Монетарная политика 136

С 1 ноября 2016г. BYN-рубль перепривязали. Впервые в истории доля российского рубля в корзине иностранных валют, к которым белорусский рубль привязан, составит 50%. Для доллара оставили 30%, для евро – 20%.

В денежной политике переходных, развивающихся стран привязка к иностранной валюте встречается часто. Когда нет доверия к национальной валюте, привязываются к сильной, авторитетной и полностью конвертируемой, т. е. ликвидной валюте. Как правило, якорем выступает американский доллар. В Европе ещё евро.


Будущее белорусских денег в 2016-2017гг.

Три квартала 2016 года Национальный банк держит удар. Он активно использует все рычаги монетарной политики, которые находятся в его руках. Его главе Павел Каллауру с командой молодых технократов удалось сыграть на семи важных струнах. Правдами и неправдами Нацбанк ввёл в уши А. Лукашенко тезис «инфляция – это опасно и вредно». Глава государства переварил этот тезис и приказал бороться с необоснованным ростом цен, согласился на ручное управление ставками по кредитам и депозитам, а также оставил возможность закручивать иные гайки на валютном и денежном рынках. Это первая, главная струна Нацбанка.


И ЭТО у нас называется «макроэкономической стабилизацией?

Инфляция в Беларуси в январе – сентябре 2016г. по сравнению с аналогичным периодом 2015г. составила 12,1%. Совмин и Нацбанк заверяют нас, что это признак настоящей макроэкономической стабилизации.

Да, роста цен на 12% в год лучше, чем на 205 или на 50%, но ни о какой победе над инфляцией говорить нельзя. Это если использовать международные стандарты. Белорусские распорядители чужого используют свои критерии успеха и достижений. Это как если бы сборная Беларуси по футболу регулярно проигрывала сборной Германии по счетом 7: 0 и выше, а потом один матч проиграла только 3 : 0, и на этом основании тренеры сборной заявили о том, что сборная Беларуси догнала по уровню мастерства Германию. Абсурд? Конечно. С инфляцией у нас ровно такая же ситуация.

Рост цен более чем на 12% в год – это полный провал в условиях, когда всё больше стран пытается уйти от дефляции (падения цен) хотя бы в ноль.


О чём говорит состояние платёжного баланса Беларуси

Можно приказать директорам не увольнять работников. Можно заморозить цены и совершать кульбиты с курсом BYN-рубля. Можно имитировать инновационность экспорта, выгоду импортозамещения и социальную ориентацию бюджета. Однако белорусские власти не могут исказить и извратить цифры платёжного баланса, инвестиционную позицию и состояние внешнего долга. Именно эти индикаторы показывают адекватность экономической политики и глубину осознание властями природы текущего кризиса. К сожалению, итоговые данные I полугодия 2016г. подтверждают мрачные прогнозы и опасения. Правительство продолжает верить в быстрое чудесное восстановление экономики, не видит проблем в росте валютных долгов, резком сокращении экспорта и низком качестве государственного управления.


Дефляция в Беларуси?

13 сентября 2016 Автор

О, чудо, о котором поведал Национальный статистический комитет. В августе, оказывается, цены снизились на 0,1%. Ура? Белорусские власти придушили инфляцию? Наконец-то мы дождались начала эры стабильных цен? Неужели новые BYB-рубли, действительно, станут стабильными, настоящими деньгами?


Деньги: конец 25 летней бифуркации

«Всемирно-историческое значение» 2016 года состоит в том, что в Беларуси начнется возврат к «нормальным» деньгам, включающий варианты бумажных, металлических и электронных денег. 25 лет, и более, страна представляла собой странный феномен одновременного обращения квазиденег, когда стоимость можно было в зависимости от «вкуса» и фантазий полисимейкеров измерять в долларах, евро, условных единицах, базовых величинах. Что угодно, разве что не в удавах и обезьянах.

Как скроена денежная система, так будут работать (или имитировать работу) финансы, которые у нас также очень специфичны. Расчеты налогов, бюджетирование в условиях «качающихся денег» создают массу проблем. То налоговые и бюджетные танцы с «эффектом Танци», то великолепные призы олимпийским чемпионам в долларах, то штрафы «basic». Но при этом взятки исправно исчисляются и даются в долларах (евро менее удачный вариант). Да и само общество привыкло к тому, что чиновники одалживают кредиты в долларах, а не в российских рублях или китайских юанях.


Деноминация с 1 июля 2016г. – это пекло для бухгалтеров и руководителей предприятий. Попробуй сведи во едино две разные половинки года. Первую считали в одних деньгах, вторую – в других. А еще переведи все устройства на новые деньги – за свой счет. Немалые издержки.

Деноминация с 1 июля – это рай для налоговиков и других контролеров. Сделать ошибку в учете – проще простого. А штрафы у нас что за описку, что за сознательный уход от уплаты налогов – мама не горюй.

Деноминация с 1 июля – это новые кошельки для людей. Тоже затраты. Далеко не сразу все привыкнут считать в новых деньгах. Будут ошибки. Появятся ушлые дельцы, которые будут эксплуатировать смущение населения.


Денежная стабильность на вулкане

Подорожание Br-рубля с Br22069/$1 с 11 февраля 2016г. до Br19214/$1 до 2 мая 2016г. – на 13% –ввергло многих вкладчиков и наблюдателей в ступор. Такой сюжет не вписывался в планомерную девальвацию. Он вроде бы противоречит логике экономики, которая глубоко погрузилась в рецессию (минус 3,6% ВВП), получила сильный удар под дых снижением экспорта товаров за I квартал на 19,8%, ослабла от хронических неплатежей и долгов. При ближайшем рассмотрении результатов денежно-кредитной и бюджетной политики временное укрепление Br-рубля по отношению к $-доллару вполне объяснимо.


Всего за два дня – четверг и пятницу – белорусский рубль совершил небывалый прыжок с переподвыподвертом. Сначала, в четверг, он ослаб к корзине валют (российский рубль, евро и доллар США) на значительные 3,96%, а уже в пятницу отыграл обратно 1,63%. Такое поведение национальной валюты на бирже вызывает беспокойство и порождает целый ряд вопросов, ответов на которые общественности никто не предоставляет.

С начала года белорусский рубль уже успел потерять 8,71% своей стоимости к корзине валют. Даже если не брать в расчет «тревожный четверг» и пятничный отскок, девальвация за 20 дней 2016 года составила 6,39%, что на фоне вполне спокойного окончания предыдущего года на валютной бирже уже формирует негативные ожидания.

Большинство наблюдателей, экспертов и обычных комментаторов были уверены в слабости национальной валюты. Но это не противоречило прогнозам официальных властей, которые также прогнозировали падение курса в течение года. Однако никто не ожидал, что падение будет подобно американским горкам.


Купить, подождать или продать? «Купить!» — кричит расчетливость, подогреваемая отсутствием веры в завтрашний день. «Подождать, — щекочет нервишки азарт, — а вдруг завтра еще плюс 300?» «Продать! Продать? Нет, это та стадия, когда в кошельке совсем не осталось белорусских рублей», — заключает неизведанное чувство гордости за свою национальную валюту.

Смешно, нелепо, грустно, жизненно — какое бы слово вы ни подобрали, внутренний монолог белоруса на тему курса рубля уже давно превратился в наглядный пример линейной логики с отказом от дизъюнкции и конъюнкции. Больше нет «или», отсутствует «и», есть только одно: купить, пока не подорожал!


Устойчива ли новая стабильность Br-рубля?

Многие белорусские вкладчики всполошились. Им показалось, что Br-рубль надломал тренд удешевления и пошёл в рост. 11 февраля 2016г. Br-рубль дошёл до самой нижней точки своей дешевизны по отношению к $-доллару – Br22069/$1. 21 марта 2016г. курс составил Br20278 за $1. С 11 февраля по 21 марта 2016г. Br-рубль по отношению к $-доллару подорожал на 8,1%. На вопрос, что это за явление, может быть несколько ответов:

1) временный (не более двух – трёх месяцев) отскок Br-рубля после стремительной девальвации начала года, особенно в контексте роста цен на нефть и удорожания RUR-рубля по отношению к $-доллару с риском последующей девальвации до конца года на 30 - 50% в зависимости от стечения негативных обстоятельств;

2) новая среднесрочная (по меньшей мере, более года) тенденция укрепления Br-рубля, как результат монетарной политики Нацбанка;

3) временный отскок Br-рубля с последующей небольшой плавной девальвацией до конца 2016 года, не более 10% по отношению к курсу на 21 марта 2016 года.


Кредитный клинч, депозитная прострация

Национальный банк Беларуси активно готовится к деноминации. Отрезание сразу четырёх нолей – событие неординарное. Не хотелось бы ударить лицом в грязь. Т. е. округлить курс Br22000/$1 до Blr2,5/$1 в одну итерацию ещё летом 2016 года. Нацбанк старается, но число мощных лоббистов, которые хотят наказать «пианиста» растёт на глазах. Аппетиты аграрного, промышленного, строительного и ЖКХ-ушного лобби в свете растущих убытков и долгов растут. Одновременно белорусские власти декларируют активизацию борьбы с инфляцией. И ещё неизменность курса на полную занятость. И ещё государственную поддержку коммерческих приоритетов. Уместить все эти взаимоисключающие цели в одном флаконе не представляется возможным. Поэтому денежно-кредитная политика Нацбанка неизменно будет жертвой политических компромиссов, результатом сложных переговоров с потенциальными кредиторами с одной стороны и традиционными терминаторами денежной стабильности с другой.


Что ждёт белорусские деньги в 2016 году

2015-ый год стал очередным тяжёлым испытанием для белорусского рубля. Подведём итоги. По отношению к $-доллару Br-рубль потерял 56%, по отношению к евро – 40,4%, RUR-рублю – 23,3%. За первые 15 дней января 2016г. девальвация Br-рубля к $-доллару составила 5,1%, к евро – на 4,4%. К RUR-рублю произошло подорожание на 0,3%. Судя по реакции банков, коммерческих организаций и населения это только начало очередного валютного ралли.


Инвестиции лучше, чем кредиты

Белорусские власти активно ведут переговоры с Международным валютным фондом о получении кредита в $3 млрд. Примерно столько же наше правительство хотело бы получить от второго основного кредитора, Евразийского банка развития (ЕАБР). В 2016 году только на оплату госдолга нужно более $3,5 млрд. Ещё больше нужно для оплаты и обслуживания долгов коммерческих организаций. В 2016 году объём всех долгов Беларуси вплотную приблизится к отметке 50% ВВП. И это в ситуации резкого сокращения экспорта и валютной выручки, инвестиционной засухи и завалов «омертвлённого» капитала (складские запасы на 1.11.2015г. – Br34,6 трлн., кредиторская задолженность на 1.10.2015г. – Br348,4 трлн., дебиторская – Br267 трлн., долги по кредитам банков – Br537 трлн. при объёме чистой прибыли за первые 9 месяцев этого года всего Br30,1 трлн.).


Принятый Декрет №7 – достаточно спорный способ решения возникших проблем в финансовом секторе.

Декретом №7 от 11 ноября в Беларуси вводится два новшества в банковской секторе. Во-первых, теперь все депозитные счета будут разделены на отзывные и безотзывные, последние можно будет опустошить только с разрешения банка. Во-вторых, с 1 апреля 2016 года, если гражданин хранит свои средства меньше года в рублях и до двух лет в валюте на депозитном счете, то при снятии денег он уплатит подоходный налог с полученных процентов. Суть этих изменений на первый взгляд очевидна: они направлены на повышение стабильности финансовой системы страны, в частности – на снижение риска возникновения банковского кризиса ликвидности. Другими словами, Нацбанк решил подстраховать остальные банки от набега вкладчиков в будущем.


Как сделать так, чтобы белорусское информационное пространство закипело? Назначить день «Д» — объявить в стране деноминацию. Слово заморское, хотя хорошо знакомое тем, кто помнит 1994 и 2000 годы: именно тогда это явление гостило на наших землях.

Сразу стоит успокоить гипертоников, сердечников и владельцев многомиллионных состояний в белорусских рублях: деноминация — технический шаг по пути упрощения расчетов внутри страны. Он никак не связан с другим словом, которое начинается на букву «Д», — девальвацией, после произнесения которого (в определенном месте и в определенное время) в нашей стране можно уронить курс национальной валюты на несколько процентов. Кстати, это и является причиной наличия у отдельных граждан фобии на такого рода экономические «ругательства».


Очередное грубое вмешательство государства в коммерческие отношения

Беларусы привыкли к тому, что Минторг, Минздрав или Минпром являются оплотом государственного интервенционизма, кандалами для цен и свободы предпринимательства. Мы не ждём поддержки рыночных реформ со стороны Минсельхозпрода, Министерства ЖКХ или Минстройархитектуры. Эти структуры олицетворяют государственный бизнес за счёт налогоплательщиков, поддержку монополистам и олигополиям. Всем мало-мальски интересующимся экономикой понятно, что Национальная академия наук, НИЭИ Минэкономики, Академия управления/БГУ/БГЭУ – это оппортунистический одобрям-с хотелок главы государства и его Администрации.


Принесут ли новые деньги новое качество?

Александр Лукашенко сделал себе на инаугурацию денежный подарок. Указом № 450 от 4.11.2015г. он принял решение о деноминации белорусского рубля. Br10 тысяч старых, т. е. нынешних дензнаков, будет меняться на Br1 рубль. Глава Беларуси повторил опыт одного из своих кумиров – Владимира Ленина. В 1922 году большевики тоже провели денежную реформу, превратив 10 тысяч рублей в один советский рубль. Он вошёл в историю крепким червонцем. Белорусскому рублю ещё предстоит доказать свою пригодность для выполнения функции средства сохранения ценности и полноценной учётной единицы.


Усмирение нервозности вкладчиков и заёмщиков

Главным вызовом Национального банка на 2015 год является сбалансирование интересов вкладчиков, банков и заёмщиков. Жадность первых, высокомерие вторых и отчаянное положение третьих в условиях рецессии и резкого падения валютной выручки делает задачу чрезвычайно сложной. Надо отдать должное председателю НБ РБ П. Каллауру и его команде. За первые девять месяцев года они родили хрупкую макроэкономическую стабильность. Одним из главных факторов такого успеха стали белорусские вкладчики.


Курс наверх

07 сентября 2015 Автор

Белорусские власти постоянно заявляют, что напасть на нашу экономику приходит извне. То лихорадит из-за мирового финансового кризиса, то российский рубль виноват. Не пропустить бы очередную волну,которая способна пошатнуть неокрепшую стабильность Беларуси

На сегодня наиболее уязвимое место белорусской экономики - ее финансовая составляющая. Необходимо не только вернуть долги внешним кредиторам, но и не допустить при этом дестабилизации ситуации в стране.


Страница 1 из 7