В чем ошибается МВФ

Автор  10 февраля 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Непреднамеренные и типичные ошибки международных экспертов

Ярослав Романчук                                                февраль 2010

Надо менять не пианистов, а композиторов

Человеку свойственно ошибаться. Вне зависимости от того, сколько у него денег, дипломов или написанных книг. Ошибки случаются особенно часто у экономистов в оценке будущего в ситуации высокой неопределенности и высокой концентрации политической власти над экономикой. Международный валютный фонд тоже ошибается. За тремя буквами - МВФ - стоят конкретные люди. Они распоряжаются чужими деньгами (стран-участников) и в отличие от акционеров частных банков и фондов не несут личной ответственности за принимаемые решения.

Анализ ситуации в каждой стране мира предельно стандартизирован. Используются типичные макроэкономические шаблоны с небольшими поправками на суть политической и институциональной среды. Теоретической основой для экономической аналитики и выработки рекомендаций являются разновидности кейнсианства, частично наработки монетаризма и все еще гипотезы экономики развития. МВФ рассуждает в понятиях «оптимальность», «эффективность», совокупный спрос и предложение. Эксперты Фонда увлеченно используют эконометрический инструментарий и смело продолжают линии текущих трендов. На этом основании и с неизменным оптимизмом на 3-5 лет вперед строятся прогнозы. Одновременно достаточно общо описываются угрозы, вызовы и риски, на которых в случае невыполнения прогнозов и списываются ошибки.

Нет сомнений, что в МВФ работают высокопрофессиональные экономисты. Они в совершенстве знают теоретическую «библию» своей организации. Ее написали Дж. Кейнс, Дж. Гэлбрейт, Дж Сакс, Дж. Стиглиц, П. Кругман и их менее известные экономисты, контролирующие теоретический mainstream. Это они пишут ноты для партитуры, которую играют обыкновенные эксперты. Они, как пианисты, играют, как умеют, как композитор написал. Поэтому данная критика касается не отдельных экспертов Фонда, а его теоретического фундамента, а также тех рекомендаций, которые делаются на шаблонной эконометрической основе.

Опасные допущения

МВФ в своей работе в Беларуси делает целый ряд допущений, которые портят как общую картину анализа, так и ставят под сомнение выдаваемые рекомендации.

Допущение 1. Совет Министров и Нацбанк управляют экономикой. Их решения обязательны для исполнения. Их обещания, в том числе данные в письменном виде, исполняются. На самом деле иерархия власти в Беларуси построена так, что все важные решения принимаются на самой верхушке Вертикали и людьми, которые имеют неформальные полномочия позвонить премьеру С. Сидорскому и П. Прокоповичу и потребовать выполнения заданий, которые могут перечеркивать согласованные с МВФ программы. Белорусская власть трудно предсказуема. У нее нет видения. У нее нет стратегии развития. Принцип ее работы – «нам мы день продержаться, да ночь простоять». Большие начальники и министры завалены текущей работой. Прозаседались. Проспали кризис.

Допущение 2. Принимаемые законы и иные акты законодательства исполняются и не имеют непреднамеренных последствий. В реальности мы наблюдаем нагромождение противоречивых, трудных для понимания и дорогих для исполнения законов. Они полны разного рода исключениями и льготами для особых категорий юридических лиц. Часто формальные законы приводят лишь к искажению отчетности, двойной бухгалтерии, внедрению новых схем импорта или продажи товаров. К сожалению, непреднамеренными последствиями низкого качества белорусского законодательства является тюремное заключение тысяч предпринимателей, бухгалтеров или финансистов.

Допущение 3. Таможенный союз с Россией действует, Кремль и официальный Минск придерживается подписанных договоров. На самом деле между Беларусью и Россией «мухи и котлеты» по-прежнему сильно перемешаны. Нацбанк/Совмин составляли прогноз развития, бюджет и основные параметры денежной политики, надеясь на беспошлинный импорт сырой нефти из России в 2010 году чуть ли не в объеме 30млн. тонн. МВФ тоже делал прогнозы, исходя их сохранения нефтяной ренты для Беларуси. Фонд не настораживает тот факт, что власти Беларуси ведут двойную игру: одну – внутри страны – для электората, другую – для кредиторов. ВВП для электората должен вырасти на 11-13%, а для МВФ можно согласиться и на 1,5 2%. Международные эксперты забывают, что законом для белорусских чиновников является не письмо о намерениях в адрес Доминика Стросс-Кана, не подписанные с МВФ кредитные договора, а закон о бюджете, указ, утверждающий прогнозные показатели, Основные направления денежно-кредитной политики. Впрочем, даже не эти законы, а телефонное право, по которому можно в удобный момент отказаться от любого целевого показателя. Для С. Сидорского и П. Прокоповича важнее политическая целесообразность в интерпретации А. Лукашенко, чем взятые обязательства перед внешними кредиторами.

Допущение 4. Власти РБ знают лучше директоров предприятий и частного бизнеса, как распорядиться 45% ВВП, которые они продолжают перераспределять через консолидированный бюджет. МВФ соглашается с сохранением в Беларуси большого государства. Однако белорусские министры – это не шведы или датчане. Белорусская плановая экономика - это не британский или финский рынок. Поэтому ставка на стимулирование внутреннего спроса и поддержка государственных инвестиций за счет бюджетных расходов, является грубой теоретической и практической ошибкой.

Чиновники, особенно в ситуации кризиса и ломки старой производственной структуры, по определению не могут знать, куда вкладывать деньги. У них нет некого особого инструмента определения, какие проекты перспективны, инновационны, а какие нет, какие прибыльные, а какие хронически будут требовать бюджетной поддержки. Поддержка МВФ щедрой инвестиционной политики правительства РБ – это укрепление его псевдонаучного зазнайства.

Допущение 5. Кризис закончился, Беларусь вышла из рецессии. Мир тоже уже преодолел наихудшие времена. Беларусь может рассчитывать восстановление спроса на свои товары и даже на его увеличение. Аргументы по поводу того, что товары-то устарелые, рынки традиционные быстро модернизируются, а на энерготоварах, металлах и калийных удобрениях далеко не уедешь, остаются без должного внимания.

Представьте, какого высокого мнения должен быть по поводу своей политики и умения управлять экономикой Александр Лукашенко. Кризис бушует. Целые сектора промышленности останавливаются. Даже в Америке города вымирают. А тут получил $5,5млрд. внешних кредитов в год, заставил Нацбанк/Минфин профинансировать инвестиционные проекты госпредприятий, жилищные кредиты населению и бизнес нефтепереработчиков, сохранил полную занятость – и уже вышел из рецессии. Никакой массовой приватизации, минимальное снижение налогов, трудно заметная либерализация, поддержка государственных монополистов – вот антикризисный рецепт от белорусского правительства. Фонд его поддержал, правда, не под соусом сохранения плановой авторитарной экономики, а для проведения рыночных реформ.

На самом деле, ликвидация структурных искажений (производят не то, не в таком количестве, не по таким ценам и не имеют собственных средств для поддержки этого порочного производственного круга) требует гораздо больше времени и усилий. Острейший социальный и экономический кризис после распада СССР является тому убедительным доказательством.

МВФ не ставит обязательное условие получение кредита безусловное проведение институциональных реформ и создания полноценных рыночных институтов. Нынешнему составу белорусского правительства только это и надо. Министры знают, что отдавать долги, разгребать увеличивающиеся структурные завалы, обновлять экономику и приводить в порядок бюджетную и банковскую сферы будут не они. Поэтому мотивация принимать ответственные стратегические решения у них очень слабо выражена.

Все это для обыкновенного белоруса – плохие новости. Цены будут расти. Новые рубли будут печататься. Зарплаты с учетом инфляции и в долларовом эквиваленте будут падать. Предприятия будут терять заказы и свой конкурентоспособный потенциал. Увеличится отток молодежи из страны. Беларусь стоит на пороге номенклатурного перераспределения госсобственности. Мы очень быстро движемся в долговую ловушку. И все то под одобрительный шелест кредитных долларов МВФ и других международных доноров, которые распоряжаются не частными, а государственными ресурсами.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!