Похвалили. с кислой миной

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусская власть относится к миссиям МВФ лучше, чем к визитам представителей ОБСЕ или Совета Европы. Все-таки кредитор, который не выкручивает руки, не захватывает имущество страны за рубежом, а постоянно предлагает интеллектуальную помощь. Если договоришься – помогут и деньгами. Такая позиция правительства и президента весьма близорука, поскольку на повестке дня любой международной финансовой организации стоят и вопросы законности, и проблемы соблюдения прав человека, и степень защиты прав собственности. Не помиришься с ОБСЕ, ПАСЕ и Европарламентом – не жди удачи в МВФ, ЕБРР или Всемирном банке. Белорусское правительство и особенно Нацбанк порадовали очередную миссию Фонда соблюдением формальных параметров, выполнением договоренностей по снижению инфляции, либерализации валютного рынка. При этом всем было ясно, что белорусские официальные цифры имеют двойное значение. Очевидно, что никакого прорыва в отношениях МВФ с Беларусью нет.  

Присутствие на пресс-конференции миссии МВФ первого заместителя председателя правления Национального банка П. Каллаура, одного из лучших специалистов отечественного центра монетарной политики, свидетельствует о взаимопонимании между профессионалами с белорусской и западной стороны. Они осознают технический характер работы правительства и Нацбанка. Для полного оптимизма не хватает одного – политической воли.

По словам Марка Хортона, регионального представителя МВФ по Литве и Беларуси, миссия Фонда приехала для того, чтобы начать ежегодные консультации по Статье 4 Соглашения МВФ по вопросам проведения экономической политики. Такие консультации проводятся с каждой страной-членом МВФ. По их результатам Исполнительному Совету МВФ делается доклад об экономическом состоянии, проводимой политике и перспективах развития на следующий год. Вторая цель миссии заключалась в анализе состояния выполнения Программы мониторинга Фонда (ПМФ) по истечении половины срока ее действия. Напомню, что ПМФ началась 1 апреля 2001 г. и будет продолжаться до конца сентября.

Воздухом свободы иногда надувают

У Марка Хортона были две новости – хорошая и плохая. Он решил начать с хорошей. «Миссия отметила ряд позитивных изменений в экономике Беларуси в первом полугодии 2001 г. В частности, было достигнуто положительное сальдо по счету текущих операций. Это позволило как увеличить валютные резервы Национального банка, так и обеспечить стабильность на валютном рынке. Мы отметили снижение инфляции. Ее показатели даже ниже прогноза по программе мониторинга Фонда. Большая часть структурно-контрольных показателей по ПМФ была выполнена. Поэтому мы считаем, что определенные успехи были достигнуты и в области структурных реформ». Среди позитива М. Хортон назвал также улучшение отношений со Всемирным банком. Как бальзам на сердце П. Каллаура прозвучали слова М. Хортона: «Все показатели по денежно-кредитной политике на конец июня были выполнены. Большая часть показателей по бюджетно-налоговой политике также были выполнены, особенно это касается дефицита бюджета». Согласно подписанному соглашению годовая инфляция должна составить в Беларуси 51% при таком же темпе роста денежной массы. За полгода денег напечатали 37,8% при инфляции 22%. В течение последнего месяца темпы увеличения денежной массы впервые превысили скорость увеличения объема рублевых депозитов. Слишком рано кричать «инфляция мертва». К концу года темпы роста денежной массы, как правило, увеличиваются. Да, Нацбанк может ужесточить монетарную политику, но кто ему даст? Признаков того, что в стране появилась политическая воля привести в порядок промышленность и сельское хозяйство, не наблюдается. Да, МВФ может работать и договариваться с отдельно взятым Нацбанком, но представители обеих организаций прекрасно понимают всю хрупкость ситуации. Без законодательных и институциональных гарантий несерьезно говорить о прогрессе в области экономических реформ.

Куриная слепота накануне бульона

Специалисты Фонда учатся и на своих ошибках. Помнится, в июле 1998 года с Россией был подписан договор о выделении большого кредита. Формальные показатели также были приличными. В воздухе давно уже пахло дефолтом, но у «подписантов» от МВФ и российского правительства, видимо, был заложен нос. Эксперты миссии по Беларуси обращают внимание на ситуацию в комплексе. Они тонко чувствуют развитие ситуации и не готовы рекомендовать открытие очередных кредитных линий. При этом МВФ остается одним из самых крупных кредиторов Беларуси. В 2001 г. мы должны заплатить Фонду $30,11 млн. в счет погашения основной суммы долга, а также $5,83 млн. процентов. Заемщиков, которые должны $95 млн., так просто не игнорируют. Деньги невесть какие, но не в привычке Запада разбрасываться даже такими небольшими суммами. Оценки М. Хортона и М. Де Кастелло Бранко структурным реформам, фискальной политике, положению банковского и реального сектора красноречиво свидетельствуют об одном: нельзя говорить об изменении отношения МВФ к Беларуси. ПМФ будет продолжаться до конца сентября. 1 ноября приедет очередная миссия. Затем будет проведен тщательный анализ результатов выполнения программы. Так что раньше конца января-начала февраля не может быть и речи о начале переговоров по выделению Беларуси кредитов. Это в случае выполнения требований Программы. А за это время у нас могут произойти самые необычные изменения. Однако, что бы ни случилось, новому белорусскому правительству наверняка придется решать проблемы, на которые указали эксперты Фонда.

Негативные тенденции, отмеченные миссией, не были прописаны в виде количественных показателей в ПМФ. Они носят общий характер. По словам М. Хортона, «миссия отметила ухудшение состояния в реальном секторе экономики. Нарастает давление. Это видно по увеличению запасов готовой продукции на предприятиях, росте доли бартера во внутренней торговле, увеличению доли невозвратных кредитов, а также увеличение задолженности предприятий, недоимок по налогам и расходам бюджета». После такой оценки понятно, почему на пресс-конференции не присутствовали представители Министерства финансов. «По Программе мониторинга Фонда не были выполнены два фискальных показателя. Это налоговая недоимка и выполнение плана по расходам республиканского бюджета. К тому же довольно резко выросли долги местных органов власти. Хотя этот показатель не входил в Программу, но мы, конечно же, отметили его».

Малютка Скуратов и Неврастенька Разин

Налицо отсутствие координации между фискальной и монетарной политикой. Марта де Костелло Бранко отметила: «Наша озабоченность заключается в том, что нельзя оставить монетарную политику саму по себе. Если не будут предприняты решительные действия по реформированию реального сектора экономки, то достигнутая стабилизация не будет долгой». Теоретически и технически Нацбанк готов был бы снизить инфляцию и до 5% в год. Не их работа следить за платежеспособностью предприятий. Резкое ухудшение их финансового состояния, заметные проблемы со сбытом, технологический и технический кризис в системе, лишенной ответственности за инвестиционные ошибки, – это головная боль правительства и в первую очередь Министерства финансов. У них нет рецепта на выздоровление. Об этом знают не только представители МВФ, но и сами директора предприятий. М. Хортон отметил, что «белорусские предприятия сталкиваются с жесткой конкуренцией со стороны российских компаний». Макроэкономика остается за кадром, когда на микроуровне идут такие процессы. Печальный итог белорусской промышленной, торговой, сельскохозяйственной политики заключается в том, что потребители в нашей стране и за рубежом не хотят покупать белорусское по таким ценам и такого качества. Отсюда и затоваренность складов, и замороженная «оборотка». Раз не продается товар, значит не с чего платить налоги и зарплату, возвращать кредиты и покупать новое оборудование. Все упирается в потребителя. Можно его временно задобрить, повысив импортные таможенные пошлины, допечатав деньги, добавив ряд нетарифных барьеров. Но сколько волка не корми…

Миссия призвала власти принять решительные меры по проведению структурной реформы. Как приговор оптимизму власти относительно роста белорусской экономики прозвучали слова М. Де К. Бранко: «Сохранение роста ВВП без изменения структурной политики невозможно». Заметьте, что деньги у нас печатают под трехпроцентный рост. О том, что происходит падение, Нацбанк может узнать уже слишком поздно, когда выход на 50% инфляции в год будет крайне проблематичным. Миссия отметила также, что политика правительства в области зарплаты усложнила положение в экономике: «Программу мониторинга было бы значительно легче выполнять, если бы не политика заработной платы». Нет, МВФ не против того, чтобы белорусы получали $100 и больше. В рыночной экономике зарплату поднимают только лишь тогда, когда растет производительность труда. Представьте, вы даете своему ребенку 5.000 рублей на карманные расходы. Вдруг выходит постановление от председателя местного исполкома, что вам надо выдавать 8.000 рублей. Доходы у вас не увеличились, подарки вам никто не дарит. Откуда взять? Только за счет сокращения других расходов. Эта простая логика не совсем доступна для сторонников административного увеличения зарплаты.

 «40 граммов» в сердце – умри, не зови

В контексте структурных реформ и несмотря на обязательства в рамках ПМФ, Декрет № 40 отменен не был. С точки зрения МФВ отмена данного документа является важным признаком улучшения деловой среды в Беларуси. Если на одну чашу весов положить косметические меры по либерализации цен, обещания поменять подходы к лицензированию, выход на единый курс, а на другую – декрет № 40, сводящий на «нет» понятие «собственность», то победу, конечно, одержали антиинвестиционные силы. Представители Фонда говорили о том, что «основное внимание необходимо уделять улучшению делового климата, развитию частного сектора». А в этой части у правительства – полный провал. Скоро мы вообще забудем слово «приватизация». Даже до М. Хортона дошли слухи о том, «что идут дискуссии на предмет ускорения приватизации больших предприятий». Не курили бы представители Фонда – не узнали бы последних новостей из экономической хроники. Надо посоветовать им в следующий раз сходить в баню. Там уж наверняка обсуждаются перипетии налоговой, пенсионной и административной реформы. А так пожелание М. Хортона проводить приватизацию открыто, «с привлечением международных советников и экспертов» было воспринято, как совет жителям пустыни Сахара непременно брать с собой зонтики от дождя.

Покажи личико, Гульчитай


Специалисты МВФ имели доступ ко многим документам правительства и Нацбанка. Но и они знают далеко не все. В рамках работы с правительством миссия не сталкивалась с информацией о президентском фонде. Его ресурсы, по мнению П. Каллаура, не оказывают влияния на формирование денежной базы и составляют всего лишь около $ 20 млн. Как отметил М. Хортон, у миссии не было данных относительно деятельности данного подразделения. Оказывается, слухи о втором бюджете сильно преувеличены. А, может, президентский фонд – это лишь прикрытие еще одного фонда или счета, который никак не фигурирует в финансовой отчетности государства? МВФ не имеет методики оценки торговых сделок, проплаченных старым дедовским способом - наличкой или спрятанных за ширму некой коммерческой организации. Не могут оценить представители Фонда и реальный объем бюджетных обязательств. М. Бранко и ее коллеги подняли вопрос относительно фискальной прозрачности: «Идея состоит в том, чтобы все расходы и доходы правительства должны быть в бюджете, который можно подвергнуть аудиту». Вносят сумятицу и правила белорусского бухучета, и «крепкая» некоммерческая связка между банками и предприятиями. М. Бранко поделилась своей озабоченностью на сей счет: «Банки кредитуют предприятия. Когда предприятия находятся в плохом состоянии, то и банки страдают. Нас сильно беспокоит слабость банковского сектора. Растет количество плохих кредитов. До сих пор непонятен масштаб проблемы. Необходимо иметь лучшие бухгалтерские стандарты, чтобы лучше оценить положение банков и предприятий».

В контексте прозрачности финансовых потоков в бюджетной сфере Фонд весьма критически высказался в отношении существования внебюджетных фондов. Но и это еще не все. Стоит припомнить высказывание заместителя Министра экономики А. Тура относительно трудностей белорусских предприятий со сбытом: «А как можно продать, если затраты, не соответствующие профилю предприятия, составляют 35 – 40%?» Эти расходы в подавляющем большинстве связаны с содержанием социальной инфраструктуры и другими платежами, которые, по идее, должны осуществляться из бюджета. Что будет с хваленым мизерным бюджетным дефицитом, если эти расходы ввести в бюджет? Сделать это не так просто, потому что местные органы власти двумя руками упираются: взять-то на баланс можно, а с каких источников содержать? Что будет со «сбалансированными финансами», если учесть все плохие кредиты государственных банков, предприятий, долги по зарплате, а также все те займы, которые были выданы под гарантии правительства? Правильно, огромный разрыв между расходами и доходами. А если вспомнить, что возможности предприятий платить налоги снижается, то настороженность по поводу медленных структурных реформ может смениться грозовым предупреждением грядущего финансового коллапса.

И внешний контекст нам - не указ № 40


Марк Хортон отметил, что все негативные тенденции в белорусской экономике происходят на вполне благоприятном внешнем фоне. «Миссия надеется, что позитивные внешние факторы будут продолжаться… Ситуация в России и Украине улучшилась. Положение в Балтийских государствах и Польше также благоприятное и улучшается». Ну, на предмет Польши, которая на полной скорости входит в рецессию, он явно поспешил. Россия при колебаниях цен на нефть и газ также быстро превращается в аутсайдера, но с набирающим обороты реальным сектором. Во всех этих странах действительно произошел однозначный выбор в пользу рынка и частной собственности. Да, бизнесмены этих стран готовы инвестировать в Беларусь, если та создаст благоприятный деловой климат. А за ними наверняка придут и западники. Опять все упирается в структурные реформы. Зачем консервировать убыточные заводы? Зачем давать дотации колхозам и переработчикам, которые не могут произвести нормальное молоко или мясо, да еще при этом кредиты не возвращают? Кому еще не понятно, что деньги боятся указов, направленных против собственности, инструкций, по лицензированию и ценообразованию? Нам «по-прежнему нужен прорыв, чтобы дать знать международному сообществу, что Беларусь хочет проводить либерализацию и рыночные реформы, что она хочет открыться».

Да, в Беларуси достигнут определенный прогресс. В том плане, что никто из правительства или промышленников не требует возвращения к множественности курсов и к национализации. Сомнительно, что это можно назвать прорывом. Нацбанк опять вырвался вперед, ускорив процесс ликвидации рыночного социализма. Остальные – тянут лямку изжившей себя системы. Слишком рано обсуждать детали выделения кредитов по Standby. Прислушаемся к мнению М. Хортона: «Я сомневаюсь, что просто выполнение программы будет достаточно для открытия кредитной линии. Я считаю, что конкретные шаги, показатели будут гораздо важнее, чем формальный факт завершения программы. Инвесторы были бы удовлетворены более теплыми отношениями Беларуси с МВФ. Но если они сами не будут чувствовать улучшения делового климата, защиты прав собственности, безопасности их инвестиций, то эффект будет гораздо меньше». Миссия уехала на каникулы. А нам предстоит выбирать.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…