Почему я не верю в официальный показатель инфляции

Почему я не верю в официальный показатель инфляции

Автор  30 августа 2017
Оцените материал
(0 голосов)

Белстат заявил, что за I полугодие 2017г. (по сравнению с декабрём 2016г.) индекс потребительски цен (ИПЦ) составил 3,4%. В январе – июне 2017г. по сравнению с январём – июнем 2017г. ИПЦ составил 7%. Министр экономики Владимир Зиновский заявил, что годовую инфляцию в 2017г. можно снизить до 5%: «Самое главное, чтобы наши предприятия и организации, которые производят продукцию, снижая затраты, не увеличивали цену. Уверен, что в ближайшее время мы можем снизить годовую инфляцию до 5%, а это значит, что деньги, которые придут в экономику, будут гораздо более дешевые».

Вот почему я не доверяю официальной оценке инфляции.

Первое. Расчёт индекса потребительских цен производится на основе корзины из 458 товаров и услуг. В каждой категории товара и услуги может быть достаточно широкая ценовая гамма конкретных товаров. Вот, например, «мука пшеничная» (№ 002) или «хлеб, изделия булочные (батон) из муки пшеничной высшего сорта (№ 010). По каждую эту категорию попадают товары от многих производителей. Выбор зависит от сборщика информации. Если А. Лукашенко грозит пальцем, мол, цены должны быть разумными и социальными, то это прямой или косвенный намёк как для производителей, так и для всей цепочки сбора и обработки ценовой информации. Можно включить в корзину уже бывший на рынке товар «мука» 1кг., который остался в цене, а можно и новую упаковку в 920 грамм, но по более высокой цене. Таких вот категорий – великое множество.

Пряники, торт, макароны, колбаса вареная высшего сорта, свинина бескостная, творог жирный, масло растительное, сыр твёрдый, картофель или кофе натуральный молотый. Ещё больше вариантов для интерпретаций таких товаров, как джинсы мужские, брюки мужские, куртка женская, блузка женская, ремонт одежды, колготки детские, стул, набор мягкой мебели, кастрюля, мыло хозяйственное (за 400 грамм), губная помада, туалетная вода, ручка шариковая, шампунь (за 250мл), крем для лица (за 100г.)

Чтобы получить точные, достоверные данные по инфляции, необходимо ежемесячно замерять, как минимум, 100 тысяч товаров и услуг. Для сравнения в США четыре организации меряют инфляцию по корзине из ~200 тысяч товаров и услуг. Белорусский же расчёт – это субъективно отобранная группа товаров и услуг, ценовая оценка которых происходит под административным и политическим давлением сверху показать низкую (или снижение) инфляции. В эту корзину не входит очень много товаров и услуг, которыми пользуются беларусы. Но даже в 458 товарах и услугах нет прозрачности. В открытом доступе нет конкретного описания тех товаров и услуг, которые оцениваются в данный конкретный месяц.

Второе. Каждому товару и услуги определяется доля в корзине, по которой рассчитывается инфляция. Она должна соответствовать весу расходов на покупку товаров (услуг) домашнего хозяйства. Как известно, семьи с меньшим доходом тратят на продукты питания, на базовые (дешёвые) вещи гораздо больше, чем семьи с высоким доходом. Определение доли того или иного товара в корзине – очередная возможность для манипуляции. Опять же усреднение домашних хозяйств (берётся более состоятельная семья) приводит к тому, что вес продуктов питания в корзине снижается. Соответственно, это влияет на конечный показатель инфляции. Белстат опять же не предоставляет возможности осуществлять независимый мониторинг и проверку долей конкретных товаров и услуг в корзине для расчёта инфляции.

Третье. В Беларуси продолжает существовать бизун (наказание) за «необоснованный рост» цен. По-прежнему есть категория «социально значимых товаров», на которые государство регулирует цены. Регулируемыми являются тарифы инфраструктурных компаний и транспорта, лекарства, лечебные процедуры, образовательные услуги. Государство также вмешивается в производство путём регулирования затрат и нормированию прибыли (рентабельности). Поэтому производители, зная, по каким товарам они отчитываются, занимаются перекрёстным ценообразованием в рамках выпускаемого ассортимента.

Четвёртое. Сегодня VIP-распорядители чужого (политики и чиновники) очень хотят показать А. Лукашенко, а сам глава страны – населению и внешним кредиторам, что его антикризисные меры эффективны и успешны. Мол, вот мы сохранили полный контроль государства над экономикой, не пошли на либерализацию и приватизацию, не соблазнились рыночными решениями, но стали дисциплинированнее и аккуратнее – и вот результат. Экономика пошла в рост. В 2017 году будет небольшой рост ВВП. Чтобы изобразить реальный рост (с учётом изменения цен) крайне важно иметь низкую инфляцию, чтобы номинальный ВВП корректировать на дефлятор (изменение всех цен в экономике). Одно дело, когда вы снижаете номинал на 10%, другое – на 7%, те более на 5%. Реально независимый Белстат, неискажённая система мотиваций производителей товаров и услуг могли бы заблокировать такой сюжет, но в белорусской Вертикали власти абсурдно говорить о независимости некоего подразделения.

И вот, казалось бы, невинные, мелкие ценовые манипуляции позволяют экономику в состоянии затяжной рецессии представить, как экономику с небольшим ростом. Мотивация сделать так пронизывает всю вертикаль власти и даже контрольные органы. Они ведь все в одной номенклатурной лодке. Она убаюкивает А. Лукашенко – и они вместе внушают людям: «Радуйтесь! У нас рост! У нас развитие!»

Так что, друзья, показатель «инфляция» у нас лишь только частично экономический. Он – часть большой идеологии, важный элемент мистификации модели Совок/Госплан.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!