Таджико-узбекская модель Беларуси

Автор  19 ноября 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Беларусь продолжает игнорировать цивилизованный мир

Ярослав Романчук 

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) опубликовал очередной доклад о состоянии трансформаций в 33 странах Европы, Центральной Азии и Северной Африки “Transition Report 2012. Integration Across Borders”. В этом году особый акцент делается на внешнеторговую интеграцию и способность стран находить свое место в международной системе разделения труда. Беларусь всё никак не может выбраться из аутсайдеров. Несмотря на обилие слов правительства о необходимости сделать все, чтобы наша страна была «лучшим местом для старта и роста бизнеса», процесс создания полноценных рыночных институтов идет с большим скрипом, через «не хочу» и «не могу» глубокого окопавшихся во власти и экономических вузах марксистов и социалистов.

Настоящие сложности только наступают

ЕБРР оценивает прогресс по реализации рыночных реформ в 16 секторах экономики. В этом году были отмечены 17 улучшений оценок и 9 ухудшений. Самым худшим сектором оказалась энергетика. Впервые с начала замеров в нем было отмечено больше антирыночных мер, чем рыночных решений. С худшей стороны отметились Болгария, Казахстан и Румыния. Украина тоже характеризуется дефицитом открытой конкуренции и доминированием государственных компаний. Беларусь вообще не начинала реформы энергетического сектора. У нас здесь наихудший балл: по энергетике и природным ресурсам у нас «1» (по шкале от «1» до «4+») и оценка «2» по возобновляемой энергии.

Серьезные проблемы остаются в финансовом секторе. В этом году улучшение было отмечено только у Польши. Она усилила специальный орган по финансовому надзору. Контрольный пакет одного из крупнейших банков Польши PKO был приватизирован. Медленно, но все же в сторону рыночных решений развивается рынок ценных бумаг. В этом аспекте положительно отметились Румыния, Словения и Турция. Молдова получила плюс за развитие лизинга и расширение использования рыночных механизмов в страховом секторе, а вот Украина движется в прямо противоположном направлении. Грузия улучшила условия микрокредитования, расширив перечень активов, которые могут быть использованы в качестве залога. Сербия улучшила информационную систему по кредитам, а также земельный кадастр.

Беларусь по рыночным реформам в банковской сфере имеет «2», что хуже, чем в России и Казахстане. По развитию рынка ценных бумаг и частного акционерного капитала у нас наихудшая оценка «1», что в условиях доминации государства на страховом рынке позволяет говорить о полном застое в данном секторе трансформаций. Не удивительно, что кредиты у нас очень дорогие, инфляция – одна из самых высоких в мире, а финансовый и валютный сектор лихорадит периодическими девальвациями. Государство заблокировало в финансах и банках процесс создания рыночных институтов. Вот и получили мы целый букет проблем, которые подтверждают непреложную истину: «Государство является неряшливым хозяином и отвратительным управляющим».

Ни шатко, ни валко идут рыночные реформы в инфраструктурных секторах. Беларусь сохраняет монополию в сфере ж/д транспорта. По этому показателю у нас «1». Нет полноценных реформ в секторе «вода и канализация». Перекрестные субсидии и госдотации – это явно не рыночные способы решения проблем этих секторов. Нам бы брать пример с Эстонии, которые является одной из самых продвинутых реформаторов в ключевых инфраструктурных секторах.

Отдельные страны добились больших успехов в трансформации ж/д транспорта. По отдельным аспектам они уже опережают многие государства ЕС. Например, частный сектор поставляет более половины вагонов и осуществляет большую часть ж/д перевозок. Конкуренция среди производителей вагонов очень интенсивная.

В водоснабжении и канализации ЕБРР отметил улучшение регулирования, что выражалось в передаче функций по регулированию от местных органов власти к специальным региональным регуляторам. Реформы в корпоративном секторе идут очень медленно. Болгария и Румыния увеличили производительность труда в агробизнесе, заслужив улучшение оценки с 3- до 3. Беларусь же откатилась назад из-за ограничений в торговле с/х товарами, введенными в середине 2011 года.

Беларусь выбрала себе институциональных партнеров

С 1994 года ЕБРР мониторит состояние рыночных реформ по шести индикаторам: 1) приватизация больших предприятий, 2) малая приватизация, 3) управление и реструктуризация, 4) либерализация цен, 5) торговая и валютная системы, 6) политика в сфере конкуренции. Эксперты используют шкалу от «1» до «4+». Сравнение шести индикаторов позволяет увидеть, какие реформы уже завершились, а какие идут очень медленно. Так, ни одна страна не закончила приватизацию крупных госпредприятий. Из 33 стран ни одна не имеет показатель «4+». Самыми продвинутыми в этой сфере является Грузия, Венгрия, Литва и Словакия. Беларусь имеет «2-». Хуже только в Туркменистане.

Малая приватизация завершена в Венгрии, Хорватии, Латвии, Литве, Польше, Словакии и Словении. Беларусь по этому показателю имеет «2+», т. е. мы даже полпути не прошли. Здесь мы на одном уровне с Туркменистаном. Это самые легкие реформы, которые говорят о базовом уровне доверия власти к своим гражданам. Они также показывают уровень рыночности правительства. Он у наших распорядителей чужого ниже плинтуса. Мы не только остались позади стран Центральной Европы и Балтии. Рыночных отношений и доверия к частному бизнесу гораздо больше в африканских Марокко, Иордании, Тунисе и Египте.

Труднее всего даются странам реформы системы государственного и корпоративного управления, а также реструктуризация. По этому фактору, как и по фактору «политика в сфере конкуренции» переходные страны имеют самые низкие оценки. Ни одна страна не дошла даже до уровня «4». Беларусь имеет «2-», как в Узбекистане. Хуже только в Туркменистане, который вообще не начинал рыночные реформы в этой сфере.

У переходных стран плохо получается конкурентная политика. Переходные страны в большинстве своем занимаются фаворитизмом, протекционизмом и ограничением конкуренции на разных сегментах рынка. По данному фактору ни одна из 33 стран в рейтинге ЕБРР даже до показателя «4» не дотянула. «4-» имеют только Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша и Словакия. По данному показателю Беларусь имеет «2». В России чуть лучше «3-», в Казахстане – «2». Так что нес совсем понятно, как из институционального шлака и брака на национальном уровне вдруг появятся качественные институты на наднациональном уровне (в рамках Евразийского экономического союза).

Ценовая либерализация закончилась в 13 странах из 33, включая всех членов Евросоюза. Беларусь и здесь находится в группе аутсайдеров с показателем «3» балла. Хуже только в Узбекистане («3-»). Опять же эти реформы относительно легкие, но белорусские власти даже здесь не могут, наконец, забыть советское наследие и инструменты плановой экономики. В развитых и развивающихся странах давно уяснили, что ручное управление ценами – это огромное зло для экономики, что инфляция выше 3-5% в год – это удар по бизнесу и финансовому рынку. Белорусские министры и другие большие начальники за более чем 20 лет не могут уяснить букварь экономики. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, зная, что политиков и чиновников обучают профессора БГУ и БГЭУ (нархоз). Они застряли в марксистском прошлом и никак не хотят оттуда выходить.

По торговле и валютному рынку Беларусь получила «2+». Вроде бы прогресс, но с учетом того, что 20 стран из 33 имеют максимальный балл «4+», очевидно, что и здесь мы аутсайдеры. Мы на одном уровне с Таджикистаном. Хуже только Узбекистан. Эти страны являются нашими институциональными собратьями. Нет ни одной научной публикации, аналитического доклада или работы, которые бы демонстрировали преимущество таджико-узбекской модели. Тем не менее, отечественные распорядители чужого с упорством достойным лучшего применения настаивают на превосходстве своей модели развития. ЕБРР подсказывает нам, в какой компании мы идем в «светлое будущее» - с Таджикистаном и Узбекистаном. В первой стране валовой национальный доход на душу населения в 2011г. составил $870, во второй - $1510. Для сравнения в Беларуси было $5830. В тех странах, модель которых мы упорно не принимаем, ситуация следующая: в Словении - $23610, Венгрии - $12730, Словакии - $16070, Чехии - $18520, Польше - $12480. Если мы, действительно, хотим прийти к материальному богатству и личному благополучию, то брать на вооружение таджико-узбекскую модель едва ли целесообразно.

Кризис возвращается, но в ином обличии

ЕБРР указывает на фундаментальные изменения природы кризиса, который начался в 2008 году. Сначала это был банковский кризис и затронул небольшую группу стран. Очевидно, это была только верхушка айсберга. Вскоре мы стали свидетелями полноценного суверенного кризиса в еврозоне. Он ослабил европейские банки и спровоцировал отток капитала из развивающихся стран. На фоне рецессии Евросоюза, острых переговоров по европейскому бюджету и перипетий с Банковским союзом ЕБРР отмечает создание Беларусью, Казахстаном и Россией Таможенного союза. Открытым остается вопрос, облегчит или осложнит членство в Евразийском экономическом союзе интеграцию его членов в глобальную экономику.

По мнению главного экономиста ЕБРР Эрика Берглофа, «Таможенный союз может помочь России диверсифицировать структуру экспорта… Он может также улучшить экономические институты стран – членов таможенного союза, хотя достижение таких изменений является вызовом». Это весьма оптимистическое, если не сказать утопическое предположение. Действительно, непонятно, кто, у кого и что будет копировать, под кого будет идти унификация. Казахстан является наиболее продвинутой страной в рыночных реформах, но эта страна не может служить примером в госуправлении, конкуренции и внешней торговле.

ЕБРР прогнозирует очень непростой год для переходных стран. Они могут столкнуться со второй волной кризиса. В интеграции международные эксперты видят шанс на скорейшее преодоление кризисных явлений. Разрушение тарифных и нетарифных барьеров в международной торговле – это, безусловно, позитив, но он требует сильной политической воли. Ее дефицит так же очевиден, как и рост неликвидов, долгов и дефицитов.

Стагнация в системных рыночных реформ еще больше усугубит положение переходных стран. Самые легкие меры и действия закончились. На сложные, но абсолютно необходимые у полисимейкеров нет ни сил, ни политической воли. «Риск замедления реформ или их остановки означает, что темпы экономического роста будут гораздо меньше потенциала в обозримом будущем». Для Беларуси замедлять темпы рыночных реформ дальше некуда. Мы и так ползем медленнее улитки, хотя кризис является как раз тем временем, когда можно реально изменить баланс сил и вырваться вперед. Для начала нужно сбросить оковы таджико-узбекской модели. В ее рамках не будет нам ни счастья, ни благополучия.

 

Состояние реформ в переходных экономиках

Реформы на уровне предприятий, рынков и торговли, 2012

Страна

Предприятие

Рынки и торговля

Большая приватизация

Малая приватизация

Управление и реструктуризация

Либерализация цен

Торговая и валютная системы

Политика в сфере конкуренции

Беларусь

2-

2+

2-

3

2+↑

2

Эстония

4

4+

4-

4+

4+

4-

Грузия

4

4

2+

4+

4+

2

Казахстан

3

4

2

4-

4-

2

Латвия

4-

4+

3+↑

4+

4+

4-

Литва

4

4+

3

4+

4+

4-

Молдова

3

4

2

4

4+

2+

Польша

4-

4+

4-

4+

4+

4-

Россия

3

4

2+

4

4↑

3-

Словакия

4

4+

4-

4+

4+

4-

Украина

3

4

2+

4

4

2+

*Шкала от 1 до 4+, в которой «1» означает жесткий режим централизованной плановой экономики, а «4+» - стандарты промышленной рыночной экономики.

Источник: “Transition Report 2012. Integration Across Borders” EBRD. http://www.ebrd.com/russian/pages/research/publications/flagships/transition.shtml

 

Индикаторы трансформации: корпоративный сектор и энергия, 2012

Страна

Корпоративный сектор

Энергия

с/х

Общая промышленность

Недвижимость

Телеком

Природные ресурсы

Возобновляемая энергия

Энергетика

Эстония

3+

4+

4+

4

4

3-

4

Латвия

3

4-

4-

3+

3+

3+

3+

Литва

3+

4-

4-

4-

3+

3+

3+

Польша

3+

4-

4-

4

3

3

3+

Беларусь

2+↓

2

2

2

1

2

1

Молдова

3-

2-

2+

3

3

2+

3

Украина

3-

2+

3-

3-

2-

2+

3

Россия

3-

2+

3-

3-

2-

2+

3

Казахстан

3-

2

3

3

2-

2-↓

3↓

Источник: “Transition Report 2012. Integration Across Borders” EBRD. http://www.ebrd.com/russian/pages/research/publications/flagships/transition.shtml

Индикаторы трансформации: инфраструктура и финансовые институты, 2011

Страна

Инфраструктура

Финансовые институты

Вода и канализация

Городской транспорт

Дороги

Ж/д

Банки

Страхование и иные финансовые услуги

Финансирование малого бизнеса

Частный акционерный капитал

Рынки капитала

Эстония

4

4-

3

4

4-

3+

3

3-

3

Латвия

3+

4-

3

4-

3+

3+

3

3-

3

Литва

3+

4-

3

3

3+

3+

3

2+

3

Польша

4-

4-

4-

4

4-↑

4-

3

3+

4↑

Беларусь

2-

2

2

1

2

2

2

1

2

Молдова

2

3-

3-

2

2+

2+↑

2

2-

2+

Украина

2+

3-

3-

2+↑

3-

2+↓

2

2

3-

Россия

3↑

3

3-

4-↑

3-

3-

2

2+

4-

Казахстан

2+

2+

2+

3

3-

2+

2

2-

3

Источник: “Transition Report 2012. Integration Across Borders” EBRD. http://www.ebrd.com/russian/pages/research/publications/flagships/transition.shtml

Основные макроэкономические индикаторы Беларуси, России, Украины, Литвы и Польши, 2007-2011гг.

Показатель

Беларусь

Россия

Украина

Польша

Литва

Казахстан

Рост ВВП

2007

8,2

8,5

7,9

6,8

9,8

8,9

2008

10,2

5,2

2,3

5,1

2,8

3,2

2009

0,2

-7,8

-14,8

1,6

-14,8

1,2

2010

7,7

4,3

4,1

3,9

1,4

7,3

2011 (оценка)

5,3

4,3

5,2

4,3

5,9

7,5

2012 (прогноз)

5,5

3,2

1,0

2,5

2,7

5,5

Инфляция (на конец года), %

2007

12,1

11,9

16,6

4,0

8,1

18,8

2008

13,3

13,3

22,3

4,2

8,5

9,5

2009

10,1

8,8

12,3

3,8

1,2

6,2

2010

10,0

8,8

9,1

2,9

3,6

7,8

2011 (оценка)

107,8

6,1

4,5

4,5

3,5

7,4

2012 (прогноз)

25,0

6,8

4,1

3,5

3,5

6,5

Баланс бюджета к ВВП, %

2007

-1,9

6,0

-2,0

-1,9

-1,0

4,7

2008

-3,5

4,9

-3,2

-3,7

-3,3

1,1

2009

-0,7

-5,9

-11,3

-7,4

-9,4

-1,2

2010

-1,8

-4,0

-9,9

-7,8

-7,2

1,5

2011 (оценка)

3,3

0,8

-5,3

-5,1

-5,5

5,9

2012 (прогноз)

0,0

0,1

-5,3

-3,5

-3,0

3,6

Баланс текущего счета к ВВП, %

2007

-6,7

5,9

-4,1

-4,8

-14,6

-8,1

2008

-8,6

6,2

-7,1

-6,6

-13,0

4,6

2009

-13,0

4,0

-1,5

-3,8

3,7

-3,6

2010

-15,0

4,7

-2,2

-5,1

0,1

1,6

2011 (оценка)

-10,5

5,3

-5,5

-4,9

-3,7

7,6

2012(прогноз)

-3,0

5,2

-7,0

-3,5

-2,5

6,2

Внешний долг к ВВП, %

2007

27,7

36,2

56,0

55,1

77,0

93,9

2008

25,0

28,9

56,4

46,3

68,6

79,5

2009

44,8

38,2

88,2

65,0

91,5

97,9

2010

52,1

32,9

86,0

67,1

85,8

79,9

2011(оценка)

62,5

27,6

76,4

64,8

76,1

66,5

Кредит частному сектору к ВВП, %

2007

22,7

37,6

58,4

36,2

56,6

57,4

2008

28,6

40,9

73,7

46,2

59,1

45,7

2009

37,2

42,4

73,4

46,6

66,7

49,0

2010

44,8

41,8

62,4

48,1

59,4

34,8

2011 (оценка)

45,8

42,9

55,9

50,7

50,1

32,2

Источник: “Transition Report 2012. Integration Across Borders” EBRD. http://www.ebrd.com/russian/pages/research/publications/flagships/transition.shtml

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!