Начало чьего-то конца Единый курс как политический могильщик

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Одна авторитетная информационная служба в 10 утра 15 сентября, т.е. в день, когда в Беларуси должны были состояться первые торги на принципах свободного курсообразования, получила от Национального банка единый курс белорусского рубля к твердым валютам на 18 сентября 2000 года. Все было бы нормально, если бы не факт, что торги, на которых должен был быть по-рыночному сформирован этот самый курс, начинались в 11.00. Если Нацбанк и впредь будет так формировать спрос и предложение, то в скором будущем по единому курсу надо будет справлять панихиду. Да, П. Прокопович может знать объем заявок на покупку и продажу за несколько часов до торгов, но на то и рынок, чтобы его актеры принимали решение в конкретно складывающейся ситуации. Спекуляция  является его неотъемлемой частью. Единый курс рубля без спекуляций – это как свободная цена в 5-процентных рамках роста.  

В голодный год – и корка хлеба в радость

Правительство радуется единому курсу, как будто совершило некий прорыв в новое экономическое качество. Никакого предварительного отбора заявок, никакого насилия над операторами форексного рынка, стоимость белорусского рубля по отношению к иностранным валютам будет определяться только на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи. Что здесь такого революционного? Конечно, после того, как горячую воду давали 2 часа в неделю, переход на режим 1 час в день кажется прорывом. Белорусскую экономику так долго насиловали, что любой мелкий шаг по направлению к цивилизованной норме считается чуть ли не прорывом. На самом деле настоящая борьба за экономическую грамотность только начинается. Кто даже в транзитивной экономике будет считать месячную инфляцию в 3,6  % и годовую в 150 % победой? Это чрезмерно высокие цифры, которые давно забыты в нашем регионе. Литва – около процента в год! Польша – до 10 %, Россия – в пределах 25 % за 12 месяцев. Испытания только начинаются. Мы помним, что было с реальным сектором и банками после того, как страна начала работать в режиме единого курса и жесткой монетарной политики при С. Богданкевиче. Взбунтовались как промышленники и аграрии, так и финансисты: работа в режиме дорогих денег требует совершенно иных знаний и умений. Вместо того чтобы проводить большую часть времени в кабинетах чиновников, надо было внимательно изучать собственное предприятие, искать возможности снижения издержек, новые рынки сбыта. Надо было отказываться от централизованных навязываемых закупок и переходить на выгодные хозяйственные связи. Ситуация повторяется. Тогда правительство не выдержало, струсило, предпочло накачивать экономику деньгами и искусственно удешевлять ресурсы для избранных "точек роста". Тогда Нацбанк институционально был более независим и авторитет данного института не был подорван женскими чарами и строительными технологиями.

Трудно понять логику белорусской власти. В парадигме административно управляемой экономики определение цены национальной валюты на рынке, а не в кабинете – это своего рода инородное действие. Почему цены на товары, недвижимость, жилищно-коммунальные услуги и рабочую силу должны регулироваться, а на деньги – нет? Единый курс лишает правительство одного из популярных инструментов перераспределения ресурсов. Одного из многих, только и всего. Никто не застраховал Нацбанк от выделения по телефонному звонку кредитов нужным структурам под четверть или половину ставки рефинансирования. Никто не запретил ему финансировать дефицит бюджета и отдельные корпоративные проекты. В конце концов никто не отменял шефство ведомства П. Прокоповича над одним из колхозов. А соглашения с Центробанком России могут по традиции быть выброшены в корзину, как это неоднократно делалось. Так, может, Беларусь наладила стабильные экспортные потоки товаров и услуг для обеспечения валютных поступлений? Или у нас так много иностранных инвесторов, которые наперебой предлагают свою валюту взамен белорусских рублей? Правительство отмечает снижение инфляционных ожиданий. Легкомысленно делать вывод, что держатели рублей перестали бояться очередного сползания в отрицательные ставки, ибо с такими завалами в сфере государственных и корпоративных финансов надеяться на некое магическое рассасывание долгов и регулярную оплату внешних и внутренних счетов не приходится. Каждому оптимисту достаточно поговорить с банкирами и финансовыми директорами предприятий, чтобы снять розовые очки с перспектив низкой инфляции.

Нестыковочка получается

Знает ли белорусская власть, зачем она сказала "А", перейдя на единый курс? Ведь вслед за этим надо говорить "Б" и проводить реформу финансовой системы и реального сектора. Признаков готовности к такому развитию событий пока не наблюдается. Если бы такое случилось, то 2001 год, когда вся экономика будет рассматриваться в свете президентских выборов, стал бы годом самых больших социально-экономических потрясений. Что толку, если курс будет единым, но на отметке 1 500, 2 000, 2 500 рублей за 1 Usd? Чем этот вариант развития событий отличается от периода 1992 – 1994 годов, когда гиперинфляция разрушила все "живое" в экономике? Бюджет на 2001 год сверстан исходя из курса 1 400 за 1 Usd (евро – 1 260 BRB). Получается, что правительство допускает девальвацию за весь следующий год только на 16 %. За счет каких средств будут осуществляться интервенции Нацбанка? При представлении проекта бюджета на 2001 год министр финансов Н. Корбут отметил ряд негативных тенденций, которые наверняка сохранятся и в следующем. Речь идет о валютных поступлениях, с одной стороны, и валютных обязательствах – с другой. За 7 месяцев 2000 года в бюджет от взимания сбора за проезд автотранспортом (транзит) поступило 2,2 млн. Usd., что составляет почти 25 % годового плана. В 1999 году в бюджет поступило в два раза больше. Валютные поступления за 7 месяцев составили 31,7 млн. Usd. В прошлом году за аналогичный период бюджет заработал 46,1 млн. Usd. "В среднем в этом году за месяц поступало 4,5 млн. Usd. в прошлом году – 6,6 млн. Usd", – говорится в пояснительной записке по проекту бюджета на 2001 год. В проекте основных направлений денежно-кредитной и валютной политики на 2001 год – "вместо прямого участия Национального банка в финансировании дефицита бюджета в национальной валюте планируется использование Нацбанком иностранных активов органов денежно-кредитного регулирования в объеме 117 млн. Usd". За словесной казуистикой все равно скрывается грубо прикрытое использование ресурсов Нацбанка для финансирования строительства, сельского хозяйства и компенсации вкладов. К тому же надо будет отдать 40,6 млн. Usd на обслуживание госдолга и 81 млн. Usd на погашение внешнего долга. Данные цифры с трудом стыкуются с заверениями удержать единый курс на уровне 1 400 BRB.

Денежная динамика

Посмотрим на монетарную политику с другой стороны. Какова динамика денежной массы? Показатель М0 (наличные деньги в обороте) вырос с начала года на 186,5 %, а М2 – на 174,5 %. Инфляция за этот период составила 163 %, что почти совпадает с денежным агрегатом М1 (рост 165 %). Линейной, прямо пропорциональной зависимости в хаотичной переходной экономике ожидать не приходится, но данный тренд является логичным продолжением того, что происходило в денежной сфере последние 5 лет. Привлекает внимание лишь то, что произошло за последнюю неделю июля, когда наличных денег в обороте стало на 27,5 млрд. BRB меньше, зато на 32 млрд. BRB увеличились депозиты до востребования. При этом незначительный отток денег населения (отпуска) с лихвой компенсировался приростом денег субъектов хозяйствования. Не похоже на некий тренд. Скорее на получение желаемых результатов на конец месяца. О мотивах данного действия можно будет судить, когда будут данные за следующие месяцы. Экономические актеры по-прежнему желают работать с быстрыми деньгами с целью получения одномоментной прибыли или сохранения оборотных средств. Они не доверяют банкам и авторам монетарной политики. Впрочем, при их нынешнем финансовом состоянии сбережения и инвестиции в надежные инструменты невозможны по причине отсутствия последних и средств для первых.

Для отдельных людей работа с белорусскими рублями сегодня может быть хорошим источником дохода. Инсайдеры, обладающие информацией по поводу времени и характера политики процентной ставки, быстро переводят все свои валютные сбережения в рублевые и зарабатывают приличные деньги. При ставке рефинансирования 85 %, снижении инфляции до 1 – 2 % в месяц депозиты под 120 % будут идеальным местом зарабатывания "денег из воздуха". "Из воздуха" в данном контексте значит за счет тех предприятий, которые вынуждены будут брать дорогие рублевые кредиты хотя бы для того, чтобы выполнить грозные приказы А. Лукашенко о выплате зарплаты. Даже ГКО могут стать привлекательным инструментом сбережения. Как показывает практика переходных стран, такой "депозитный рай" долго продолжаться не может. И опять же потерявшее бдительность население очнется лишь после обвала, а инсайдеры, как всегда, "соскочат" вовремя.

Возможные сценарии

Сценарий I. Поддержание единого курса в границах 1050 – 1400 на 2001 г. при неизменной фискальной, институциональной и административной политике, сохранение положительной ставки процента, снижение инфляции.
Последствия:
-    падение рентабельности реального сектора;
-    нарастание кризисных явлений в банковско-финансовой сфере;
-    рост неплатежей и долгов;
-    уменьшение доходов бюджета;
-    падение товарооборота, в том числе внешнеторгового;
-    резкое обострение социального кризиса;
-    очередной этап перераспределения капитала в пользу приближенных к "телу и делу";
-    появление множественности курсов;
-    выигрывают держатели рублевых денежных депозитов, проигрывают "новые" кредиторы, т.е. те, кто вынужден кредитоваться в режиме дорогих денег.
Сценарий II. Свободное рыночное курсообразование при сохранении динамики роста денежной массы и неизменных остальных параметрах.
Последствия:
-    среднемесячная инфляция 10 – 15 %;
-    дальнейшее вымывание оборотных средств предприятий;
-    сползание в режим отрицательной ставки процента;
-    отток средств из рублевых депозитов и дальнейшая долларизация экономики;
-    рост долгов и неплатежей, сопряженный с энергетическим кризисом (при условии выполнения Россией сегодняшних условий);
-    множественность курсов;
-    бенефициары – хронические должники и получатели рублевых кредитов; проигравшие – бюджетники, банки как "старые" кредиторы;
-    полное разбалансировка различных подсистем экономики.
Сценарий III. Свободное рыночное курсообразование, переход на денежную призязку, резкое снижение налогов, отмена административного регулирования цен, широкомасштабная приватизация, запуск механизмов санации и банкротства, допуск на рынок иностранных инвесторов, в том числе банков.
Последствия:
-    снижение инфляции до 5 – 10 % в год в течение 12 месяцев;
-    стабилизация бюджетных доходов и расходов в течение 2 – 3 лет;
-    очищение экономики от балласта;
-    рост безработицы до 10 –15 %;
-    сохранение единого курса;
-    создание конкурентной среды и повышение эффективности реального сектора;
-    временный рост социального напряжения, который снимается по мере совершенствования механизмов адресной помощи;
-    достижение макроэкономической стабилизации о создание основы для стабильного экономического роста.

Поскольку переменных в складывающейся белорусской ситуации очень много (в том числе и политический фактор), то не представляется возможным описание всех сценариев развития ситуации после введения единого курса. Ясно одно: для правительства легких дорог не осталось. Повторить сценарий 1996 года, когда начался отход от единого курса, А. Лукашенко может, но на этот раз В. Ермошин и ряд других товарищей, претендующих на верховную власть, вряд ли захотят быть мальчиками для битья. Людские, административные и финансовые ресурсы тоже не те. Да и как можно без последствий для своего политического будущего отказать в приватизации слетающимся в Беларусь преимущественно с восточного направления олигархам? Единый курс превращается в мощный инструмент политических изменений. Для кого-то он станет началом, а для кого-то концом политической и экономической карьеры.

ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ (млрд. BRB)

 

01.01.97

01.01.98

01.01.99

01.04.99

01.07.99

01.01.

2000

01.07.

00

01.08.00

М0

6

12

27

32

55

87

157

162

М2

21

42

96

114

162

284

441

495

Рублевые депозиты населения

5

8

13

16

23

29

72

82

Рублевые депозиты предприятий

8

19

51

59

73

152

178

216

Валютные депозиты населения млн. Usd

145

127

166

182

190

199

228

230

Валютные депозиты предприятий

млн. Usd

278

379

381

442

437

489

525

553

Инфляция (годовая)

53

64

73

 

 

294

 

70 (за 8 месяцев)

 

История одного курса (BRB)

(официальный курс на конец периода)

1993

‘94

‘95

‘96

‘97

‘98

‘99

04/ 2000

 

06/2000

18/09/00

699

10600

11500

15500

30740

220000

320000

475

675

1023

*20.08.1994 г. расчетные билеты были заменены белорусским рублем по курсу 10:1.

** с 01.01.2000 проведена деноминация 1000:1

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…