Взятки как барьер для инвестиций - белорусская модель и взяточничество едины

Взятки как барьер для инвестиций - белорусская модель и взяточничество едины

Автор  26 января 2019
Оцените материал
(1 Голосовать)

Международная общественная организация TRACE опубликовала свою очередную матрицу рисков взяточничества - Bribery Risk Matrix – 2018. Эта структура вместе с партнёрами в десятках стран мира при поддержке  мощного мозгового центра – Rand Corporation  разработала методику оценки рисков взяточничества в стране.

Ярослав Романчук

По уровню риска взяточничества 200 стран рейтинга разбиваются следующим образом: 22 страны с очень низким риском, 29 стран – в зоне низкого риска (от 0 до 40 баллов), 82 – среднего риска (40 – 60 баллов), 59 стран – в группе высокого риска и восемь стран в зоне очень высокого риска. Беларусь вошла в группу стран со средним уровнем рисков взяточничества, хотя от неблагополучной зоны нас отделяют всего пять баллов, в то время как для перехода в зону низких рисков Беларуси не хватает 15 баллов. В 2014г. по матрице оценки рисков взяточничества была на 74-м месте с показателем 52, а в 2018г. наша страна оказались на 114-м месте с показателем 55 баллов (чем больше, тем выше вероятность взяточничества). TRACE изменила методологию оценки, но всё равно оказаться практически на одном уровне с Украиной (54 балла), Россией (54 балла), Молдовой (56 баллов) и Казахстаном (57 баллов)

Исследование TRACE и её оценки имеют вполне практические результаты. Эта организация консультирует около 400 крупнейших транснациональных компаний по вопросам коррупции и взяточничества. Если речь идёт об инвестициях за рубеж, большие корпорации обязательно делают оценку страновых рисков, в том числе связанных с коррупцией и взяточничеством. TRACE помогает ответить инвестору на вопрос: «Какова вероятность того, что у вас [инвестора] потребуют взятку в той или иной стране потенциальной аллокации капитала?»

В Матрице-2018 принимаются во внимание такие факторы, как взаимодействия бизнеса с государством, ожидания вымогательства взятки, регуляторное бремя, осуждение обществом взяточничества, антикоррупционных действий правительства, прозрачность госуслуг и системы функционирования государства, наличие конфликта интересов в органах госуправления, качество и свободу СМИ, а также способность гражданского общества контролировать государство. В отличие от оценок предыдущих лет авторы Матрицы-2018 больше внимания уделили не самому факту наличия де-юре антикоррупционного законодательства, а эффективностью реальных механизмов сдерживания взяточничества.

Госплан и взяточничество едины

114-ое место Беларуси по оценке рисков взяточничества при взаимодействии бизнеса и государства – это чёткий ответ тем, кто отождествляет модель Госплан/авторитарная Вертикаль с эффективной борьбой с коррупцией и взяточничеством. Тотальный политический и владельческий контроль над ~80% ресурсов и активов страны, наличие десятков контрольных органом с супер надсмотрщиком в лице Комитета госконтроля, назначение персональных смотрящих –кураторов над крупными предприятиями и всеми областями – всё это не создаёт государственных институтов вне коррупции и с качественными механизмами ликвидации отдельных её проявлений. Белорусский Совок/Госплан оказался ничуть не лучше молдавского, украинского, российского или казахского олигархического дерибана бюджета страны и её активов.

Наше место в Матрице-2018 полностью опровергает тезис официальных структур в работе с иностранными инвесторами, мол, приходите именно к нам, потому что у нас инвестиции – под честное слово самого президента, нет взяточничества и коррупции. Да, по методам и инструментам канализации бюджетных денег, активов и потоков в карманы VIP-номеклатурно-коммерческих субъектов Беларусь отличается от стран с формальным преобладанием частной собственности. Хрен редьки не слаще, если взятки у нас требуют не только и не столько члены парламента, политических партий, министры и «решалы»-инсайдеры, имеющие входы и выходы в кабинеты главных дисижнмейкеров, а представители руководства отраслевых министерств, исполкомов, государственных концернов, холдингов, и также традиционно крышующих финансовые и ресурсные потоки силовые/контрольные структуры. Взятки в самой разной форме могут способствовать решению проблемы выделения земли, оценки импортируемых товаров, получения сертификата и разрешения, даже оценки бизнес плана при подаче заявки на включение в государственную программу. Без личной заинтересованности руководителей средних и крупных предприятий едва ли возможно вхождение честной, сторонней коммерческой структуры с качественными товарами/услугами и конкурентными ценами в их производственно-сбытовые цепочки. Минздравгейт, масштабное дело по махинациям с внешней дебиторской задолженностью, установленные схемы с откатами даже в сфере питания больниц, не говоря уже о государственных закупках – всё это прямое подтверждение неблагоприятной оценки Беларуси международными экспертами.

Вся система государственного управления Беларуси поражена конфликтом интересов, который, несмотря на предвыборное обещание А. Лукашенко никто не планирует ликвидировать. Более того, предложения министерств и правительства по организации и регулированию алкогольного рынка, созданию первой государственной корпорации указывают на прямой саботаж требования главы страны и базовых положений Декрета № 7 о развитии предпринимательства.

Криминализация законодательства как предпосылка олигархизации

TRACE предупреждает авторитетных международных инвесторов о том, что делать бизнес в Беларуси без взяток практически невозможно. Покупка административного, правоохранительного ресурса для того чтобы зайти на белорусский рынок, стала нормой. Ознакомление с форматом работы большинства средних и крупных предприятия за редких исключение приводит к фамилиям кураторов, «крыш» или партнёров в реализации инвестиционных, производственных проектов. Причём даже аресты и большие тюремные сроки для бизнесменов, которые по разным причинам потеряли свои «крыши» в Вертикали власти, не останавливают других в реализации таких же схем. Чиновники и бизнесмены рискуют, потому что доходность операций по распределению чужих (государственных) ресурсов и активов по-прежнему составляет сотни, а иногда и тысячи процентов. Поэтому даже издержки в виде тюремного срока не останавливают распорядителей чужого. Ни в какой другой сфере, кроме как на госслужбе, в секторе госпредприятий, нельзя обогатиться так быстро и относительно минимальными издержками.

Акцент белорусского законодательства на борьбу с лжепредпринимательством полностью провалился. Страна не получила лучший инвестиционный климат, вывода экономики из тени, дополнительных источников бюджетных доходов и культур уважения к государству и бизнесу. Данные TRACE убеждают, что методы, механизмы и способы борьбы с взяточничеством, коррупцией в Беларуси, принятые в последние десять лет, привели к прямо противоположным результатам. Зажимание гаек, концентрация усилий по выискиванию и ликвидации т. н. лжепредпринимательских структур имеет огромные непреднамеренные издержки в виде парализованного инвестиционного климата, оттока капитала и широкого распространения взяточничества, откатов и иных коррупционных схем в самом госсекторе. Концентрация экономической власти в руках силовых и контрольных органов делает их опасными инструментами по подготовке к олигархизации страны.

Беларуси нужна реальная работа по ликвидации конфликтов интересов, обеспечению прозрачности бюджетных потоков и деятельности госпредприятий, прекращению коммерческой деятельности министерств и исполкомов, ликвидацию организационно-управленческих прокладок и посредников в лице концернов и холдингов, а также всеобщее внедрение международных стандартов корпоративного управления. Наконец, нужно радикально сократить присутствие государства в инвестициях, а также сам объём госзаказа. Нужно сделать экономику частной, а государству сконцентрировать свои усилия на том, как создать по-настоящему независимый, профессиональный суд, авторитетную пользующуюся доверием людей и бизнеса милицию и прокуратуру.

Страны по риску взяточничества Bribery Risk Matrix – 2018*

Место

Страна

Оценка риска

Взаимодействие бизнеса и государства

Факторы сдерживания взяточничества

Прозрачность

Свобода СМИ и гражданский контроль

1.

Н. Зеландия

5

1

9

6

9

2.

Швеция

5

7

10

1

3

3.

Норвегия

7

13

5

1

1

4.

Дания

8

9

3

17

1

5.

Финляндия

9

14

6

9

4

6.

Нидерланды

11

15

7

7

9

7.

Британия

12

17

10

7

9

8.

Германия

13

20

12

10

7

9.

Канада

15

25

9

10

8

10.

Исландия

16

20

13

13

14

12.

Сингапур

17

4

4

17

46

14.

Гонконг

17

7

13

18

38

15.

Эстония

18

23

20

15

11

18.

США

21

32

23

11

12

23.

Литва

24

37

13

23

8

27.

Грузия

26

17

31

32

30

36.

Польша

35

41

34

35

25

39.

Латвия

36

46

13

55

14

77.

Армения

48

48

55

48

42

95.

Азербайджан

51

52

43

43

63

105.

Украина

54

67

53

48

36

108.

Россия

54

60

48

51

52

114.

Беларусь

55

48

43

61

68

118.

Кыргызстан

55

63

58

53

42

123.

Молдова

56

61

63

56

42

127.

Казахстан

57

59

47

53

63

130

Турция

58

56

47

57

70

151.

Китай

63

65

51

54

76

* Шкала от «1» до «100» (худший результат)

Источник: TRACE Bribery Risk Matrix. 200 стран. Декабрь 2018г. https://www.traceinternational.org/trace-matrix

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!