Куда и когда выстелит МВФ

Автор  04 ноября 2013
Оцените материал
(0 голосов)

В ожидании договороспособного правительства

Ярослав Романчук

Международный валютный фонд (МВФ), как финансовая бюрократическая организация, работает строго по своим внутренним правилам. Его представители строго следуют своим мандатам. Есть регулярные, рутинные процедуры, операции и консультации, которые МВФ проводит в каждой стране, которая является его членом, а также с каждым заёмщиком, который пользуется его кредитами. Отношения между МВФ и Беларусью ничем не отличаются от отношений с десятками подобных нам развивающихся и переходных стран. Поскольку доля нашей страны в мировом ВВП составляет менее 0,1%, а квота нашей страны в МВФ не дотягивает даже до 700 млн. специальных прав заимствования (SDR), то претензии на особые отношения со стороны белорусских властей едва ли можно чем-то обосновать. МВФ без вовлечения личностного и политического фактора тоже едва ли будет творчески подходить к интерпретации экономической политики Беларуси, чтобы помочь ей деньгами. Формально МВФ – вне политики, но ситуация с десятками стран мира, в том числе с Беларусью, показывает, насколько размытой является грань между политикой и экономикой.

Три кредитных «выстрела» МВФ

С 1992 года МВФ трижды «выстреливал» кредитами в пользу Беларуси: по линии фонда системных трансформаций ($217,2 млн.) и по механизму stand-by ($77,4 млн. $3,5 млрд.). Ничего особенного в этих кредитных отношениях не было. Всё типично, шаблонно и бюрократично. Белорусское правительство, как заинтересованный заёмщик, сначала представляло некую программу и обоснование получения внешнего финансирования от МВФ. В ней обязательно должно были быть упоминание макроэкономической нестабильности, внешних шоков, напряжения в платёжном балансе, структурных дисбалансов, а также решимости властей проводить рыночные реформы, вернуть макроэкономику в баланс, выровнять внешнюю торговлю, привлечь инвестиции и начать институциональные реформы. Умный студент – программист после прочтения нескольких подобных документов мог бы составить компьютерную программу – матрицу для выбивания кредитов от МВФ. Поскольку в переходных экономиках стабильности по определению нет – она же всё куда-то переходит – то основания для получения кредита от Фонда при наличии позитивных оценок его представителей и политкорректности в переговорах с руководителями МВФ в Вашингтоне всегда найдутся. Главное кредиты возвращать вовремя, с чем Беларусь пока хорошо справляется.

МВФ является весьма благосклонным, доброжелательным кредитором. Условия получения ресурсов далеко не такие жёсткие, как в коммерческих банках. Главное показать процесс, движение к намеченной цели, и транши кредита будут исправно поступать в страну. Белорусские власти давно уяснили букву и дух МВФ. В Нацбанке, Минфине, Минэкономике всё больше понимания и поддержки большинству предложений Фонда, но эти структуры управления не являются главными в определении параметров экономической политики. Поэтому часто случается неприятная для белорусскую переговорщиков ситуация, когда вроде бы исполнители на низу всё делают правильно, как договорились в рамках кредитного соглашения, а начальство сверху вдруг меняет правила игры, тем самым выставляя в неприглядном свете министров и других белорусских переговорщиков. Так было с последней кредитной программой stand-by.

Искусство интерпретаций

Результаты трёх кредитных «выстрелов» МВФ – почти сплошное «молоко». Структурные реформы практически не начинались. Власти водят МВФ за нос, пытаясь убедить его в том, что создание новых бюрократических структур, объединение госпредприятий без изменения формы собственности, переименование министерств и есть начало этих самых реформ. Если подходить формально, то благожелательный кредитор мог бы поставить галочку в нужной клеточке и согласиться: «Структурные реформы в Беларуси начались». Банк развития создан. Формально существует госорган по привлечению инвестиций. Будет Министерство промышленной политики и, возможно, для ещё большей убедительности некое крупное агентство по антимонопольной политике, как подразделение Минэкономики». Если же зрить в корень, то такого рода бюрократические действия ничего общего со структурными реформами не имеют. МВФ не может использовать политические аргументы для отказа от выдачи кредита, но, если не будет решёт вопрос с освобождением политзаключённых, дисижнмейкеры Фонда могут оценить действия и планы белорусских властей по структурным реформам, как неубедительные.

Аналогичная амбивалентность может быть использована МВФ для оценки других параметров программы белорусских властей и их очередной кредитной заявки. Нацбанк/Совмин неустанно повторяли, что цены у нас давно свободные, а курс Br-рубля определяется исключительно рыночными способами. При доброй воле кредитора можно и не заметить тот факт, что в стране около 30% цен в корзине товаров и услуг, по которым считается инфляция, регулируются государством. Можно сказать, что год назад таких цен было ещё больше. Если же есть установка кредит не дать, то ещё до начала переговоров по очередному кредиту standby можно поставить условие либерализовать цены. Фонд хорошо ориентируется в кредитно-денежной политике Беларуси, видит, как работает валютный рынок. Поэтому ему сказки про рынок в этих секторах едва ли пройдут, если, конечно, не будет доброй воли поставить во главу кредитного угла процесс, а не результат.

МВФ и белорусские власти могут сколь угодно долго обмениваться интерпретациями параметров инвестиционного климата, процесса приватизации и особенностей бюджетной политики. Можно годами спорить относительно поддержки государством разного рода корпоративных госпрограмм и планов. МВФ и белорусские власти никогда не прекращали диалога, ведь мы до сих пор рассчитываемся с кредитом Фонда.

Вероятность открытия переговоров с МВФ по очередному кредиту standby существенно увеличатся при выполнении следующих условий: 1) освобождение политзаключённых, 2) встреча высоких представителей МВФ лично с А. Лукашенко и получение от него заверений в проведении рыночных реформ, 3) либерализация валютного законодательства и переход в режим настоящего рыночного курса Br-рубля, 4) придание Банку развития того смысла, который вкладывался в него на момент создания, 5) прекращение искусственного повышения зарплаты и перекрёстного субсидирования, 6) назначение на ключевые должности в исполнительной власти новых людей, которые не имеют такой подмоченной репутации, как М. Мясникович, Н. Ермакова и П. Прокопович.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!