному в пользу бедных стран курсу. ЕЦБ четко отслеживает работу всех экономик и явно не имеет ностальгических симпатий к собратьям по единой Европе в лице поляков, эстонцев, литовцев или белорусов. Никто за нас не будет реформировать устаревшую морально и технологически промышленность. Речь о выравнивании зарплаты, пенсий и социальных трансфертов вообще не идет. Многие белорусские политики спят и видят, что при интеграции с Россией Кремль щедро одарит Минск "золотым" дождем инвестиций и дотаций, что позволит обменять наши "зайцы" на их относительно стабильные рубли по курсу 1:20, а не 1:60. Чиновники концернов мечтают получить долю российского госзаказа. Сотрудники Администрации президента и Палаты представителей надеются на российские командировочные. Директора думают, что у нас тут же будут российские внутренние цены на энергоресурсы (к тому времени они, наверняка, будут очень близки к мировым). Как и восточные немцы, белорусские власти не думают о производительности труда, о глубоких системных реформах, которые бы создали фундаменты для долгосрочного экономического роста. При таком варианте интеграции население Беларуси к 2007 году сократится до 7 млн. А омичи, челябинцы и пермяки будут высылать белорусским пенсионерам и бюджетникам посылки с гуманитарной помощью. БНФ-III обвинит российский рубль в развале белорусской экономики. Каким бы надуманным не казался такой сценарий, политические силы в бедных странах ЦВЕ и еврозоны, националистические движения Германии, Австрии или Франции получат в виде евро козла отпущения, символ заката Европы. Борьба между еврофилами и евроскептиками, федералами и конфедералами еще только начинается. Понятно одно: сам по себе факт перехода на евро или российский рубль, или переход на хождение нескольких параллельных валют не решает системные экономические проблемы. Стабильные деньги лишь создают необходимое ценовое информационное поле. Если бы у Восточной Германии не было Западной, преимущественно капиталистической части, она бы не получила и десятую часть тех ресурсов, которые сегодня работают в этом регионе. К сожалению, Западная Беларусь, хоть и отличается от Восточной, сама бы с удовольствием припала к источнику инвестиций и ресурсов. Какими бы нищими ни были наши соседи, один из главных уроков из истории Восточной Германии заключается в том, что инфляция до 3% в год – это не цель всей экономической политики. Это лишь одно из условий общего успеха общих системных реформ.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!