Монетарная политика 142

Кредитный пузырь сам по себе не рассосётся

Состояние проблемных активов белорусских банков и их финансовая устойчивость не даёт покоя сторонникам макроэкономической стабилизации. По состоянию на 1.01.2017г. они были на уровне 12,8%, на начало апреля 2017г. – 13,7%, на 1 мая – 14,2% или BYN5,47 млрд. До максимального значения ноября 2016г. (14,9%) – рукой подать. Напомним, что на начало 2016г. проблемные активы составляли только 6,8% от общего объёма в банковской системе. Объём активов, подверженных кредитному риску, на начало мая составил BYN38,45 млрд.


Белорусские власти приняли решение разрешить коммерческим банка выдавать кредиты без справок о доходе. Ценно то, что банкам самим позволено решать, как оценивать потенциального заёмщика. Нет сомнений, что банки обладают потенциалом для управления кредитными рисками, оценки ликвидности заёмщиков. Пусть каждый банк по-своему это делает. Открытая, честная конкуренция – лучшая система для выявления лучших на рынке финансовых услуг. Заметим, что речь не идёт о выявлении лучших среди работающих на рынке банков. Важно резко увеличить интенсивность конкуренции, для Беларуси стать частью мировой финансовой системы. Важно впустить на рынки иностранные банки и другие финансовые организации, разрешить им продавать их финансовые продукты у нас в стране, легализовать платежные системы (типа paypal) и криптовалюты, позволить людям рассчитываться и совершать через системы P2P. Наконец, для развития конкуренции давно пора легализовать рынок золота. К сожалению, ни Нацбанк, ни коммерческие банки такую повестку дня не поддерживают.


Серьёзное предупреждение от Нацбанка

В конце марта Нацбанк разослал коммерческим банкам письмо №24-14/11 «О нарушениях, выявленных в ходе проверок банков в 2016 году». От него веет тревогой и напряжением. Впору напрячься вкладчикам, клиентам банков и населению в целом. Валютными и кредитными рисками управлять не умеют. Сроками погашения кредитов жонглируют. Товарные риски накапливают. Токсичные активы скрывают. Нейтрализовывать макроэкономические неприятности не научились. С отчётностью мухлюют. Неплатёжеспособным кредитополучателям деньги дают. Конфликт интересов не нейтрализуют. Такой букет проблем ставит под сомнение официальные данные статистки о прибыльности, финансовой устойчивости и качестве предлагаемых банками инструментов. Долгое время банки думали, что рецессия их не касается. Они не спешили войти в положение производителей товаров и услуг, спустя рукава искали партнёров за рубежом, не адвокатировали создание полноценного фондового и земельного рынков. Почивание на лаврах в условиях сильно ограниченной конкуренции на рынке сыграла с многими белорусскими баками злую шутку.


Совсем недавно в ходе одного из ток-шоу на белорусском телевидении участники жаловались на дороговизну денег в нашей экономике. При этом, мол, во всем виноваты банки, которые наживаются на обычных белорусах и не позволяют развиваться малому и среднему бизнесу в стране. Жируют, так сказать, во время чумы.

Действительно, если мы взглянем на данные Нацбанка, то увидим, что средняя процентная ставка по кредитам на срок до одного года в октябре текущего года (последние доступные данные) в Беларуси была на уровне 20,6% годовых для юридических лиц и 21,9% для физических лиц. И это в рублях. В иностранной валюте картина немного другая: юридические лица могут взять в долг под 8,2% годовых, физические вообще не могут обратиться за кредитом – на законодательном уровне кредитование обычных граждан в валюте запрещено уже много лет.


Беларусы в смятении. На этот раз не от красноречия А. Лукашенко или инициатив Кремля, не от пустословия правительства или приколов Дональда Трампа. Курс BYN-рубля стал главным ньюзмейкером первых 47 дней 2017 года.


Смешанные чувства оставляет денежно-кредитная политика Беларуси в 2016 году. В течение года вроде бы всё шло хорошо. Нацбанк отражал атаки со всех сторон. Коммерческие банки требовали снижения обязательных резервов и свободы установления ставок по кредитам и депозитам. Производители товаров и нефинансовых услуг требовали дешёвых кредитов. Население требовало высоких ставок по депозитам. И всех их Нацбанк разочаровал. Но на то была воля А. Лукашенко. Зато инфляцию удалось снизить до 10,6% (декабрь 2016г. к декабрю 2015г.) и нарастить золотовалютные резервы. За 2016г. ЗВР-ы выросли на $751,4 млн., до $4927,2 млн. (на 1 января 2017г.) при плане роста на $0 – 0,3 млрд. Важно отметить, что белорусский показатель «инфляция» искажён. Официальный рост цен фиксируется при жёстком контроле над ценами Министерства антимонопольной политики и торговли (МАРТ), Совмина – над закупочными ценами у с/х производителей, в лесном хозяйстве, а также над издержками производства, а также рентабельностью. Так что реальный уровень инфляции нам не известен. Но даже если принять данные Белстата за чистую монету, то инфляция в 2016г. уменьшилась. Тому, безусловно, способствовала политика Нацбанка. Но вот что смущает в годовых показателях.


С 1 ноября 2016г. BYN-рубль перепривязали. Впервые в истории доля российского рубля в корзине иностранных валют, к которым белорусский рубль привязан, составит 50%. Для доллара оставили 30%, для евро – 20%.

В денежной политике переходных, развивающихся стран привязка к иностранной валюте встречается часто. Когда нет доверия к национальной валюте, привязываются к сильной, авторитетной и полностью конвертируемой, т. е. ликвидной валюте. Как правило, якорем выступает американский доллар. В Европе ещё евро.


Будущее белорусских денег в 2016-2017гг.

Три квартала 2016 года Национальный банк держит удар. Он активно использует все рычаги монетарной политики, которые находятся в его руках. Его главе Павел Каллауру с командой молодых технократов удалось сыграть на семи важных струнах. Правдами и неправдами Нацбанк ввёл в уши А. Лукашенко тезис «инфляция – это опасно и вредно». Глава государства переварил этот тезис и приказал бороться с необоснованным ростом цен, согласился на ручное управление ставками по кредитам и депозитам, а также оставил возможность закручивать иные гайки на валютном и денежном рынках. Это первая, главная струна Нацбанка.


И ЭТО у нас называется «макроэкономической стабилизацией?

Инфляция в Беларуси в январе – сентябре 2016г. по сравнению с аналогичным периодом 2015г. составила 12,1%. Совмин и Нацбанк заверяют нас, что это признак настоящей макроэкономической стабилизации.

Да, роста цен на 12% в год лучше, чем на 205 или на 50%, но ни о какой победе над инфляцией говорить нельзя. Это если использовать международные стандарты. Белорусские распорядители чужого используют свои критерии успеха и достижений. Это как если бы сборная Беларуси по футболу регулярно проигрывала сборной Германии по счетом 7: 0 и выше, а потом один матч проиграла только 3 : 0, и на этом основании тренеры сборной заявили о том, что сборная Беларуси догнала по уровню мастерства Германию. Абсурд? Конечно. С инфляцией у нас ровно такая же ситуация.

Рост цен более чем на 12% в год – это полный провал в условиях, когда всё больше стран пытается уйти от дефляции (падения цен) хотя бы в ноль.


О чём говорит состояние платёжного баланса Беларуси

Можно приказать директорам не увольнять работников. Можно заморозить цены и совершать кульбиты с курсом BYN-рубля. Можно имитировать инновационность экспорта, выгоду импортозамещения и социальную ориентацию бюджета. Однако белорусские власти не могут исказить и извратить цифры платёжного баланса, инвестиционную позицию и состояние внешнего долга. Именно эти индикаторы показывают адекватность экономической политики и глубину осознание властями природы текущего кризиса. К сожалению, итоговые данные I полугодия 2016г. подтверждают мрачные прогнозы и опасения. Правительство продолжает верить в быстрое чудесное восстановление экономики, не видит проблем в росте валютных долгов, резком сокращении экспорта и низком качестве государственного управления.


Дефляция в Беларуси?

13 сентября 2016 Автор

О, чудо, о котором поведал Национальный статистический комитет. В августе, оказывается, цены снизились на 0,1%. Ура? Белорусские власти придушили инфляцию? Наконец-то мы дождались начала эры стабильных цен? Неужели новые BYB-рубли, действительно, станут стабильными, настоящими деньгами?


Деньги: конец 25 летней бифуркации

«Всемирно-историческое значение» 2016 года состоит в том, что в Беларуси начнется возврат к «нормальным» деньгам, включающий варианты бумажных, металлических и электронных денег. 25 лет, и более, страна представляла собой странный феномен одновременного обращения квазиденег, когда стоимость можно было в зависимости от «вкуса» и фантазий полисимейкеров измерять в долларах, евро, условных единицах, базовых величинах. Что угодно, разве что не в удавах и обезьянах.

Как скроена денежная система, так будут работать (или имитировать работу) финансы, которые у нас также очень специфичны. Расчеты налогов, бюджетирование в условиях «качающихся денег» создают массу проблем. То налоговые и бюджетные танцы с «эффектом Танци», то великолепные призы олимпийским чемпионам в долларах, то штрафы «basic». Но при этом взятки исправно исчисляются и даются в долларах (евро менее удачный вариант). Да и само общество привыкло к тому, что чиновники одалживают кредиты в долларах, а не в российских рублях или китайских юанях.


Деноминация с 1 июля 2016г. – это пекло для бухгалтеров и руководителей предприятий. Попробуй сведи во едино две разные половинки года. Первую считали в одних деньгах, вторую – в других. А еще переведи все устройства на новые деньги – за свой счет. Немалые издержки.

Деноминация с 1 июля – это рай для налоговиков и других контролеров. Сделать ошибку в учете – проще простого. А штрафы у нас что за описку, что за сознательный уход от уплаты налогов – мама не горюй.

Деноминация с 1 июля – это новые кошельки для людей. Тоже затраты. Далеко не сразу все привыкнут считать в новых деньгах. Будут ошибки. Появятся ушлые дельцы, которые будут эксплуатировать смущение населения.


Денежная стабильность на вулкане

Подорожание Br-рубля с Br22069/$1 с 11 февраля 2016г. до Br19214/$1 до 2 мая 2016г. – на 13% –ввергло многих вкладчиков и наблюдателей в ступор. Такой сюжет не вписывался в планомерную девальвацию. Он вроде бы противоречит логике экономики, которая глубоко погрузилась в рецессию (минус 3,6% ВВП), получила сильный удар под дых снижением экспорта товаров за I квартал на 19,8%, ослабла от хронических неплатежей и долгов. При ближайшем рассмотрении результатов денежно-кредитной и бюджетной политики временное укрепление Br-рубля по отношению к $-доллару вполне объяснимо.


Всего за два дня – четверг и пятницу – белорусский рубль совершил небывалый прыжок с переподвыподвертом. Сначала, в четверг, он ослаб к корзине валют (российский рубль, евро и доллар США) на значительные 3,96%, а уже в пятницу отыграл обратно 1,63%. Такое поведение национальной валюты на бирже вызывает беспокойство и порождает целый ряд вопросов, ответов на которые общественности никто не предоставляет.

С начала года белорусский рубль уже успел потерять 8,71% своей стоимости к корзине валют. Даже если не брать в расчет «тревожный четверг» и пятничный отскок, девальвация за 20 дней 2016 года составила 6,39%, что на фоне вполне спокойного окончания предыдущего года на валютной бирже уже формирует негативные ожидания.

Большинство наблюдателей, экспертов и обычных комментаторов были уверены в слабости национальной валюты. Но это не противоречило прогнозам официальных властей, которые также прогнозировали падение курса в течение года. Однако никто не ожидал, что падение будет подобно американским горкам.


Купить, подождать или продать? «Купить!» — кричит расчетливость, подогреваемая отсутствием веры в завтрашний день. «Подождать, — щекочет нервишки азарт, — а вдруг завтра еще плюс 300?» «Продать! Продать? Нет, это та стадия, когда в кошельке совсем не осталось белорусских рублей», — заключает неизведанное чувство гордости за свою национальную валюту.

Смешно, нелепо, грустно, жизненно — какое бы слово вы ни подобрали, внутренний монолог белоруса на тему курса рубля уже давно превратился в наглядный пример линейной логики с отказом от дизъюнкции и конъюнкции. Больше нет «или», отсутствует «и», есть только одно: купить, пока не подорожал!


Устойчива ли новая стабильность Br-рубля?

Многие белорусские вкладчики всполошились. Им показалось, что Br-рубль надломал тренд удешевления и пошёл в рост. 11 февраля 2016г. Br-рубль дошёл до самой нижней точки своей дешевизны по отношению к $-доллару – Br22069/$1. 21 марта 2016г. курс составил Br20278 за $1. С 11 февраля по 21 марта 2016г. Br-рубль по отношению к $-доллару подорожал на 8,1%. На вопрос, что это за явление, может быть несколько ответов:

1) временный (не более двух – трёх месяцев) отскок Br-рубля после стремительной девальвации начала года, особенно в контексте роста цен на нефть и удорожания RUR-рубля по отношению к $-доллару с риском последующей девальвации до конца года на 30 - 50% в зависимости от стечения негативных обстоятельств;

2) новая среднесрочная (по меньшей мере, более года) тенденция укрепления Br-рубля, как результат монетарной политики Нацбанка;

3) временный отскок Br-рубля с последующей небольшой плавной девальвацией до конца 2016 года, не более 10% по отношению к курсу на 21 марта 2016 года.


Кредитный клинч, депозитная прострация

Национальный банк Беларуси активно готовится к деноминации. Отрезание сразу четырёх нолей – событие неординарное. Не хотелось бы ударить лицом в грязь. Т. е. округлить курс Br22000/$1 до Blr2,5/$1 в одну итерацию ещё летом 2016 года. Нацбанк старается, но число мощных лоббистов, которые хотят наказать «пианиста» растёт на глазах. Аппетиты аграрного, промышленного, строительного и ЖКХ-ушного лобби в свете растущих убытков и долгов растут. Одновременно белорусские власти декларируют активизацию борьбы с инфляцией. И ещё неизменность курса на полную занятость. И ещё государственную поддержку коммерческих приоритетов. Уместить все эти взаимоисключающие цели в одном флаконе не представляется возможным. Поэтому денежно-кредитная политика Нацбанка неизменно будет жертвой политических компромиссов, результатом сложных переговоров с потенциальными кредиторами с одной стороны и традиционными терминаторами денежной стабильности с другой.


Что ждёт белорусские деньги в 2016 году

2015-ый год стал очередным тяжёлым испытанием для белорусского рубля. Подведём итоги. По отношению к $-доллару Br-рубль потерял 56%, по отношению к евро – 40,4%, RUR-рублю – 23,3%. За первые 15 дней января 2016г. девальвация Br-рубля к $-доллару составила 5,1%, к евро – на 4,4%. К RUR-рублю произошло подорожание на 0,3%. Судя по реакции банков, коммерческих организаций и населения это только начало очередного валютного ралли.


Инвестиции лучше, чем кредиты

Белорусские власти активно ведут переговоры с Международным валютным фондом о получении кредита в $3 млрд. Примерно столько же наше правительство хотело бы получить от второго основного кредитора, Евразийского банка развития (ЕАБР). В 2016 году только на оплату госдолга нужно более $3,5 млрд. Ещё больше нужно для оплаты и обслуживания долгов коммерческих организаций. В 2016 году объём всех долгов Беларуси вплотную приблизится к отметке 50% ВВП. И это в ситуации резкого сокращения экспорта и валютной выручки, инвестиционной засухи и завалов «омертвлённого» капитала (складские запасы на 1.11.2015г. – Br34,6 трлн., кредиторская задолженность на 1.10.2015г. – Br348,4 трлн., дебиторская – Br267 трлн., долги по кредитам банков – Br537 трлн. при объёме чистой прибыли за первые 9 месяцев этого года всего Br30,1 трлн.).


Страница 1 из 8

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!