Кукушка хвалит петуха

Автор  22 марта 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Всемирный банк ставит в пример загнивающую плановую экономику

Ярослав Романчук

Дождались. Дожились. Докатились. Всемирный банк (ВБ) устами своего вице-президента по Европе и Центральной Азии Ле Уэру произносит панегирики белорусской экономической модели. У международной экономической бюрократии авторитарный социализм и централизованная плановая экономика снова в моде. На встрече с премьером С. Сидорским Л. Уэру поздравил наше правительство «с замечательными успехами… в развитии экономики в последние 10 лет». Более того, он поставил Беларусь в пример другим странам мира и посоветовал им извлекать пользу из нашего опыта.

Трио фанов белорусской модели

Вместе со ставшими уже привычными позитивными оценками МВФ откровения Всемирного банка сформировали международный дуэт любителей экономической политики по-белорусски. К нему присоединилась еще одна известная структура, Организация объединенных наций. С поддержанием мира и предотвращением конфликтов у ООН не особо получается, а давать экономические советы и вместе с правительствами «осваивать» институциональные гранты – это всегда пожалуйста. В адрес белорусского правительства со стороны Генерального секретаря конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) Супачаи Паничпакди прозвучали весьма лестные оценки. Он заявил, что «в Беларуси идут серьезные реформы по либерализации бизнеса, создания для него благоприятных условий». Получается уже трио международных кукушек, которые в один голос начали громко нахваливать петуха.

Если внимательно прислушаться к голосам из Запада, то дифирамбы белорусской плановой экономике звучат в МИДах и посольствах Германии, Польши, Италии и даже США. Вдруг, как сговорившись, все увидели в Беларуси преимущества системной стабильности, макроэкономический порядок, дисциплину при проведении экономической политики, социальную поддержку, пусть и скромную.

Умение разглядеть прекрасное в безобразном

Смещение акцентов Запада в оценке Беларуси на лицо. Поменялась шкала сравнения. Говорят, что коррупция у нас гораздо меньше, чем в России. Что правда. Утверждают, что у нас меньше бардака, чем в Украине. Тоже близко к истине. Сравнивают уровень бедности в Молдове и в Беларуси – и снова в нашу пользу. Заверяют, что у нас нет такой клановости, как в Казахстане. Действительно, у нас властные механизмы настроены иначе. Слышны голоса, что даже банковская система у нас лучше, чем в Латвии, Литве или Испании. Белорусские государственные финансы по формальным критериям ближе к стандартам ЕС, чем греческие. При творческом выборе разных шкал сравнения Беларусь можно представить чуть ли не образцом антикризисной экономической политики. Перед лицом кризиса Вертикаль растерялась, даже программу либерализации на 2010 год не приняла, а, оказывается, это и есть заслуживающий похвалы рецепт экономической политики.

Фундаменты централизованной плановой экономики остались нетронутыми. Ручное управление страной без политической конкуренции и участия гражданского общества осталось. Правительство продолжает доводить прогнозные показатели роста, планирует штрафы и грозит отзывом лицензии за нарушение дисциплины цен. Совокупные госрасходы задержались на отметке 45 – 48% ВВП. Административные ограничения на операции текущего счета остаются. О либерализации капитального счета платежного баланса вообще речи нет.

Приватизация остается на бумаге, а передел собственности на отдельных рынках идет исключительно по правилам номенклатуры. Малый бизнес продолжают «кошмарить». Суды судят по не понятной стороннему человеку справедливости. Торговых шлагбаумов от местных органов власти меньше не стало. Большая часть государственных инвестиций оседает на складах. Политика принуждения предприятий к сохранению высокой занятости вне контекста реальных потребностей рынка остается в силе. Искусственное стимулирование спроса на жилье грозит устойчивости банковской системы, ведь правительство приказывает выдавать очень льготные кредиты. Пенсионная реформа, модернизация системы здравоохранения даже не начинались.

Наконец, стабильны в своих должностях главные лица в органах власти. Как была Вертикаль непоколебимой, без разделения властей, сдержек и противовесов, прозрачности, так и остается. Ее руководители не отказались от своих взглядов. Они продолжают верить в классовую борьбу, эксплуатацию трудящихся частным бизнесом и труд, как единственный источник ценности. Еще белорусские полисимейкеры продолжают считать, что именно распорядители чужого (политики и чиновники) в условиях кризиса имеют уникальные рецепты инвестирования с точным указанием места, объема финансирования и даже рекомендуемой товарной номенклатурой.

ВБ + РБ = любовь?

Белорусская экономическая политика сегодня и два года назад – это практически одно и то же. Поменялась слова, разнообразнее стали интонации. Вернее в потоке жесткой интервенционистской риторики появились тешащие ухо международной бюрократии слова «модернизация», «инновационное развитие» и «международная интеграция». Белорусские высшие чиновники стали понимать свои личные выгоды от реализации программ Всемирного банка. К тому же, лишними командировочные не бывают, особенно в страны Европейского Союза.

Белорусские власти сумели диверсифицировать рынки продажи реформаторских и либерализационных фьючерсов. До этого они успешно «торговали» интеграционными обещаниями с Россией. Даже в склочном 2009 году объем энергетического гранта Кремля Беларуси составлял около 13% ВВП. В 2010 году, если не будет высокой девальвации, он будет в пределах 8 – 10% ВВП. Белорусская Вертикаль повернулась лицом к Западу не для того, чтобы просить у него рыночные рецепты, а потому, что, стоя к нему спиной и держа фигу в кармане, кредиты не просят. На фоне обмена теплых слов белорусских министров и международных чиновников реальную суть нашей системы показал ее глава. В компании с ярым противником МВФ и Всемирного банка Х. Чавесом А. Лукашенко публично закопал капитализм. Это было искренне, от души.

Всемирный банк, как и МВФ, не являются порождением капитализма. Они – международные бюрократы, получают деньги налогоплательщиков разных стран. У них ярко выражена мотивация реализовывать как можно больше проектов. Не было бы бедности, кризисов, экономических коллапсов, не было бы работы для МВФ/ВБ.

Когда в мировой экономике все было в «шоколаде», ВВП, инвестиции и торговля росли, как на дрожжах, все громче звучали голоса о том, что МВФ/ВБ, как институты Бреттонвудской системы, созданной после II мировой войны, должны быть ликвидированы. И тут подоспел глобальный кризис. Он стал мощным катализатором вдруг вспыхнувшей любви ВБ к РБ, как и кредитного марьяжа МВФ с нашей Вертикалью.

Изменение позиции Всемирного банка можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, международные экономические организации, в том числе ООН, полны людей, которые бы с удовольствием присоединились к Чавесу/Лукашенко и еще глубже закопали капитализм. Возможно, мотивация у них была бы несколько иной, но ненависть к частному бизнесу и индивидуальному достижению их явно роднит. Социализация ВБ является следствием доминации идей государственного интервенционизма в mainstream университетах США и Европы.

Во-вторых, Всемирному банку очень нужны успешные кейсы работы с правительствами разных стран. Мол, смотрите, это «необузданный» свободный рынок, жадные ТНК и банки стали причиной глобального кризиса. Если бы мы, чиновники МВФ/ВБ, имели бы больше возможностей по регулированию мировой экономики, такого безобразия никогда бы не было.

Для демонстрации преимущества своих подходов Беларусь идеально подходит для Всемирного банка. Экономическую свободу, права частной собственности, свободную торговлю заменили на ручное управление производством, инвестированием и протекционизмом – и получили очень высокие темпы роста, социальную стабильность, порядок и чистоту. Издержки в виде политических и гражданских несвобод, остаются за рамками анализа. Не принимаются во внимание даже признаваемые самими белорусскими властями приписки. Не учитываются манипуляции методикой расчета показателей и мотивация руководителей коммерческих организаций «рисовать» нужные темпы роста.

В конце 1970- начале 1980-х Всемирный банк ставил в пример социалистические Румынию и Албанию. Тогда они по темпам роста опережали многие демократические рыночные страны. Тоже призывал изучить успешный опыт. Не часто, но приходится даже слышать похвалы в адрес советской индустриализации. Если бы чиновникам Всемирного банка удалось чуточку облагородить белорусскую модель, припудрить ее авторитарный характер, то кейс Belarus вполне можно продавать по всему миру, как успех «взвешенного, разумного государственного регулирования (ВБ + РБ) в паре с адекватным развитием социально ответственного частного бизнеса.

Задушить в объятиях

Третья причина широко раскрытых объятий ВБ для не ожидавшей такой легкой победы белорусской Вертикали кроется в своеобразной интерпретации стратегии демократизации и либерализации Беларуси. Логика у МВФ/ВБ и других международных организаций такова. Надо приучить белорусское правительство к получению выгодных внешних кредитов, «подсадить» на иглу международной помощи, втянуть в реализацию общих программ, вовлечь в диалог по политически безобидным темам (миграция, борьба с бедностью, энергетика, устойчивое развитие, транспортная инфраструктура) – авось что-нибудь получится.

Международные чиновники считают, что через пару лет у них появятся гораздо более весомые аргументы для принуждения белорусской Вертикали к системным рыночным и даже политическим реформам. Они считают, что А. Лукашенко не поступит с ними так, как 15 лет поступает с Россией. Отдельные западные дипломаты тоже рассчитывали на то, что путем кулуарных переговоров, личных «закрытых» встреч можно будет убедить отдельных белорусских чиновников в преимуществах мягкой трансформации белорусского «совка». Дипломаты приезжают и уезжают, а Вертикаль стоит, как языческий символ мужества и жизнеспособности.

В-четвертых, Всемирный банк и МВФ имеют сильно подмоченную репутацию в десятках стран мира, где они активно помогали местным властям делать реформы. В результате укрепили коррупцию и номенклатурные кланы, углубили долговые ловушки и бедность. Были проблемы с экологией и созданием общественных институтов мира и безопасности. Поэтому в большинстве стран Азии, в Африке и Латинской Америки ВБ/МВФ – это аббревиатуры, которые явно не вызывают всеобщую любовь и пиетет перед западным миссионерством. С 1995 года программ этих международных организаций в Беларуси было очень мало. Они пока ассоциируются с прогрессивными идеями и способностью помочь стране провести комплексные рыночные реформы. Как ни парадоксально, руководство РБ и ВБ дало очень похожее указание своим подчиненным: «Идите туда, где нас не знают, и предлагайте наши товары и услуги».

Каким бы теплым не был обмен мнениями сегодня, отношения ВБ и РБ нельзя назвать дружбой и партнерством, основанным на ценностях. Это оппортунистический альянс, в котором каждая из сторон имеет свои цели. Вопреки радужным прогнозам ВБ/МВФ структурный кризис в Беларуси не «рассосется». После президентских выборов начнется этап выставления взаимных претензий друг другу. Вертикаль так далеко не заглядывает. Ей бы найти деньги для покрытия текущих расходов в ближайшие 10 месяцев, а чиновники Всемирного банка тешат себя мыслью, что С. Сидорский, А. Харковец или В. Макей будут и впредь значимыми дисижнмейкерами.

Не было бы никакого вреда от того, что несколько десятков взрослых дядей рады обманываться в общении друг с другом. Пусть бы себя дурили в рамках частных инвестиционных проектов. Так ведь речь идет о всей стране. Она больше, чем Вертикаль. Марьяж ВБ с РБ «убивает» время и создает опасные иллюзии легкости структурных реформ. Мол, набрали кредитов, реализовали парочку программ – и кризис прошел, без шока и политических пертурбаций. За это Всемирный банк и МВФ должны нести ответственность.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…