Старая песня о главном Правительство традиционно не слышит советов МВФ

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

На прошлой неделе завершился очередной двухнедельный визит миссии МВФ в Беларусь. Можно позавидовать спокойствию и упорству данной организации. Она на протяжении многих лет методично повторяет белорусским чиновникам базовые экономические истины и делится опытом экономических трансформаций в других странах. 18 сентября главный эксперта МВФ по Беларуси Томас Ричардсон вместе с Марком Хортоном (это была его последняя миссия в нашу страну в статусе ответственного за нашу страну в Фонде), подвели итоги рабочего визита. Правительство РБ по-старому не слышит прагматичных рекомендаций МВФ. Фонд, в свою очередь, не согласен прикрывать глаза на экономическую «детскую болезнь левизны» Совмина и других органов власти. МВФ и правительство не сошлись в прогнозах реального роста ВВП, экспорта, уровня прямых иностранных инвестиций. Не нашли они общий язык по способам управления дефицитом бюджета, размерам эмиссии и по резервной политике.  

Экономическое «Отче наш» от МВФ Поскольку миссии МВФ в Беларусь приезжают достаточно регулярно, то рекомендации международных экспертов уже звучат, как молитва. Если белорусские полиси мейкеры повторят их сто раз, они, может быть, поймут, о чем идет речь? Экономическое «отче наш» от Фонда звучит примерно так: «Если хочешь быть богат и конкурентен на Земле, а не в небе, не печатай денег, сдерживай инфляцию, не финансируй дефицит бюджета эмиссией Нацбанка, имей сбалансированный бюджет, заставляй платить по счетам, не накапливай долгов, сокращай размер государства в экономике, либерализуй цены, проводи реструктуризацию и институциональные изменения». Из года год эксперты МВФ констатируют, что цифры, доли и проценты меняются, а суть экономической политики остается прежней. Поэтому выводы Томаса Ричардсона весьма схожи с мнением его очаровательной предшественницы Марты де Костелло Бранко. Она на протяжении 2000 и 2001 гг. заявляла: «Нельзя оставить монетарную политику саму по себе. Если не будут предприняты решительные действия по реформированию реального сектора экономки, то достигнутая стабилизация не будет долгой». В сентябре 2002 г. Т. Ричардсон также отмечает слабую совместимость монетарной и денежной политики. Бранко говорила, что «сохранение роста ВВП без изменения структурной политики невозможно». Ричардсон убежден, что без приватизации и создания инвестиционного климата макроэкономические прогнозы Совмина не реальны. Госпожа Марта постоянно поднимала вопрос о проблемах с бюджетной политикой и призывала к фискальной прозрачности. «Идея состоит в том, чтобы все расходы и доходы правительства должны быть в бюджете, который можно подвергнуть аудиту». Господин Томас, отмечая формально низкий уровень дефицита бюджета, говорит о росте долгов, не выполнении государством своих финансовых обязательств и огромной налоговой нагрузке. «Размер государства в Беларуси достаточно велик для переходной стране. Если суммировать объемы средств республиканского, местных бюджетов и фонда социальной защиты, то получится цифра около 50% ВВП. Т.е. необходимо снять налоги с половины ВВП, чтобы профинансировать другую половину. Это очень большая доля для страны, которая бы хотела расти такими же темпами, как страны Восточной Азии – 7 – 9% в год». Некоторые белорусские руководители ссылаются на опыт Китая, а ведь там уровень государственных расходов составляет 25%. Думаю, что каждому члену Совета Министров полезно было бы полезно подарить набор аудиокассет с пресс-конференций экспертов МВФ за последние 3 года. Можно было бы сэкономить много времени, которое уходит на выяснение позиции Фонда, и не звать понапрасну в гости, чтобы услышать те же рекомендации. Такое пособие, безусловно, пригодилось бы министру налогов и сборов К. Сумару, который недавно заявил: «Без учета социальной составляющей уровень налоговой нагрузки на экономику республики в 2001 году составил 30,2 процента… Дежурная фраза отдельных руководителей предприятий о чрезмерном налоговом давлении – это неуклюжая попытка замаскировать свою ошибочную финансовую стратегию, безграмотную кадровую политику, зачастую и собственную управленческую несостоятельность, если не сказать жестче». Это «достойный» ответ не только белорусскому бизнесу, но и миссии МВФ. 27% инфляции в 2001 не бывать Специалисты МВФ при сдержанной похвале Национального банка, тем не менее, отметили, что «Беларусь остается последней страной СНГ с относительно высоким уровнем инфляции… Если инфляция в вашей стране превышает уровень инфляции в соседних странах, то это подрывает ее конкурентоспособность. Это влияет на способность предприятий вовремя платить налоги и заработную плату, привлекать иностранные инвестиции. По их мнению, выполнение показателя по инфляции в этом году (максимум 27%) абсолютно не реально. До конца года осталось добрать всего лишь 4 процента. Чтобы вложиться в данные рамки, надо было бы начать не виданную в истории Беларуси жесткую денежную политику. По косвенным признакам можно судить, что Нацбанк склоняют к движению в обратном направлении. Т. Ричардсон справедливо указал на опасность различных темпов инфляции и девальвации, на необходимость проведения жесткой монетарной политики. На примере десятков стран эксперты МВФ могут доказать, что достижения в денежной сфере нельзя считать устойчивыми до тех пор, пока бюджетно-налоговая политика не будет ей соответствовать. Поскольку желание пользоваться белорусскими рублями у предприятий и физических лиц Беларуси проявляется достаточно слабо, то при сохранении тревожных тенденций в финансовой сфере (накопление долгов, росте недоимки и неплатежей, дефицита бюджетов разных уровней и фонда социальной защиты) «черного» вторника или пятницы Беларуси не избежать. Рублеизация: никому не нужная уникальность Гипотетическое введение российского рубля или даже жесткой привязки приведут к еще большему дисбалансу между монетарной и фискальной политикой. В отношении денежного союза между Россией и Беларусью Т. Ричардсон дипломатично заметил: «Я думаю, что все и здесь [в Беларуси], и в России согласны с тем, что должен быть не то, что единый, а единственный эмиссионный центр, который может осуществлять выпуск денег. Другой путь приводит к возникновению ряда опасностей». Говоря о денежном союзе в бывшей Югославии, он напомнил, что страны-партнеры «обманывали друг друга. У каждого был ярко выраженный мотив печатать больше денег. Я думаю, что в Минске и в Москве это прекрасно понимают, и никто не хочет идти по этому пути». Эксперты МВФ наверняка читали предложенный Национальным банком проект соглашения о введении единой валюты. Его содержание свидетельствует о том, что далеко не все в Беларуси находят очевидным экономические аксиомы МВФ. Т. Ричардсон предостерег от необдуманных решений в сфере денежной интеграции: «Если идет речь о переходе на российский рубль, то надо представлять себе все последствия данного шага. Многие страны мира пошли на долларизацию. В нашем случае речь идет о рублеизации. Для Беларуси она предполагает кардинальные изменения в фискальной политике, проведение гибкой структурной политики, особенно на рынке труда. Если это произойдет, то правительство не в состоянии будет фиксировать размер зарплаты. С учетом изменения конкурентоспособности, других факторов будет происходить корректировка уровня зарплаты. Рублеизация потребует отказа от кредитования дефицита бюджета за счет Национального банка». К такому повороту событий правительство Беларуси явно не готово. Наверно поэтому оно выдвигает заранее не приемлемые интеграционные проекты. В переходных странах практиковалась привязка к твердой валюте. Якорь к относительно слабому российскому рублю, который не заслужил статус «твердой валюты», не ведет к достижению главной цели данного режима - укреплению доверия к валюте и не способствует привлечению как внутренних, так и внешних инвестиций. По мнению Т. Ричардсона, еще сложнее проблема определения курса конвертации, по которому должна осуществляться привязка. «Здесь надо обратиться к опыту Западной и Восточной Германии. После проведения обмена 1 к 1 стала очевидной неконкурентоспособность восточнонемецкой экономики. Белорусская экономика должна быть динамичной. В противном случае будут необходимы значительные дотации со стороны России». Готов ли Кремль к такому повороту событий? Вряд ли. Готова ли белорусская власть к серьезным структурным реформам? Конечно, нет. Эксперты МВФ видели не один десяток денежных реформ. В Беларуси нет признаков того, что намерения Совмина и Администрации серьезны. Фискальные предупреждения Эксперты МВФ не отметили прогресса в самой проблемной сфере белорусской экономической политики – бюджете и финансах государства и предприятий. «Мы считаем, что на протяжении последнего года фискальная политика была умеренно стабильной. Но при этом дефицит бюджета, объем государственных расходов оказались несколько больше, чем мы хотели бы видеть. И поэтому мы считаем, что бюджетная политика не является достаточно жесткой». При сохранении относительно невысокого уровня дефицит бюджета (около 2%) Т. Ричардсон отмечает, что «имеет место рост долгов бюджета по расходной части... Если подходить с более широкой точки зрения, т.е. рассматривать не только кассовый дефицит, но и неплатежи, долги, то дефицит оказывается выше». После окончания прошлогодней программы мониторинга правительство РБ получило от МВФ четкий сигнал. В октябре 2001 г. было заявлено о неприемлемости значительного нарушения размера дефицита бюджета. Напомним, что тогда «максимальный размер дефицита бюджет был превышен на 60% (за первые 9 месяцев)». В то время как министр финансов Н. Корбут продолжает заявлять о нормальной фискальной политике Беларуси, эксперты МВФ открыто говорят: «Мы не можем закрывать глаза на такое не выполнение показателей, даже в странах, в которых на нас оказывается политическое давление продолжать кредитование. В России мы приостанавливали кредитование, когда показатель дефицита бюджета был нарушен значительно меньше». Миссия МВФ в очередной раз согласилась с Министерством финансов о необходимости изменить структуру государственных расходов. Но устное обещание, не подкрепленное конкретными предложениями в законе о бюджете-2003, не накладывает на правительство ровно никаких обязательств. Призыв Т. Ричардсона и его коллег «отказаться от прямого кредитования государственного бюджета Национальным банком» явно не был услышан в ведомстве Корбута, которое в очередной раз рассчитывает получить бесплатную поддержку в этом и следующем году от своего пока безотказного спонсора – Национального банка. Удивляет низкая исполнительная дисциплина Минфина. Премьер-министров и министров финансов увольняли за гораздо меньшие нарушения. Теряем деньги и кредит доверия Миссия приветствует «меры по сокращению перекрестного субсидирования в энергетическом секторе». Среди позитивов Фонд отметил принятие ряда мер по либерализации цен, а процесс акционирования был даже назван «стремительным». Наверно, чтобы подзадорить Минэкономики для активизации своей работы по созданию инвестиционного климата. «В частности речь идет об упорядочении лицензирования деятельности малых предприятий. На наш взгляд необходимо отказаться от использования золотой акции. Как мы понимаем, в соответствии с действующим положением, золотая акция может быть введена и после его приватизации. Я представляю себе, с какой радостью инвесторы хотят вкладывать деньги в страну, в которой существует постоянная возможность национализации» - заявил Т. Ричардсон. Пока не услышаны советы МВФ привлекать для проведения приватизации вообще и крупных предприятий в особенности авторитетные белорусские и зарубежные консалтинговые компании. Игнорируются советы пересмотреть показатели макроэкономического прогноза. А раз стороны не могут прийти к согласию даже по этим цифрам, то не то, что о кредитовании, даже о проведении очередной программы мониторинга экспертами Фонда речь идти не может. Белорусское правительство никак не может понять, что своим поведением оно ни на шаг не приближается к формированию кредита доверия к нашему государству на международной арене. Как при таком поведении можно рассчитывать на $1 млрд. иностранных инвестиций? К сожалению, в отношениях между миром и Беларусью наступил некий стопор: как эксперты МВФ, так и наши чиновники еще до встречи друг с другом знают, что они услышат друг от друга. Мяч давно на белорусской стороне, только смелых ударить его решительно и по цивилизованным правилам пока не находится.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!