МВФ и Беларусь: вокруг да около кредита

Автор  22 июля 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Василий Кучеров

Не так уж много времени прошло после прошлого кредита от Международного валютного фонда. Но ситуация в экономике Беларуси дает повод говорить об очередном заимствовании у данной организации. При этом общая риторика белорусской стороны в последние месяцы получается весьма забавной: если МВФ хочет – пусть дает кредит, но только при этом пусть фонд знает, что кредит Беларуси не нужен.

Вспомним, что было с прошлым кредитом по МВФ-овским «запискам». Итак, в рамках программы «stand-by» в 2009-2010 гг. Беларусь получила кредит от МВФ в размере $3,4 млрд. Эксперты МВФ, отметили, что программа в целом была успешно выполнена и большинство условий программы были реализованы. Главное, что в результате такой программы Правительству удалось остановить «бегство» от рубля, а также удалось избежать глубокой рецессии, при этом и уровень безработицы остался низким.

Важно понимать, что такие успехи носили краткосрочный характер, а непосредственно самой работы на перспективу не было. Так как экономическая модель страны осталась не тронутой, то проблемы с рублем все-таки начались. Вопрос глубокой рецессии упирается в вопрос отсутствия процесса обновления основного капитала. Особенностей рынка труда Беларуси и то, чем стране обходится такой уровень безработицы, касаться не будем.

В связи с этим отмеченные успехи Беларуси весьма сомнительны, так как самое большое достижение – это отсрочка проблем в экономике, ни больше, ни меньше. Сложно вести речь о достижениях, когда после программы «stand-by» на лицо факторы макроэкономической уязвимости: резкий рост внешнего долга, низкий уровень резервов, возможные трудности в получении финансирования в будущем. За время программы дефицит счета внешних текущих операций возрос, вместо планируемого сокращения (это одна из немногих антикризисных программ, при которых дефицит счета текущих операций возрос), а бремя внешнего долга почти удвоилось (хотя и с низкого базового уровня) за немногим более года. Такое развитие событий обусловлено не только внешними шоками, но и продолжавшимся быстрым ростом кредитования, который стимулировал импорт.

Главный вывод по стэндбай, по мнению фонда, заключается в том, что ключевые вопросы программы не были решены. Первостепенные намеченные реформы, а это показатель целевого кредитования и приватизации, не были выполнены или же их выполнение оказалось недостаточно удовлетворительным. По сути, значительный прирост кредитования государственных программ, критически важного вида квазибюджетной деятельности в республике, препятствовал успешной бюджетной деятельности в других областях. Расширение кредитования госсектора предотвратило падение импорта и оказало дополнительное давление на курс рубля.

Что касается специфики кредитования экономики, то эксперты МВФ подчеркнули, что большой объем целевого кредитования практически подорвал конкуренцию между банками, вытеснил собой нормальное коммерческое кредитование, как следствие, повысил концентрацию секторного риска и уменьшал стимулы банков к управлению рисками, что привело банки к определенной зависимости от государственных депозитов. Именно это и стало причиной увеличения внешних дисбалансов. В случае Беларуси целый ряд показателей экономического роста были лучше, чем в других странах, с которыми работал МВФ. Отметим здесь еще раз, что при этом Беларусь – единичный пример, когда настолько вырастает дефицит сета текущих операций и происходит резкий рост внешнего валового долга страны.

МВФ явно недооценил белорусские экономические власти, а потому и не усмотрел, реально ли сдерживается квазикредитование. Контрольный показатель прямого финансирования через государственные депозиты соблюдался, но Национальный банк при этом резко повысил уровень субсидируемого кредитования банков, тем самым фактически перераспределив государственные депозиты в коммерческие банки. Таким образом, первоначальный подход к оценке государственного кредитования оказался неэффективным. В связи с этим МВФ дал хорошую рекомендацию о включении государственного кредитования в бюджет. Другими словами, если правительство считает нужным предоставлять дешевые кредиты избранным секторам и компаниям, это следует полностью отразить в бюджете и итогах его исполнения.

Что же касается создания Специального финансового агентства, то его функционирование на положение дел не оказало должного влияния: нерыночное кредитование, столь популярное в стране, не утратило своих позиций.

Подытожим результаты работы по программе «stand-by». Несмотря на то, что было обеспечено предусмотренное в программе снижение реального обменного курса (при этом по состоянию на конец программы курс белорусского рубля, по оценкам экспертов из МВФ, все еще был завышен), стратегия не способствовала в той мере, в какой это предполагалось, ограничению макроэкономических дисбалансов, отчасти из-за дальнейшего быстрого роста кредитования государственных программ.

В другом своем обзоре МВФ указывает, что в 2011г. Беларусь переживает экономический кризис, семена которого были посеяны в результате значительного ослабления экономической политики после завершения программы по кредиту «стэнд-бай». Что было в прошлом году, мы все хорошо помним.

В 2012г. актуален вопрос об очередном кредите от МВФ. Беларуси необходимы финансовые ресурсы: 2013-2014гг. приходится пик выплат по уже полученным страной кредитам, а на обслуживание кредитов в 2012 г. уйдет вдвое больше средств, чем в предыдущем. Если текущая ситуация в экономике сохранится, то отдавать скорее всего придется другими кредитами.
К слову, просили денег у МВФ еще в 2011году. Но в период валютного кризиса нам в очередной раз дали понять: будет антикризисная программа – будет кредит. А так как таковая отсутствовала, то и кредита мы не получили. В прошлом году в выводах экспертов фонда четко виделся мотив старой «песни»: ускорить работу по проведению структурных реформ, особенно в части реформирования предприятий, приватизации, либерализации цен и реформирования банковского сектора.

Да, свою роль в 2011г. сыграло успешное сотрудничество с Антикризисным фондом ЕврАзЭС, давшим согласие на открытие кредитной линии. МВФ, конечно же, порадовался за Беларусь и отметил, что пакет мер, согласованный с АКФ – это работа в правильном направлении, но при всем при этом добавил, что налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика должна быть жестче, а проведение структурных реформ – более активным. Правда, несмотря на более комфортные для правительства условия у ЕврАзЭС, все же получилось так, что и их умудряемся не особо-то и выполнять: Беларусь все еще не может получить свой третий транш от АКФ.

На сегодняшний день разговорами о невыполнении Беларусью взятых на себя обязательств сложно кого-либо удивить (хотя уместно здесь будет вспомнить про громкие обещания в приватизации, отказа в практике целевых показателей и прочего на кануне очередного транша от МВФ; после валютных поступлений желания в проведении реформ так и оставались во вчерашнем дне). А вот на общее настроение по отношению к иностранным кредитам посмотреть интересно. Один момент заключается в позиции «кредит не нужен – но если хотите, то мы возьмем; а если мы пойдем к вам навстречу и кредит все-таки возьмем, то сделайте милость, не командуйте, на что его направить». Следующий момент: в разговорах о кредитах часто вспоминается пик выплат в 2013-2014гг., и, хотя «экономика страны работает стабильно», все равно-то думаем про рефинансирование долга, т.е. новым кредитом собираемся погашать старые заимствования. «Палим» себя еще и на объяснении ненадобности кредитов: в нынешнем году экономика страны чрезвычайного финансирования не требует, а заявка на кредит у МВФ лежит просто с прошлого года. Так а разве в прошлом году социально ориентированная рыночная модель испытывала такую потребность в чрезвычайном финансировании? Говорили же тогда, что кризиса нет...

Так или иначе, потребность страны в валюте очевидна, актуален и вопрос сотрудничества с МВФ. Во-первых, скажем откровенно, на сегодня это решает задачу рефинансирования долга, во-вторых, это помощь в структурном реформировании национальной экономики (Фонд даже пообещал самостоятельно для нас разработать программу). Безусловно, наличие конкретной программы действия, в первую очередь, необходимо самой стране, не только ради кредита. Беларусь может и дальше сопротивляться реформам, пройдет через несколько рецессий, в разы увеличит внешний долг и в разы увеличит отставание по уровню производительности труда и доли инновационной продукции в экспорте от мировых лидеров. Но перманентный системный кризис все же приведет к тому, что экономические власти пойдут на радикальные изменения существующей структуры экономики страны.

В-третьих, условия предоставления кредита у МВФ и ЕврАзЭС практически одинаковы, т.е. работая под одних, мы получаем 2 кредита. Главное, чтобы кредиты шли не на стимулирование ВВП и финансирования торгового сальдо, а стали «подушкой» безопасности уже для населения в условиях перехода к рынку. В действительности, международные финансовые кредитные организации могут предоставить ссуды Беларуси в большем объеме, но только тогда, когда они будут уверены в платежеспособности заемщика и в достаточной степени экономической адекватности, т.е. когда правительство страны начнет осуществлять переход к рынку не на бумаге в виде деклараций, а по-настоящему.

В-четвертых, реформирование экономики «под кредит» приведет к приходу в страну иностранного капитала. Прямые иностранные инвестиции обозначают не только приток валюты, но и построение конкурентоспособной экономики, способной обслуживать и погасить взятые до этого внешние заимствования.

В-пятых, не стоит забывать, что МВФ предлагает дешевые кредиты. В свое время, отвергая реформы для кредитов, в 2010г. Беларусь даже осуществила выпуск суверенных евробондов. Примечательно, но Украина и Казахстан не согласились выпускать облигации под такой высокий процент. Тот же механизм заимствования страна использовала и в начале 2011г., когда выпуск гособлигаций обошелся нам дороже, чем кризисной Греции. Сотрудничество с МВФ не только полезно для Беларуси, но и выходит дешевле в обслуживании.

Сотрудничество с МВФ является выгодным не только с целью рефинансирования долга, но – и в вопросах «перестройки» экономики. Несмотря на отдельные небольшие успехи чиновников, заявленный план на либерализацию в 2011г. полностью себя дискредитировал. 2011 год был годом провала либерализации. Стране необходимы реформы не ради кредитов, а в первую очередь для собственного благосостояния. Хотя, приступив к реформированию, мы сможем рассчитывать на финансовую поддержку ряда международных организаций, равно как и отдельных государств. Пока же на почве все время откладывающихся реформ откладывается и предоставление кредита, расходуются значительные средства по недопущению наступления рецессии, как следствие тратится время для проведения реформ в ситуации, когда бизнес несет убытки, а население страны подвержено социальным бедствиям. В итоге время будет упущено, а, оказавшись в долгах, страна с изношенной материально-технической базой и дальше будет искать свой «особый путь».

Другие материалы в этой категории: « Инвестиционный хвост Коррупция рулит »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!