Деньги под вопросом Нацбанк подготовил план «сдачи» белорусского рубля

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

После провала правительственной экономической программы честь экономического мундира страны пытается спасти Национальный банк страны. Еще 8 ноября 2001 г. указом президента № 641 были утверждены «Основные направления денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2002 год». Это, безусловно, более серьезный и подготовленный документ. Говорят, что деньги – слишком серьезное дело, чтобы доверить их непрофессионалам. В следующем году основной проблемой Нацбанка будет не отсутствие знаний и инструментов для укрепления белорусского рубля, а нейтрализация сторонников инфляции. Несмотря на все достижения в монетарной сфере, ведомство П. Прокоповича остается институционально уязвимым. Представители Администрации президента и правительства, к сожалению, имеют законные возможности навязывать свои стандарты в области процентных ставок, кредитования, обменного курса и резервных требований. Поэтому слишком высокий – 20 - 27%  – для рыночной экономики плановый показатель инфляции на следующий год кажется нереальным для белорусской экономики. 

За последние 5 лет денежная система Беларуси совершила своеобразный цикл. Индекс потребительских цен в 1996 году был рекордно низкий – 39,1%. В 2001 г. инфляция будет остановлена на рубеже 42 – 45%, что более чем в 2 раза ниже, чем в прошлом году (при увеличении роста рублевой денежной массы в среднем на 5% в месяц). Многие эксперты склоняются к мысли, что для переходной экономики это и есть тот инфляционный уровень, достижение которого возможно вне контекста реформы фискальной, структурной и административной политики. Для белорусской экономической системы и такая псевдостабильность цен оказалась опасной: сегодня объем кредиторской задолженности – самый высокий в истории страны. Не вызывают оптимизма затоваренность складов, почти 40-процентный уровень бартера по внутриреспубликанским расчетам, проблемы с возвращением кредитов и выплатой зарплаты. Все эти явления свидетельствуют о крайне низкой адаптативности реального сектора к жесткой денежной политике, причем жесткости избирательной, поскольку для правительства и так называемых «точек роста» правила финансовой поддержки практически не изменились. Чем гордится Национальный банк В экономике ценят последовательность и выполнение обещаний. В 2001 г. Национальный банк сумел добиться высокой степени предсказуемости своей политики. Разрыв между уровнями курсов белорусского рубля на разных сегментах валютного рынка не превышал 2%, по плану проходила девальвация белорусского рубля по отношению к доллару и российскому рублю, заметно выросло поступление валютной выручки от предприятий, почти на $30 млн. увеличился оборот наличной валюты. В марте были отменены «ограничения по объемам приобретения наличной валюты одним физическим лицом в одном обменном пункте в день», с июля «сняты ограничения по суммам сделок на внебиржевом валютном рынке…, отменен запрет на покупку иностранной валюты нерезидентами Республики Беларусь с оплатой в белорусских рублях со счетов типа «Т» и корреспондентских счетов банков-нерезидентов…» Эксперты Нацбанка понимают необходимость перехода на международные стандарты в проведении денежно-кредитной политики. Поэтому с ними так охотно общаются представители МВФ и Всемирного банка. Организован спокойный профессиональный диалог и с Центробанком России, чего не скажешь о сотрудничестве правительств РБ и РФ. Выход на положительные процентные ставки – это также заслуга Нацбанка. Но данным благом имели возможность пользоваться не все субъекты. Опять особый статус – у Минфина. Если в денежной системе учесть объем средств, выделяемых правительству, то процентные ставки будут близки к нулю или вообще отрицательными. Нацбанк считает, что до конца текущего года будет существовать возможность «снижения банками номинальных процентных ставок на депозитно-кредитном рынке и обеспечения их положительных значений на уровне 1,5 – 2,5 процента в реальном выражении». Если Минфин потребует больше кредитных ресурсов под свои программы, если банковская система в лице уполномоченных банков начнет давать сбои, а намеченный рост ВВП реально превратится в падение, тогда сохранение этой весьма хрупкой победы будет весьма проблематичным. Порочные связи Нацбанка и правительства Но не боги работают в Нацбанке. Они не в состоянии добиться предсказуемости и стабильности от своих коллег в белорусском правительстве и администрации президента. На практике ответ на простой, казалось бы, вопрос – «Сколько надо напечатать денег?» – требует серьезной координации и выполнения обещаний и планов не только органами исполнительной власти, но и предприятиями. Чтобы прогнозный показатель по инфляции стал реальностью, надо точно знать объем товарной массы, реальный спрос на деньги и состояние торгового баланса. Нацбанк может только бессильно развести руками, если правительство свою часть работу не выполняет. При отсутствии реальной программы действий на 2002 г. сделать это практически невозможно. Вряд ли Нацбанк откажется финансировать дефицит бюджета и другие госпрограммы, которые вдруг станут приоритетными для главы государства. Во второй половине 2001 г. тенденция увеличения рублевой денежной массы приобрела устойчивый характер. Выше прогнозного был чистый внутренний рублевый кредит Нацбанка (при плане среднего прироста в месяц 6% фактический показатель составил 7,7%), чистый рублевый кредит правительству (план – 6,6%, факт – более 10%). Кредитование дефицита бюджета по-прежнему является основной статьей, по которой осуществляется денежная эмиссия (около 50% от общего объема). Причем с каждым месяцем количество выделяемых ресурсов увеличивается. 75% эмиссии на финансирование дефицита бюджета идет на жилищное строительство. Отдельной строкой выделен Барановичский хлопчатобумажный комбинат, НИИ онкологии и СЭЗ в Бресте. Существование этой порочной практики, когда Национальный банк страны финансирует корпоративные проекты, противоречит нормам цивилизованной денежной системы. Снижение инфляции до 20% в год будет означать банкротство 70% строительной отрасли и сельского хозяйства. Пойдет ли на это правительство? Законодательную базу для «порочных» связей правительства и Нацбанка в этом году составляют Соглашение между НБ РБ и Минфином от 23.01.2001 № 71/Д и от 27.07.2001 № 827/Д. Нацбанк должен также выполнять Соглашение от 23.01.2000 № 71/Д о финансировании жилищного строительства через «Белагропромбанк» и «Беларусбанк». Вряд ли руководство Нацбанка в следующем году подпишет соглашение, которое закрепляет его позиции по денежно-кредитной политике. Если было бы иначе, то и в этом году Нацбанк мог бы просто отказать в выделении средств сверхустановленных в подписанных соглашениях. Не отказал. Не смог или не захотел – это уже другой вопрос. Очевидно одно: П. Прокопович и его коллеги не имеют твердой законодательной и институциональной базы отразить растущие финансовые аппетиты правительства и реального сектора в 2002 году. Так что повторение инфляционной спирали вполне реально. Тревожное будущее Опасения за стабильность денежной системы Беларуси в 2002 г. вполне обоснованны. «...Правительству Республики Беларусь совместно с Национальным банком необходимо до 1 января 2002 г. утвердить программу повышения реального спроса экономики Республики Беларусь на деньги в 2002 г. и принять меры по ее выполнению». Когда эти две структуры начинают работать вместе, то, как правило, получается взрывоопасная смесь. Спрос на деньги формируют потребители (домашние хозяйства, предприятия, банки, иностранные инвесторы и т.д.). Правительство исходит из того, что экономические субъекты Беларуси по разным причинам выбирают не белорусский рубль, не отечественные банки, а доллары и оффшоры. Можно ли заставить субъекты хозяйствования, население пользоваться рублями вопреки их же личным интересам? Можно попробовать, но результат предсказуем: бегство от национальной валюты, и, следовательно, стремительный рост цен. Психология нашего человека проста: раз что-то насильно хотят всучить, значит, что-то здесь не так - товар с душком. Представители Нацбанка неоднократно выступали против перевода всех платежей выше $200 долларов в безналичную форму. Они понимают, что административные и операционные расходы на выполнение этого приказа будут огромны, а результат – практически нулевой. Но комиссия по стимулированию реального спроса на деньги работает, и исключить появление такой нормы нельзя. Подаст ли тогда хоть кто-нибудь из несогласных в отставку? Стратегическая ошибка (уловка?) Нацбанка Национальный банк считает, что в 2002 г. «устойчивость белорусского рубля наиболее эффективно может быть достигнута посредством поддержания плавной, предсказуемой динамики обменного курса белорусского рубля». Эта задача является «приоритетной». Неправильно поставленная задача может нарушить стабильность всей монетарной системы. Почему в уставе Европейского центрального банка, ФРС США, Национального банка Польши, Бундесбанка главной целью является поддержание стабильности цен? Почему индикатором успеха монетарной политики является индекс потребительских цен или дефлятор? Потому что только центральный банк страны имеет монопольное право на регулирование денежной массы в валюте своей страны. Для этого он использует известные рычаги (процентные ставки, резервные требования, операции открытого рынка). Обменный курс белорусского рубля – это цена наших денег, выраженная в иностранной валюте другого государства. Эта цена зависит не только от количества белорусских рублей, но и ряда других показателей, которые находятся вне контроля Нацбанка: торгового и платежного баланса, курса другой валюты по отношению к другим и т.д. Национальный банк совершает стратегическую ошибку (или тактическую хитрость?), когда во главу угла ставит не инфляцию, а обменный курс. Рост цен можно сдерживать исключительно денежными инструментами, а обменный курс – нельзя. Нацбанк не обладает инструментами для «обеспечения на протяжении 2002 года устойчивого положительного сальдо торгового баланса товарами и услугами», потому что он не может заставить потребителей России, Польши или Западной Европы показать белорусское. Почему же Нацбанк сознательно пытается поставить задачу, решение которой лежит не только в его компетенции. Это похоже на распыление ответственности и создание оснований для спасения в следующем инфляционном году своей репутации тем людям, которые добились снижения инфляции в этом до 45%. В самом тексте «Основных направлений…» есть много положений, которые дискредитируют репутацию Национального банка. «Характерной особенностью инфляционных процессов в 2002 году будет снижение доли монетарных факторов в приросте цен». Автор этого положения явно пропустил труды Л. Мизеса и М. Фридмана мимо ушей. Вызывают сомнение многие количественные показатели. «...Ресурсная база банков в 2002 году должна увеличиться не менее чем в 1,8 раза, в том числе за счет вкладов населения – 1,7 раза, собственный капитал и уставный фонд в реальном выражении – не менее чем на 60 процентов». Повышение капитализации банков планируется осуществлять «за счет внутренних источников» (прибыль банков, инвестиции предприятий и населения). Финансовое состояние предприятий не является государственной тайной. Банкротами и близкими к банкротству могут считаться 2/3 всех государственных предприятий. Денег в Беларуси на выполнение амбициозных планов Нацбанка нет (средства теневиков не в счет). С одной стороны, Нацбанк декларирует постепенный «в течение 2 – 3 лет» уход государства из состава акционеров банков и сокращение доли своего участия в их уставных фондах, с другой – в 2002 году именно государство будет увеличивать уставные фонды в АСБ «Беларусбанк», ОАО «Белагропромбанк» и ОАО «Белинвестбанк». Задача «изыскать для инвестирования в эти банки средства в сумме не менее 200 – 250 млрд. рублей» возложена на правительство, Нацбанк и госпредприятия. «Новые», свежие деньги реально получить только в « производственных цехах» П. Прокоповича. Опасные «вилки» Введение «вилок» разных показателей снижает качество представленной программы. «Определяющая роль в формировании параметров денежно-кредитных показателей в 2002 году, как и ранее, будет принадлежать: росту реального спроса на деньги, выражаемого прежде всего увеличением реального ВВП до 106 – 107 процентов против 104 – 105 процентов, предусмотренных проектом Прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2002 год...» Формировать денежную рублевую массу под рост 4% ВВП – это одно дело. Рост 7% ВВП дает разбежку в $330 миллионов. Может, это и есть источник «изыскания» средств в уставные фонды банков и на выплату зарплаты? Денежная эмиссия планируется «от 202 млрд. рублей до 663 млрд. рублей». Оценочно за 2001 г. эмиссия составила 102,5 млрд. рублей (рост почти на 60%). Если печатный станок будет работать по максимуму, то рублевая эмиссия увеличится в 3,5 раза. Помимо 132 млрд. на жилищное строительство эти «новые» деньги пойдут на чистую покупку иностранной валюты, т.е. на формирование золотовалютного резерва Нацбанка или опять-таки на использование этой валюты для формирования уставных фондов государственных банков. Нацбанк опять традиционно будет выступать источником валовых рублевых кредитов: на эти цели пойдет от 410 млрд. до 1.333 млрд. рублей (рост на 36,7 – 119,4%). «Кредитование конкретных отраслей и предприятий будет осуществляться банками на рыночных принципах, льготные кредиты банков будут предоставляться только при наличии источников средств для их льготирования». Все население страны должно будет поработать на оплату дефицита бюджета в размере, как минимум 75 млрд. рублей, а также на финансовую мощь трех белорусских банков, чье состояние вызывает, мягко говоря, немало нареканий. «При осуществлении денежной эмиссии в указанных объемах прирост рублевой денежной массы может составить 454 – 1361 млрд. рублей (или 39 – 116,8%). Понимая, что при такой эмиссии абсолютно нереально добиться снижения инфляции до 27%, специалисты Нацбанка рассчитывают на положительное сальдо торгового баланса ($175 – 190 млн.), увеличение иностранных инвестиций в основной капитал до $500 – 600 млн. (это почти столько, сколько Беларусь получила за 10 лет), в том числе прямых инвестиций – $350 – 400 млн., а также на принятие ряда мер по увеличению реального спроса на деньги: «замещение товарообменных операций денежной формой расчетов, снижение просроченной дебиторско-кредиторской задолженности предприятий, замена оплаты внешнеторговых операций, совершаемых в СКВ, национальными валютами Российской Федерации и Республики Украина, увеличение банковских рублевых вкладов населения, включение в сферу товарного обращения нетрадиционных товаров и ценных бумаг, осуществление мер по связыванию наличных средств населения». По мнению Нацбанка, у нас должен быть свободный рынок земли, природных ресурсов. К нетрадиционным сферам бизнеса, который свяжет рублевую наличность, можно отнести проституцию. Такие предложения ведомства П. Прокоповича можно только приветствовать, но знает ли правительство и А. Лукашенко о том, что Нацбанк запланировал системные рыночные реформы? Как бы все эти грандиозные планы не закончились лишь связыванием денег населения и их обесценением. Выдержит ли Беларусь третью волну обесценения вкладов? Раз поступил приказ к 2005 году «довести уровень золотовалютных резервов органов денежно-кредитного регулирования, как минимум, до 1 млрд. долларов США», то его надо выполнять за счет всех имеющихся средств. В 2002 г. вполне может сложиться ситуация, когда в стране будет богатеть только один орган – Нацбанк. Сомнительно, чтобы он смог сохранить свое богатство при разрушающейся экономике и банковской системе. В 2001 г. ведомство П. Прокоповича было безусловным лидером среди всех госструктур по глубине реформирования своей епархии. Представленная им Программа действий на 2002 г. – это скорее песня за упокой стабильного белорусского рубля, чем за здравие банковской системы и реального сектора экономики.
 

Прогноз

основных денежно-кредитных и макроэкономических показателей на 2002 год

Показатель

01.01.2001

Оценка на 01.01.2002

Нижняя граница 2002

Верхняя граница 2002 г.

Индекс потребительских цен

207,5

142

120-127

120-127

Обменный курс на конец периода за 1 Rur

41,97

53,43

59,05-60,95

59,05 – 60,95

Обменный курс на конец периода за $1

1.180

1.620

1.860-1.920

1.860-1.920

Чистые иностранные активы органов денежно-кредитного регулирования млн. $

150,5

171,3

199,2

407,7

Рублевая денежная база

317,7

595,1

797,1

1258,1

Рублевая денежная эмиссия

175

277,3

202

663

Рублевая денежная масса на конец периода

666,4

1165,2

1619,6

2525,9

Валовые рублевые кредиты банков на конец периода

689,8

1206,1

1676,4

2614,5

Реальная месячная ставка

1,8

4

1,5

1,5

Уставный фонд банков млрд. рублей

209

327,1

434,8

649,5

Собственный капитал банков млрд. рублей

382,8

599,1

796,2

1189,4

Ресурсы банков

2536,5

4139,3

5172,8

7360,6

Источник: Национальный банк Республики Беларусь

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!