Тройка и туз раскидывают преферанс Сколько политических "семерок" останется в колоде?

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Впервые в истории внешней политики Беларуси к нам в гости приехали представители трех уважаемых международных организаций: ПА ОБСЕ (А. Северин и Е. Руденшелд), ПА Совета Европы (Т. Дэвис и В. Берендт и Европейского парламента (М. Вирсма и П. Кампос). Они назвали себя словом со зловещей коннотацией из советской истории – "тройка". Белорусский вопрос так долго стоит на повестке дня всех международных структур, что Европа добилась беспрецедентного объединения усилий, чтобы его разрешить, хотя в процессе встреч в Беларуси несогласованность позиций менее информированных структур отличалась от позиции КНГ ОБСЕ, которая ведет диалог еже не первый год. Надо отдать должное Европе и США в этом вопросе: не будь они долготерпимыми в диалоге с властью, с одной стороны, и с оппозицией  – с другой, не используй они различные методы уговоров, переговоров, уступок и угроз – не было бы сегодняшнего состояния противоборствующих сторон: А. Лукашенко открыто признает необходимость диалога для решения вопросов по Избирательному кодексу, доступу к СМИ и функции будущего парламента, не исключая также обсуждения экономических проблем; оппозиция выступает (по крайней мере, пока) достаточно консолидированной и реально смотрящей на вещи силой, готовой участвовать в выборах – справедливых, свободных и признаваемых мировым сообществом.  

Казалось, что после вступления Избирательного кодекса в силу, после резких выступлений А. Лукашенко и представителей его команды против представителей международных организаций мосты сожжены. Но 1) развитие политических и экономических событий в России (почти – президент В. Путин с прагматическими взглядами и В. Геращенко с монетарной программой пожестче требований МВФ), 2) кризис экономического жанра внутри Беларуси (отсутствует концепция развития даже на краткосрочную перспективу и резкая нехватка ресурсов даже для посевной кампании), 3) давление глобализирующегося мирового рынка, когда страны вне общепринятых рамок игры быстро остаются бедными аутсайдерами без технологий, инвестиций и квалифицированной рабочей силы – все эти факторы заставили официальный Минск вернуться к идее диалога, как единственной перспективе получить политическую легитимизацию того самого Запада, а вслед за ней – и долгожданные деньги на проведение все еще по-серьезному не начавшихся реформ. Кто чего хочет Необходимость диалога практически никем не отвергается. Весь вопрос в том, о чем говорить, с кем говорить, о чем договариваться и как поступать каждой из сторон, если при достижении устраивающих всех договоренностей они свои обещания не выполнят. А. Лукашенко предпочитает разговаривать с широкой общественностью, а не только с "узкой группой самих себя представляющих оппозиционеров". Его главная задача – как можно меньше уступить завоеванных позиций, закрепленных в Избирательном кодексе и как можно меньше дать эфира для "непримиримой" оппозиции. За это – гарантия участия международных наблюдателей с последующим признанием результатов выборов и начало процесса международной легитимизации нынешней власти. Некритические формы компромисса: предоставление эфира тем оппонентам, кто не умеет говорить перед камерой, допуск к избирательным комиссиям представителей умеренных (у "неконструктивных" и так мало людей, чтобы обставить все комиссии). Собственно оппозиция, которая и есть реальная сторона переговоров, из-за которой и случился конституционный кризис, наличие которого было зафиксировано в ряде международных деклараций и документов, настаивает на 1) равноправном участии в формировании избирательных комиссий и участии в подсчете голосов, 2) пересмотре функций будущего парламента, 3) доступе к СМИ, хотя бы на основе уже подписанного документа, 4) пропорционально-мажоритарной системе выборов. Некритические формы компромисса: согласие на название будущего парламента "Палата Представителей", на определенные рамки общения с электоратом через государственные СМИ. Отказ от пропорциональной системы является критическим для некоторых партий, но многие на этом настаивать до конца не будут. А для лидеров организаций, которые составляют "широкую оппозицию", участие в диалоге – это хороший шанс решить свои личные вопросы, засветиться или просто выслужиться. Некоторые новоявленные" оппозиционеры" не отрицают, что "широкий диалог" – это бесплатная возможность начать свою предвыборную кампанию. Для них практически отсутствуют критические аспекты, по которым компромисс не возможен. Они будут молчаливым большинством, которого, с одной стороны, опасается собственно оппозиция, с другой – на которое так надеется А. Лукашенко. Зачем все это европейской тройке? Потому что Беларусь – в Европе, потому что она – член ОБСЕ, потому что фундаментальные демократические принципы (права человека, верховенство закона, свобода слова) – это дело не только одной страны, в конце концов, потому что после выборов А. Лукашенко обратится к ним с просьбой разморозить статус в Совете Европы и заменить Верховный Совет 13 созыва на новый парламент в ОБСЕ. Есть еще фактор ранее сделанных инвестиций: столько было миссий, докладов, встреч, обещаний, разочарований – европейцы тоже живые люди и любят выигрывать. Столетия истории европейской дипломатии содержат много примеров разрешения сложных проблем. Неопределенность и размытость многих формулировок при соответствующем раскладе позволяет говорить об успехе даже в очень спорных ситуациях. На чем же настаивает тройка, если на данном этапе правомерно говорить о единой позиции? На проведении диалога, доступе оппозиции к государственным СМИ, согласовании Избирательного кодекса, определении функций парламента. Некритические формы компромисса: расширенная трактовка понятия "оппозиция", доступ к государственным СМИ именно "широкой оппозиции", отказ от пропорциональной системы. К сожалению, сюда следует отнести и прикрытие "правого" глаза "левой" Европой (заметное превосходство социалистических партий) на широкую кампанию по нарушению прав и свобод человека в РБ, на дискриминацию независимых СМИ. Ситуация не улучшается, и если А. Климов получит 8 лет за 3 млрд. весьма спорных рублей, не закроют уголовное дело против Чигиря и будут преследовать организаторов весенних массовых шествий, то общеполитический климат ухудшится, и Европе делать хорошую мину при плохой игре партнера А. Лукашенко будет гораздо сложнее. Уже после встречи тройки с "тузом" надо было видеть вытянувшиеся лица не привыкших к такой форме общения представителей Совета Европы и Европарламента. Они-то несколькими часами раньше склоняли реальную оппозицию к диалогу, объявленному властью. А сами получили от А. Лукашенко обвинения в двойных стандартах, чрезмерно критическом отношении к политике официального Минска. Даже добродушный Т. Дэвис не ожидал такой жесткости и, видимо, был последним, кто лишился иллюзий добиться успешного начала диалога. С другой стороны, крепкое рукопожатие посла Вика и уверенное жесткое парирование А. Севериным пассажей А. Лукашенко оказались для последнего холодным душем. Очевидно, что стороны могут договориться, но есть много "если", которые могут испортить праздник и для реальной оппозиции, и для Европы, и для А. Лукашенко. Следует признать, что очень многое будет зависеть от того, как поведет себя тройка в дальнейшем, присоединится ли к мощному международному кулаку США, ведь слушания в американском Сенате состоятся уже на следующей неделе. Если последует конкретный план (к примеру, в виде совместной декларации европейских структур) выхода из конституционного кризиса с указанием дат и ответственности сторон, то свобода маневра А. Лукашенко будет ограничена. Условно, если к 1 мая 2000 г. не будет согласован избирательный закон, не будет обеспечен доступ к СМИ (с указанием того, что это значит), то Европа оставляет за собой право не присылать наблюдателей, и не признает результаты выборов. Конкретика и жесткость позиции воспринимается белорусской властью, как сила, как характеристика достойного уважения оппонента. Ожидать, что тройка пойдет на поддержку крайнего чистого варианта разрешения конфликта по всем формальным признакам (легитимный ВС 13 созыва, нелегитимна законодательная и исполнительная власть, массовые нарушения прав человека), не приходится, потому что Беларусь не входит в число основных приоритетов европейских структур в плане обеспечения безопасности и сглаживания конфликтов. Это не заслуга А. Лукашенко, а историческая характеристика Беларуси, но здесь не стреляют, не проводят зачистки, нет массовых политических, религиозных, этнических репрессий, на что остро реагируют СМИ Европы и мира. А без телевизионной картинки западные журналисты не могут подействовать на европейский электорат, чтобы он в свою очередь поставил перед своими избранниками вопрос ребром. В "конкурентной борьбе" за внимание и ресурсы Европы и США Беларусь явно проигрывает Косово и Боснии, Чечне и Кавказу в целом, Ист Тимору и воюющим африканским странам. О внешнеполитических приоритетах можно судить по анализу бюджета европейских структур. Но если международное сообщество будет действовать через КНГ ОБСЕ, которая на сегодняшний день обладает наибольшим опытом общения со сторонами конституционного кризиса, то белорусской власти не удастся в очередной раз пустить дымовую завесу и поймать некоторых международных чиновников на крючок бессмысленной болтовни при координации "человека в 10 раз меньше по значению Русакевича". Как они тратят деньги Поскольку ОБСЕ занимается непосредственно вопросами безопасности и развития сотрудничества в Европе, то представим структуру затрат данной организации по миссиям. Затраты на Косово, Боснию-Герцеговину, Албанию и Хорватию, т.е. на Балканы, составляют 92,37 % всех расходов по всем миссиям, представительствам и внешнеполитическим проектам ОБСЕ. В этих странах работает 91,74 % всего заграничного персонала. Проблема Беларуси чуть-чуть важнее проблемы русского населения в Латвии, а по количеству занятых в миссии – и того меньше. Разве этого достаточно, чтобы решить белорусский вопрос?
 

Бюджеты некоторых миссий ОБСЕ (на ноябрь 1999 г.)

Страна, где работает миссия или где осуществляется деятельность

Бюджет в Usd

%

Албания

253 400

2,81

Беларусь

57 400

0,64

Босния Герцеговина

2 663 000

29,55

Чечня

121 000

1,34

Хорватия

1 715 000

19,02

Грузия

108 940

1,21

Казахстан

26 350

0,29

Косово

3 694 000

40,99

Латвия

47 000

0,52

 

Интересно проанализировать, кто и сколько платит в бюджет данной организации.

 

Доля взносов стран в бюджет ОБСЕ на 1999/00 гг.

Страна

Доля в %

Беларусь

0,7

Бельгия

3,55

Канада

5,45

Хорватия

0,19

Чехия

0,67

Эстония

0,19

Германия

9

Венгрия

0,7

Ирландия

0,55

Италия

9

Латвия

0,19

Литва

0,19

Молдова

0,19

Казахстан

0,55

Польша

1,4

Россия

9

Украина

1,75

Великобритания

9

США

9

Итак, горячая весна началась не на митингах и пикетах, а в кабинетах властных и оппозиционных структур. Подготовка к организованной политической рокировке набирает обороты. Преферанс – сложная игра. Белорусский туз играет против реальной оппозиции. После первого раунда карты были сброшены по вине официального Минска – таково мнение ОБСЕ. По сути дела, второй сброс карт властью совершился после первого визита тройки. Но игра продолжается. Европейская тройка уверена в наличии достаточного количества кнутов и пряников. Среди кнутов – продление статуса легитимного парламента для ВС 13 созыва, блокировка заграничных командировок для чиновников не только высшего, но и среднего звена. Среди пряников – приглашение в национальные европейские дома, открытие доступа к позарез необходимым инвестиционным ресурсам. На проведение реформ или на очередные посевные-уборочные – это уже другой вопрос. Не заиграться бы.

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!