Мутные переговоры в смутное время

Автор  09 октября 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Ударят ли по рукам А. Лукашенко и МВФ?

А. Лукашенко разрывается. Кремль требует его личных гарантий под кредиты и экономические проекты. Увещевания, обещания и гарантии премьер-министра и других белорусских начальников В. Путину ни к чему. Такую же позицию занял Международный валютный фонд (МВФ). Его не убеждают подготовленная Нацбанком и правительством Дорожная карта, тем более обещания структурных реформ в неопределённом будущем. А. Лукашенко вынужден сам вести переговоры с МВФ, чтобы они закончились долгожданным кредитом. Став жертвой собственной жёсткой централизации системы принятия решений, белорусский президент на встрече с директором-распорядителем Фонда Кристин Лагард чувствовал себя не в своей тарелке. Получив пендель от француженки в виде совета о необходимости «комплексной переориентации курса», А. Лукашенко уехал домой с пустыми руками и ворохом плохих мыслей и предчувствий.

О чём помнит МВФ

МВФ камень за пазухой не держит, но хорошо помнит особенности поведения белорусских властей во время предоставления предыдущего кредита на $3,5 млрд. Эти деньги должны были пойти на проведение базовых реформ, либерализацию и создание рыночных институтов. Они же пошли на проедание, рост зарплаты в отрыве от увеличения производительности труда и поддержание на плаву старой совковой модели.

На нью-йоркской встрече К. Лагард ничего нового белорусскому президенту не сообщила. Её наверняка снабдил информацией представитель Фонда по Беларуси. Позиция международного кредитора предельно понятно изложена в майском страновом докладе № 15/136. Буквально в самом начале документа изложены рекомендации белорусским властям: «сократить объёмы льготного кредитования, не проводить повышение зарплаты в этом году для сдерживания внутреннего спроса, выйти на полностью гибкий обменный курс, ужесточить монетарную политику для облегчения упорядоченной адаптации к внешним условиям, оценить здоровье банков и решительно взяться за нерешённые проблемы, включая их рекапитализацию или, где необходимо, недокапитализацию, ликвидировать контроль над ценами, обязательные валовые показатели производства для предприятий, разработать реалистичные планы приватизации для улучшения аллокации ресурсов и повышения темпов устойчивого роста». Большая часть этих рекомендаций была изложена ещё в страновом докладе № 09/109 от 12.01.2009г., но до сих пор не выполнена.

Минторг и Минздрав издевательски насмехаются над советами МВФ, рыская по всей стране в поисках необоснованно завышенных цен. Доля льготных кредитов в общем объёме кредитования колеблется в пределах 40 – 45%. Монетарная политика ужесточилась, но явно недостаточно для выхода на однозначный показатель инфляции. Валовые показатели продолжают доводиться. Планов приватизации нет вовсе, ни реалистичных, ни даже утопичных. То ли Вертикаль открыто бортанула своего руководителя, который обещает МВФ рыночные реформы. То ли сам А. Лукашенко в привычной манере решил в очередной раз блефануть. Авось проскочит – и будет у Беларуси очередной кредит на $3 – 5 млрд.

Корни неблагополучия

Внешние шоки случаются у каждой страны, но на то и наделяются полномочиями правительства и центральные банки, чтобы им противостоять. МВФ справедливо отмечает, что именно наша доморощенная экономическая модель делает Беларусь крайне уязвимой к шокам. «Повторение ситуаций роста давления в системе уходит корнями в устойчивую неспособность чрезмерно зарегулированной модели централизованного планирования обеспечивать устойчивый экономический рост».

Совсем недавно А. Лукашенко публично заявлял, что его модель прошла испытание временем, что именно с ней он намерен идти в очередную, пятую пятилетку. А тут ему в нос тычут многочисленными фактами её несостоятельности. Тут не до Всебелорусского народного собрания и торжественной клятвы избирателям «не сходить с пути прямого». МВФ совсем не впечатляет тот факт, что белорусское правительство исправно обслуживало все долги, не допустило ни одной просрочки. Кредитор считает такое поведение нормой, и не рассматривает в категории «особые заслуги».

Белорусские власти прикрывают своё нежелание проводить давно назревшие реформы негтовностью населения. Распорядители чужого считают, что «менталитету и навыкам рабочих, управляющих и населения в целом требуется значительное время, чтобы адаптироваться к переменам, что любые быстрые реформы имели бы малые шансы на успех». Такое оправдание является унизительным для беларусов. Оказывается, что те реформы, которые поляки, чехи, эстонцы или венгры закончили 15 лет назад, для нас ещё слишком амбициозны и смелы. За более чем 20 лет дозревания до рыночных реформ Беларусь успела вступить в очередную рецессию, испытать на своей шкуре через целую серию болезненных инфляционно-дельвационных спиралей, изгнать из страны около миллиона работников и поставить на грань банкротства тысячи предприятий.

VIP-распорядители чужого (политики и чиновники) прикрывают своё желание распределить государственные активы и ресурсы среди своих невозможностью проведения приватизации в условиях кризиса. Их беспокоит то, что за акции госпредприятий не дадут «справедливую цену». Белоруские власти рассчитывают на то, что кризис вот-вот закончится, российская, украинская экономики оживут, страны дальней дуги в разы увеличат покупки белорусских товаров. Аппеляция к справедливой цене по отношению к неликвидным активам, сформированным в результате инвестиционных решений расплрядителей чужого, абсурдна. Ещё пару лет ожидания в таком режиме – и более половины промышленных и свыше 70% с/х предприятий можно будет продать разве что на символический Br-рубль. Легко себе представить впечатления главы МВФ Кристин Лагард от трактовки белорусскими чиновниками концепции «справедливая цена».

Всё-таки структурные

К. Лагард могла попытаться объяснить А. Лукашенко смысл понятия «структурные реформы». Об этом достаточно подробно написано в страновом Докладе Фонда. Приватизация, либерализация цен (четверть всех цен в корзине товаров и услуг, по которым определяется индекс потребительских цен, относятся к категории так называемых «социально значимых и регулируются государством), отмена льготных кредитов и дотации, ликвидация перекрёстного субсидирования в сфере ЖКУ – об этом уже давно пишут в учебниках, но А. Лукашенко по-прежнему делает вид, что не понимает, чего от него хотят внешние кредиторы.

МВФ предельно ясен: «Критически важными для достижения устойчивости в среднесрочной перспективе являются глубокие реформы для сокращения влияния государства и увеличения рыночной ориентацию экономики. Эти реформы позволят улучшить качество аллокации ресурсов, аповысить конкурентоспособность экономики». Совмин как-будто нарочно меняет налоговое законодательство, чттобы выполнить план по совокупным госрасходам на уровне 43 – 45% ВВП. В текущем поведении белорусских властей нет сомнений, что именно государство в его неизменном размере, объёме и охвате должно выводить экономику из кризиса.

Если МВФ скажет «нет»

Когда переговоры с МВФ заходят в тупик, А. Лукашенко обращается к своему кредитору последней надежды – России. Даже в условиях рецессии Кремлю ничего не стоит выделить союзнику $2 – 3 млрд. на поддержание штанов. Однако логика воюющей на несколько фрнтов страны заставляет В. Путина иначе глядеть на отношения с А. Лукашенко. За размещение военной базы на территории Беларусь Кремль, безусловно, готов был бы выделить очередной кредит. Российские генералы с удовольствием бы прикупили в свой ВПК наш МЗКТ, Пеленг или Агат. Эти объекты сейчас представляют самый большой интерес российской военно-политической машине.

А. Лукашенко явно не хочет с ними расставаться. Эти козырные карты нужны для попытки сохранить баланс интересов. Однако других карт у белорусского руководителя нет ни в колоде, ни в рукаве. Не будь санкций против российской нефтянки, И. Сечин наверянка бы прибрал к рукам белорусские НПЗ, но в условиях острого противостояния России и Запада, а также низких цен на нефть покупать нефтяные активы российские олигархи считают нерезонным, особенно когда А. Лукашенко требует заплатить «справедливую цену».

Кредитные и интеграционные тёрки между руководством Беларуси и России будут продолжаться. Стороны будут бать друг друга на измор. Такой режим взаимоотношений явно не на руку главе Беларуси. Это у него острый дефицит в кэш флоу. Это у него провалился экспорт. Это к нему не пришли инвестиции. Это у него долги взяли экономику в плотное кольцо рецессии. Это ему нужно создавать полноценные институты развития и роста. Самый опасный для А. Лукашенко сценарий наступит тогда, когда МВФ и Россия застрянут на этапе кредитных переговоров, а внешние долги 2016 года будет отдавать нечем. Вот тогда наступит смутное время. И тогда станет щемяще горько за бездарно упущенное время в мутных переговорах с МВФ и Кремлём.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!