Шведский взгляд

Автор  22 ноября 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Какими нас увидели шведские эксперты

14 ноября 2007г. в Варшаве Стокгольмский институт переходных и восточноевропейских экономик (SITE) презентовал страновой доклад по Беларуси. Он был подготовлен Т. Беком (Torbjörn Becker) и Я. Ройне (Jesper Roine) по заказу МИДа Швеции. 20-страничный аналитический доклад описывает политическую и экономическую ситуацию в нашей стране. Шведские аналитики изучают последствия нефтегазового шока для Беларуси и дают рекомендации полисимейкерам своей страны по возможному формату сотрудничества с нашей страной. Поскольку авторитет Стокгольмской школы экономики распространяется далеко за пределы Скандинавских стран, нам важно ознакомиться с его мнением. Первым, оформленным в таком докладе по нашей стране.

Ярослав Романчук

 

Постоянный шок

 

Шведские эксперты систематизировали информацию о Беларуси из разных источников. Они учитывали мнение белорусских независимых экспертов, точки зрения МВФ, ЕБРР и Economist Intelligence Unit (EIU). Больших неожиданностей и откровений в докладе нет. Стокгольмская школа экономики с начала 1990-х работала с разными переходными странами, в том числе с Россией. Поэтому она хорошо понимает суть происходящих в них процессов. Шведы быстро раскусили суть нашей системы и политики: «Беларусь – важная страна на границе Европейского Союза, которая выбрала отличный от Запада путь развития с централизованным контролем над экономикой и слабыми демократическими институтами. Попытки вовлечь ее руководство в диалог, который мог бы привести страну к большей открытости и рынку, не был очень успешным. С другой стороны, переговоры с Россией по газу и нефти в 2006г. и последующие соглашения, вступившие в силу в 2007г. стали значительным шоком для внешних счетов страны и привели к широкомасштабным макроэкономическим и социально-политическим последствиям».

Шведы вслед за МВФ и EIU говорят о «постоянном шоке». Наше правительство продолжает делать вид, что никакого шока нет. Для населения вплоть до IV квартала 2007г., действительно, не было. Его спокойный сон берегли все еще низкие тарифы на ЖКУ и существенный рост денежных доходов. Совмин делал все, чтобы госпредприятия не испытывали дефицита кредитных ресурсов. Пока получилось. Благо внешние кредиты и терпение вкладчиков не закончились. Но рассчитывать на этот источник стабильности в среднесрочной перспективе едва ли стоит.

Шведские аналитики считают, «механизмы работы белорусской экономики тесно связаны с сетью специальных соглашений по торговле нефтью и газом с Россией». Они указывают на то, как без своей нефти и газа наша страна сумела в полной мере насладиться энергетической рентой. «В 2006г. топливные и нефтехимические товары составляли около одной трети общего объема промышленного производства, которое, в свою очередь, составляет одну треть ВВП. Минеральные продукты составляли около 40% экспорта, в 2001 году их доля была меньше 20%. Увеличивающаяся разница в стоимости между импортируемой сырой нефтью и экспортируемыми минеральными продуктами в период 2001 – 2006гг. стала важным источником дохода для Беларуси».

Поставки газа также стали источником роста белорусской экономики. Получая дешевое «голубое» топливо, мы быстро довели его уровень потребления в структуре первичного потребления энергии до более 60%. Для сравнения в богатой энергетическим сырьем России и имеющей свой газ Украине данный показатель составляет 50% и 40% соответственно. В Литве и Польше, которые покупают российский газ, его доля в структуре потребления первичной энергии составляет 25% и 10%. То, что в период 2001 - 2006гг. было благом (тотальная газификация и расчет на дешевую нефть вкупе с экспортным грантом), с 2007г. стало источником шока. «Если бы Беларусь в 2006г. платила «европейскую рыночную цену», дополнительные издержки составляли было около 10% ВВП». Таков был только газовый грант для Беларуси со стороны России. А ведь был еще и нефтяной оффшор.

 

Удар мощностью 33% ВВП

 

Ликвидация нефтегазового гранта и есть суть внешнеторгового шока, о котором пишут шведы. К нему необходимо адаптироваться сокращением госрасходов, переходом внутренних цен на мировые и модернизацией производственной базы. Белорусское правительство сделало все почти с точностью до наоборот. Госрасходы увеличились. Тарифы на ЖКУ стали еще в меньшей степени покрывать издержки производства, а модернизация свелась к механическому перераспределению многомиллиардных бюджетных ресурсов в пользу традиционных секторальных «священных коров» - в первую очередь, сельского хозяйства.

По расчетам шведов, в бюджете 2007г. с/х субсидии составляют около 20% госрасходов. Ни следа адаптации к новой энергетической реальности. Крупные промышленные предприятия продолжают работать в условиях «мягких бюджетных ограничений». «Предприятиям, которые испытывают трудности, может быть оказана поддержка разными способами, а для предприятий, которые получают высокую прибыль, может быть в весьма непредсказуемой форме увеличена налоговая нагрузка..» Вот так в нашей стране наказывают за успех и награждают за расхлябанность.

            В период с 1995 по 2000гг. экономически рост был обеспечен за счет экспансионистской фискальной и монетарной политики и свободного доступа белорусских товаров на российский рынок. На этом этапе белорусские производители сумели добиться существенных ценовых преимуществ перед россиянами. Затем, с 2001 по 2006гг. наступила «золотая» нефтегазовая эпоха. И такой же свободных доступ на российский рынок.

В 2007г. наступил новый этап во взаимоотношениях между Беларусью и Россией. По мнению шведских аналитиков, влияние «шока на торговый баланс и баланс текущего счета будет существенным». Они попытались подсчитать последствия, предположив, что объемы экспорта и импорта не будут меняться. «В 2007г. совокупное влияние нефтяного и газового шока составляет около $1,7млрд., что эквивалентно 5% ВВП. Оно будет увеличиваться вплоть до 2011 года и достигнет $4,7млрд. (для сравнения потери от исключения Беларуси из Общей системы преференций ЕС составят $23 - $36млн.)».

            При фиксированном обменном курсе и валовых золотовалютных резервах в объеме $1,4млрд. на конец 2006г. правительство сделало акцент на стремительное увеличение объема внешних кредитов. Шведские эксперты считают, что оценка МВФ общих потерь Беларуси от внешнего шока в 10 -15% ВВП может быть занижена, потому что у нас есть целый ряд факторов, которые могут увеличить эти потери: фиксированный обменный курс, жесткая структура экономики и низкое качество институтов. С учетом этих факторов SITE прогнозирует, что потери могут составить до 33% первоначального объема ВВП (а не 15%, как рассчитывает МВФ). «Тот факт, что рост объемов производства сократится на 5, затем на 4,3,2 и 1 процент в период между 2007 и 2011 годами не значит, что потеря объемов производства составит 15 процентов (т. е. сумма потери темпов роста по отдельным годам) Если в качестве отправной точки брать темпы роста экономики 10% в год без шока, а влияние на них является таковым, как описано выше, то при сравнении годового уровня производства с гипотетическим трендом и суммировании всех потерь по годам до 2011 года мы получаем 67% от первоначального ВВП».

 

Советы и рекомендации шведов

 

Шведские аналитики предлагают достаточно стандартный набор мер по адаптации к внешнему шоку. В долгосрочной перспективе «список необходимых реформ длинный. Ключевыми элементами являются

- улучшение институтов (включая установление принципа верховенства закона, демократии, реформа системы налогового администрирования и т.д.),

- сокращение роли государства в бизнесе,

- либерализация цен для обеспечения адекватной аллокации ресурсов и создания конкурентной по международным меркам экономики,

- ликвидация субсидий, которые не являются часть пакета мер по реформированию сельского хозяйства, промышленности и финансового сектора, ликвидация кредитования банками под административным давлением,

- рассмотрение альтернатив для сегодняшней монетарной и курсовой политики,

- улучшение энергетической эффективности и распространение издержек новых цен на энергоресурсы на все сектора экономики,

- создание новой промышленной структуры и общества, основанного на высоком уровне человеческого капитала, образовании, а не на энергетических субсидиях».

            В краткосрочном периоде помимо структурных реформ шведы предлагают правительству выпустить облигации для смягчения внешнего ценового шока, приватизировать госпредприятия, ужесточить фискальную и монетарную политику, а также девальвировать белорусский рубль для стимулирования экспорта. Это набор так называемых «пожарных мер». Однако даже он может повергнуть в шок белорусское правительство. Шок не нефтегазовый, а психологический. Отказаться от рецептов плановой экономики и вовремя понять, что халява заканчивается, требует от полисимейкеров недюжинной смелости и видения развития страны. В 2007г. белорусское правительство таких качеств не продемонстрировало. Оно продолжают надеяться на авось и на А. Лукашенко. Ни шведские, ни белорусские независимые аналитики в своих макроэкономических моделях на такие факторы и сравнительные преимущества нашей экономики для адаптации к внешнему шоку не указывают.

 

Влияние повышения цен на газ и нефть на торговый баланс Беларуси

Показатель

2007

2008

2009

2010

2011

ГАЗ

Цена импорта $ за 1000м3

100

162

187

205

223

Разница между ценой импорта газа против цены 2006г.$ за 1000м3

53

115

141

158

176

Объем импорта газа млн. м3

21

21

21

21

21

Влияние импорта газа на торговый баланс, $млн.

-1120

-2418

-2951

-3321

-3703

Влияние транзита газа на торговый баланс, $млн.

73

97

106

54

58

Влияние импорта газа нетто на торговый баланс млн. $

-1047

-2321

-2845

-3267

-3645

НЕФТЬ

Цена импорта $ за тонну

316

320

317

311

306

Разница между ценой импорта нефти против цены 2006г.$ за тонну

89

93

90

84

79

Объем импорта, млн. тонн

21

21

21

21

21

Влияние импорта нефти на торговый баланс, млн. $

-1860

-1944

-1881

-1756

-1651

Цена экспорта $ за тонну

466

458

446

434

427

Рост цены экспорта, $ за тонну

81

73

61

49

42

Объем экспорта, млн. тонн

15

15

15

15

15

Влияние экспорта минеральных продуктов на торговый баланс, млн. $

1199

1080

903

725

622

Нетто влияние нефти на торговый баланс, млн. $

-661

-863

-978

-1030

-1030

Общее влияние нетто, млн. $

-1709

-3184

-3823

-4297

-4674

Источник: SITE Country report. Belarus 2007

 

Внешние счета Беларуси (в % ВВП)

Показатель

2003

2004

2005

2006

Текущий счет

-2,4

-5,2

1,6

-4,1

Текущий счет без учета нефти

-3

-6,5

-2

-9,5

Торговый баланс

-7,1

-9,5

-1,7

-6,5

Экспорт

56,6

60,4

53,3

53,6

Импорт

-63,6

-69,8

-55,0

-60,1

Финансовые счета

2,3

5,7

0,7

4,6

Займы

0,5

1,6

1,2

2,8

ПИИ

1,0

0,7

1,0

0,9

Валовые официальные резервы

В млн. $

499

770

1297

1383

В месяцах импорта

0,3

0,5

0,7

0,6

Внешний долг

23,7

21,5

17,2

18,6

Краткосрочный долг

15,6

16,6

12,1

14,2

Источник: SITE Country report. Belarus 2007

 

Разница темпов роста цен на импортируемый газ для Беларуси и Великобритании

USD за 1000м3), 2000- 2006гг.

                                                                                                   

Источник: SITE Country report. Belarus 2007

 

Другие материалы в этой категории: « Опять в хвосте Экспертное предупреждение »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…