Государственное регулирование 359

Кому на Беларуси жить хорошо? Если иметь в виду экономическую среду обитания, то отвечать на этот вопрос становится все проще. Не сильно покривишь душой, если скажешь, что никому. Даже те непотопляемые всепогодные предприятия, которые при любых президентах, правительствах и парламентах получают льготные кредиты, чувствуют себя неуютно. Всем нужен платежеспособный спрос. Всем нужны "живые" деньги и надежные клиенты. Верить в тезис о невозможности банкротства государства становится все труднее. Какое предприятие сейчас уверено в финансовой надежности своей клиентуры? Тем более что падает конкурентоспособность белорусского реального сектора. Все труднее добывать валюту и заставлять компании возвращать ее в страну. Реальные кредиты дорожают, условия заимствования ухудшаются, давление со стороны российских сырьевиков увеличивается. Не зря цифры летних соцопросов говорят о том, что лучше стали жить лишь около полпроцента населения. Даже если некие представители концернов, директората и увеличили свое личное состояние на очередные сотни тысяч долларов, то проблема легальной реализации своих возросших возможностей в этой стране по-прежнему остается нерешенной. 


Очевидно, совсем плохо стало в коридорах власти с идеями и здравым смыслом. Раньше хоть какое-то наукообразное обоснование принимаемых законодательных актов было. Мол, стимулирование спроса, инвестиций через госструктуры. Заинвестировал 1 USD госсредств, присовокупил мультипликатор и акселератор – и доложил наверх, что белорусская экономика реагирует совсем как рыночная. С каждым годом оправдывать вредные для белорусского homo economicus законы и идеи становится все труднее. Причина банальна: исчерпан арсенал приемлемых для общественного мнения идей как марксистской, так и кейнсианской школы. Власть хаотично ищет возможности и формы еще раз обмануть человека, отобрать у него деньги, ресурсы и время. Она пытается наполнить новым содержанием общепринятые экономические понятия. Создается впечатление, что некто просто открывает толковый словарь экономических терминов и начинает в неком известном ему одному порядке обкатывать разные слова. Или словарь у наших полисимейкеров маленький, или нравится буква "Д", но к деноминации нас возвращают уже третий раз. Указ президента № 613 "Об изменении нарицательной стоимости денежной единицы Республики Беларусь и масштаба цен" от 19.10.99 предписывает убрать три ноля с белорусских денег. Калькуляторов не хватает, чернила много уходит, чтобы нули крутить. Политически некорректно называть человека миллиардером или миллионером, когда он на хлеб с маслом может с трудом заработать. Кошельки все больше напоминают хозяйственные сумки, с которыми неудобно ходить на базар. Издержки владения белорусской наличностью действительно начинают раздражать.  


Многие из нас попадали в ситуацию, когда им не отдавали долги. Горько, обидно и жалко. Обидно вдвойне, когда должник, промотав ваши кровные, невинно смотрит в глаза и разводит руками, мол, так получилось. Обидно втройне, когда, не спрашивая, залазят в твой карман, берут, сколько надо, и возвращают, сколько посчитают нужным, или вообще ничего. В такой ситуации человек чувствует себя использованным, обманутым, незащищенным. О какой защите можно говорить, если государство, правительство, чья работа – следить за соблюдением законности, само первым нарушает договорные финансовые обязательства. Само меняет правила игры задним числом. Само без суда и следствия забирает имущество, товары, блокирует работу компаний и предприятий. В ответ на обоснованные возмущения звучит сокровенная фраза социалистической презумпции виновности: "А докажи, что ты не преступник". Директора госпредприятий оправдываются перед поставщиками комплектующих, ресурсов и рабочими. Банкиры оправдываются перед клиентами и акционерами. Руководители сельхозпредприятий оправдываются перед банками, "Минсельхозпродом" и простыми колхозниками. Все они оправдываются перед правительством и вышестоящим начальством. А глава государства не оправдывается. Он лишь обвиняет и наказывает очередную партию им же назначенных чиновников и руководителей. 


Кому в Беларуси жить хорошо? На этот совсем не праздный вопрос отвечать становится все легче. Как показывают многочисленные социологические опросы и эмпирические наблюдения, резко уменьшается количество людей, которые довольны своими доходами, уровнем правовой защиты и качеством жизни. Размер бюджетной кормушки сокращается, просителей становится все больше. Неизменным остается одно: власть чиновника над производителем и потребителем. Индекс экономической несвободы угрожающе растет. В обиход белорусской экономической политики прочно вошло грозное явление "конфискат". Право распределять чужие деньги и богатство досталось нам по наследству от коммунистов. Белорусской спецификой является повышение статуса конфиската в ранг составной части государственной политики.  


Всепогодная, всесезонная тема Беларуси – ценообразование. Она очень хорошо продаваема для потребителей и производителей, для всех вместе, когда они сидят рядом в большом казенном зале и чувствуют вспотевшую спину и твердый локоть друг друга, под энергетическим напором очередного общереспубликанского совещания. Работают целые институты, тратятся триллионы рублей, доклад за докладом падает на стол тех немногих лиц в государстве, которые реально принимают экономические решения. Структура таких “аналитических” документов очень похожа: сначала объяснение причин, почему провалились предыдущие меры по административному регулированию цен (курса, объема производства и т.д.), затем о виновнике всего провала - о частном секторе, челноках, международном кризисе, российских олигархах. В заключение – предложения по введению нового набора тех же видоизмененных мер. «Наказать», «запретить», «лицензировать», «санкционировать», «не пущать» – риторика, набившая оскомину за годы нищего “светлого” прошлого.
 


В Беларуси наступила горячая политическая и экономическая осень. Яркими красками раскрашены выступления основных актеров. На сцене присутствуют все цвета радуги: от пурпурно-красного и коричневого на одном спектре до белого и зеленого на другом. Вслед за неопределившимися политиками мечутся бизнесмены. При этом не совсем понятно, кто является причиной, а кто следствием. Ситуация чем-то похожа на распространенный в последнее время сетевой маркетинг: разговорчивые ребята создают спрос на товар, который практически не известен клиенту. Потребителю политического товара – в нашем случае белорусскому бизнесмену – и хочется получить заманчивый разрекламированный товар, и колется: есть опасность выбросить деньги на ветер или вообще подставиться по полной программе. В отличие от рыб политический и экономический нерест белорусского бизнеса предполагает преимущественно делегирование полномочий на выполнение работы на благо будущего. Хотя есть случаи и индивидуального нереста, когда бизнесмены сами хотят служить народу за 100 Usd в палате без признания и полномочий (глава представительства "Итеры" в РБ, директор ООО "Лисаик", ЗАО "Белтрансэкспедиция" и многие другие). Такое понятие, как разделение общественного труда" для них непонятно. Считая себя профессионалами по зарабатыванию денег в какой-нибудь узкой сфере, они заодно открывают в себе экономистов, психологов, PR-щиков и политтехнологов.  


Отправив в отставку премьера Геннадия Новицкого, глава государства Александр Лукашенко, призвал к дебюрократизации экономики. Это значит к резкому ограничению полномочий чиновников, к их безусловному подчинению законам и к общей координированной работе по обеспечению высоких темпов экономического роста. Думаю, что новому руководству правительства будет полезно разобраться со следующей очень тревожной ситуацией. Речь идет о взаимоотношениях между серьезным, законопослушным белорусским производителем - Минским заводом безалкогольным напитков (МЗБН) и целым рядом органов государственного управления: Инспекцией министерства по налогам и сборам (ИМНС) по г. Минску, Комитетом по стандартизации, метрологии и сертификации при Совете Министров, а также Министерством торговли. Не знаю, какие конкретно предприятия имел в виду А. Лукашенко, когда говорил о том, что чиновники должны помогать реальному сектору, но в отчете за первое полугодие ему было бы интересно услышать реакцию обновленного Совета Министров на данный конфликт интересов.  


Почему белорусы плохо живут? Вроде и работать умеем, и амбиций хватает, и сборочным цехом когда-то были. Неучам и неумехам быть последним звеном даже в социалистической производственной цепочке не доверили бы. Географическое положение выгодное, ресурсы кое-какие есть. Не хватает одного – мудрого и рационального правительства, эффективной и стыкующейся с людской системой стимулов структуры экономических отношений. Что бы ни делала власть, какими бы благородными ни были их намерения, успеха не добиться, богатство не создать, умных и творческих людей не удержать, если выбрана порочная структура. 


Кто из нас в жизни не ошибается? Одни говорят, что умные учатся на чужих ошибках. Другие утверждают, что умные – это как раз те, кто платит по своим долгам чужими деньгами или вообще не платит. Экономика не может эффективно работать без института банкротства. Организовать его, принять соответствующую нормативную базу, обучить судей, управляющих, экспертов-оценщиков – вот в чем должна состоять функция государства на переходном этапе. Никто другой этого не может сделать по определению, потому что только государство имеет монопольное право защиты собственности, только оно служит гарантом выполнения сторонами своих договорных обязательств. Что происходит с экономикой, в которой система естественной очистки от балласта (процедура санации и банкротства) заблокирована тем же государством? Мы это видели. Система разваливается. Симптомы – резкое падение объема производства, снижение уровня жизни населения, отток новых технологий и “мозгов”, отсутствие инвестиционных ресурсов, рост безработицы, появление бедных, нищих, бездомных. Так развалился социализм. Ни США и Ватикан, ни Бальцерович и Гайдар при всем их могуществе не смогли бы сделать этого. Вирус саморазрушения встроен в саму систему. Может ли человек жить без печени и почек? Могут ли золотые рыбки жить в аквариуме, в котором не меняют воду? Может ли эффективный производитель товаров и услуг, рациональный хозяин бесконечно долго тянуть на себе балласт иждивенцев, нерадивых директоров и просто воров? Как учит история, может, но недолго: либо прекращает выполнять установленные нормативы выработки, производительности, потребностей, либо уезжает туда, где ценят его материальный и нематериальный капитал, либо просто «загибается».  


Не любят у нас в Беларуси "выскочек", которые работают с утра до ночи, рискуют, нервничают и зарабатывают. Они хотят жить лучше, богаче, хотят благополучия своим детям и обеспеченной старости себе. Чем успешнее работает человек, чем больше потребителей выбирает его товары и услуги, тем больше вероятность получить под дых от государства и очутиться на скамье подсудимых. Одним из первых законов, который надо будет отменить, чтобы начать экономические реформы в Беларуси, является Закон "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции" от 10.01. 2000 года и инструкция к нему "По выявлению монопольных цен", утвержденная Министерством предпринимательства и инвестиций 28.04.2000 года. Мало можно найти законодательных актов, которые воплотили в себе такое количество мифов и опасных заблуждений из области философии и экономики. Точнее говоря, данный закон основан на идеологии прошлой эпохи, доинформационной, коллективистской и антирыночной. В контексте глобализации, открывающихся рынков и трансконтинентальных слияний такой закон является сильным тормозом развития национальной экономики, с одной стороны, и прямым источником угрозы экономической безопасности – с другой.

 


Когда А. Лукашенко отправил М. Мясниковича на «заслуженный отдых» на должность главного академика страны, многие подумали, что это и есть конец карьеры одного из самых опытных чиновников. Не тут-то было. «Феникс» поднялся с пепла, быстро мобилизовал подчиненные ему научные кадры и предложил в начале года «Основные направления реформирования деятельности Национальной Академии наук Беларуси». Проект документа был направлен в Администрацию президента и правительство. Он определяет не столько судьбу белорусской науки, сколько место лично М. Мясниковича в ней. Сильная централизация контроля за научной деятельностью, попытки «выбить» особый финансовый статус для Академии наук, увеличение возможностей для манипуляции учеными кадрами – это проекция взглядов доктора экономических наук М. Мясниковича на будущее белорусской науки. Будущее – не позавидуешь. 


Правительство робко и конфузливо отчиталось за работу экономики за три квартала. Как умели, так и говорили. После превращения Совета Министров в канцелярию при Администрации президента анализ социально-экономической ситуации в ее исполнении стал походить на доклад провинциальной пионерской организации вышестоящему комсомольскому начальству. На этот раз А. Лукашенко явно не хотел мотать на ус то, что ему пытались вешать на уши. Складывалось впечатление, что он предпочитает читать независимые газеты, а не отчеты назначенных им же чиновников. Он остался недоволен стремительным ростом ВВП на 6%. Не задел его за живое рост промышленного производста на 6,6% и впечатляющая «канализация» инвестиций в основной капитал на 17,5% больше, чем в прошлом году. Даже незапланированный подарок небес в виде роста внешнего товарооборота на 25,7% не подвигнул АГ на назначение С. Сидорского полноценным премьер-министром.  


Когда Россия, а недавно Аргентина объявили дефолт, белорусское правительство только ухмыльнулось. Оно не покупало российские ценные бумаги, не кредитовало южноамериканцев, поэтому ничего не потеряло. Тем не менее, перед белорусским правительством очень остро стоит проблема долгов. Предприятия должны бюджету и энергетикам, бюджет должен строителям, коммунальщикам и, конечно, социалке. Отраслевые концерны не могут рассчитаться за электроэнергию. «Белэнерго» начинает отключать мелких неплательщиков, но долги продолжают расти. В 2001 г. ВВП Беларуси составил 14,9 трлн. рублей, а кредиторская задолженность - 8,1 трлн., увеличившись в реальном выражении на 10,3%. 


Каково оно, лицо частного бизнеса Беларуси? Красивое, уверенное, целеустремленной или испуганное, загнанное, обреченное? Каковы его проблемы: сбыт, технологии, конкуренция или налоги, контролеры и бандиты? Кто ему друг, западный инвестор, предпринимательский союз и инкубатор или налоговик, местный чиновник и политик? Ответы на все эти и многие другие интересные вопросы можно найти в опросе негосударственного сектора, который проводился Международной финансовой компанией. Опрос проводился в 30 городах из 6 областей страны. В нем участвовало 1052 человека. По организационно-правовому признаку были опрошены 31,5% ООО, 2,6% обществ с дополнительной ответственностью, 8,1% унитарных предприятий и 43,3% - индивидуальных предпринимателей.  


Исполнительная власть после долгих и мучительных попыток наконец-то “разродилась” очередной экономической программой. Скомпилированная из четырех документов, эта программа едва ли имеет шансы стать вровень с экономическими планами Рузвельта, Бальцеровича или Клауса. 


Александр Лукашенко в своей программе (она была опубликована 14.07.1994 г. в «Народной газете» с подзаголовком «Отвести народ от пропасти») обещал, что будут созданы законодательные условия, когда «рост производства продукции в натуральном или качественном выражении, а также снижение затрат станут единственно возможными и законным факторами увеличения прибыли и заработной планы». Это было смелое, рыночное обещание. Чем человек лучше работает, тем больше получает прибыли. Тем больше можно заплатить рабочим. Не умеешь работать – вылетаешь в трубу и не претендуешь на государственную помощь. Именно такой подход гарантировал отвод Беларуси от пропасти экономического и социального банкротства.  


В газете «Беларуская молодежная» (№ 10 (36) за 1994 год Александр Лукашенко эмоционально говорил: «Беларусы! Я освободился от прошло безвозвратно, и порука тому – эта моя исповедь перед вами. Но я зову вас в будущее и предлагают вам не социализм и не капитализм, а третий путь вперед – к порядку, достатку и справедливости». Десять лет убедительно показали, что третий путь прямиком ведет в третий мир. Беларусь поссорилась с Европой и США. Мы разругались с Россией и испортили отношения с Украиной. Достаток есть, но только у высоких начальников из государственных структур. На «Мерседесах» ездят не те, кто заслужил доверия и уважение потребителя, а кто прогибается перед номенклатурой. «Справедливость» стала ширмой для регулирования цен, конфискации имущества, бюджетного воровства, для создания агрессивного антипредпринимательского законодательства. За мнимым порядком на центральных улицах областных городов, блеском единичных спортсооружений кроется жуткая картина разрушения долгостроев и промышленных предприятий, жилых домов и инженерных коммуникаций.  


Александр Лукашенко почти 10 лет единолично управляет страной. Он взял на себя тяжелую ответственность вывести из кризиса корабль белорусской экономики. Он отказался от профессиональной помощи оппозиции и независимых экспертов. Он, как мессия, посчитал, что курс обратно в историю, к социализму, священен и сомнению не подлежит. Он обещал справиться с кризисом и превратить Беларусь в богатое, стабильное государство. Подведем итоги декады экономического властвования Александра Лукашенко. Времени для реализации даже самого сложного плана было предостаточно.
    Молодой политик из Шклова в своей программе 1994 года писал, что «рост цен исключает нормальное функционирование экономики, производительный труд теряет смысл в условиях, когда сверхвыгодной становится спекуляция». Он обещал стабильные цены, беспощадную борьбу с инфляцией, считая ее «национальным бедствием». В 1994 году он говорил: «Цены и инфляция будут одновременно уменьшаться, а зарплата и пенсия так же одновременно расти до мирового уровня, что бы ни говорили о невозможности этого все экономисты, банкиры вместе взятые».
 


В 1994 году молодой политик Александр Лукашенко обещал нам диктатуру, диктатуру закона. На многочисленных встречах с избирателями он гарантировал нам справедливый суд, борьбу с коррупцией и никакой дискриминации частной формы собственности. Обещал и не сделал. Построить правовое государство оказалось ему не под силу. Вместо устойчивой, цивилизованной системы разделения властей в Беларуси создан один мощный ствол исполнительной власти, который подавил две другие «веточки» - судебную и законодательную. Политология называет такую систему авторитарным государством.
    А. Лукашенко пошел по пути наименьшего сопротивления. Он объявил интересы номенклатуры и бюрократии государственными, прикрываясь волей народа. Он не стал утруждать себя подготовкой новых кадров. Он возвеличил представителей партхозактива среднего и низшего звена, заставив замолчать советских боссов. Кто не подчинился, расстался не только с теплым местом у бюджетного «корыта», но и вообще потерял возможность нормального трудоустройства.
 


Страница 18 из 18

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…