Оценка проекта документа «Стратегия развития малого и среднего предпринимательства на период до 2030 года «Беларусь – страна успешного предпринимательства»

Оценка проекта документа «Стратегия развития малого и среднего предпринимательства на период до 2030 года «Беларусь – страна успешного предпринимательства»

Автор  22 июня 2017
Оцените материал
(1 Голосовать)

В конце мая 2017г. Министерство экономики представило очередной проект Стратегии, над которыми работали не только представители государственных органов, но также бизнес ассоциаций. В представленном виде данный документ не окажет позитивного влияния на динамику и качество развития белорусского предпринимательства. Стратегия грозит стать очередным декларативным, формальным нормативным актом, который не изменит отношения органов госуправления к бизнесу, не ликвидирует основные барьеры для развития предпринимательства, не внесёт вклад в обеспечение быстрого (5 – 8% ВВП в год), долгосрочного (как минимум, 20 лет), инклюзивного экономического роста.

Цели Стратегии, критерии оценки эффективности реализации

Беларусь – сильно централизованная экономика с гипертрофированно большим государственным сектором. Вне сектора добровольных рыночных отношений частных собственников находится ~80% активов и ресурсов страны (государственная собственность), около 45 – 48% ВВП (включая забалансовые расходы) составляют совокупные государственные расходы. Ещё 15 – 18% ВВП – регуляторная нагрузка на бизнес. Третьим индикатором низкой конкурентоспособности делового климата Беларуси является высокий уровень транзакционных издержек (сбор, верификация и обработка информации, в том числе правовой, проведения переговоров и принятия решений, контроль, юридическая защита выполнения контракта, принуждение к исполнению договорных обязательств, особенно в отношении государственных коммерческих организаций).

В совокупности налоговые, регуляторные и транзакционные издержки являются показателем низкого качества системы государственного управления, одним из самых больших барьеров на пути превращения частного малого и среднего бизнеса (МСБ) в новый источник развития и роста.

С учётом размера нерыночного сектора в Беларуси, мирового опыта обеспечения быстрого, долгосрочного инклюзивного экономического роста целью Стратегии должно быть существенное увеличение частного сектора в экономике. Документ же делает акцент на развитии малого и среднего бизнеса, причём в действующем сегодня определении. Оно отличается от определения, приятого в Евросоюзе, где в качестве критериев принимаются не только число работников, но и оборот. В Европе, США и Азии под развитием малого и среднего бизнеса подразумевается развитие частного предпринимательства. В проекте Стратегии этого нет. Акцент делается на развитии малого и среднего бизнеса, но не указывается, что речь идёт именно о частном малом и среднем бизнесе. Это серьёзный дефект проекта Стратегии.

Оценка количественных параметров МСБ делается по текущей методологии, которая не даёт чёткого, однозначного ответа о размере частного малого и среднего бизнеса, его роли в экономике, места в производстве товаров и услуг. Без определения стартовых позиций невозможно будет оценить качество и эффективность выполнения Стратегии.

«Доля малого и среднего бизнеса в Республике Беларусь – это около 24% валового внутреннего продукта, 40% выручки от реализации продукции, 37% инвестиций в основной капитал, 28,5% налоговых поступлений, 42% объема внешней торговли. В сфере малого и среднего бизнеса в настоящее время работает более 30% занятого населения».

Большая часть государственного коммерческого сектора попадает в категорию «малый и средний бизнес». Поэтому эти цифры не отражают реального положения частного предпринимательства в Беларуси. Сильные искажения вносят компании, которые формально занимаются экспортом нефтепродуктов, калийных удобрений и других промежуточных товаров. Критерий «оборот» помог бы очистить определение «МСБ» и увидеть реальное место частного предпринимательства в экономике. В понятие «частный сектор» целесообразно включать только те коммерческие организации, учредителями которых являются частные лица, а также те, в которых доля государства (республиканская и коммунальная собственность, собственность коммерческих организаций, созданных органами госуправления), не превышает 10% уставного капитала.

Такая оценка должна стать отправной точкой для реализации Стратегии. К 2030 году оценку эффективности её реализации необходимо проводить путем сравнения количественных и качественных показателей развития частного малого и среднего бизнеса. Предлагаю десять критериев для оценки качества реализации Стратегии:

1. доля частного МСБ в производстве ВВП;

2. доля добавленной стоимости, генерируемой частным МСБ;

3. доля чистой прибыли, получаемой частным МСБ;

4. доля занятости в частном МСБ в общей занятости;

5. доля частного МСБ в инвестициях в основной капитал;

6. доля кредитов, получаемых частным МСБ в общем объёме кредитования;

7. доля прямых иностранных инвестиций, привлекаемых частным МСБ;

8. доля частного МСБ в общем объёме экспорта товаров и услуг;

9. доля налоговых поступлений частного МСБ в общем объёме налоговых поступлений;

10. доля активов, ресурсов и имущества частного МСБ в общем объёме активов, ресурсов и имущества страны по рыночной оценке.

Сравнение развития Беларуси в 2018 году с показателями 2030 года по десяти вышеуказанным критериям позволит объективно оценить эффективность реализации Стратегии, правильность установленных ею подходов, механизмов и способов поддержки развития частного МСБ.

Есть ещё четыре конкретных цифровых показателя, которые должны присутствовать в Стратегии для оценки эффективности предлагаемых мер для частного МСБ.

Первый – размер нерыночного сектора, который определяется, как доходы и расходы бюджета органов государственного управления по отношению к ВВП.

Второй - налоговая нагрузка как доля к ВВП.

Третий – оценка регуляторных издержек по отношению к ВВП.

Сегодня размер нерыночного сектора Беларуси составляет 42 – 45% ВВП без учёта забалансовых, квазифискальных расходов. Целевым показателем реализации стратегии должен был быть показатель 28 – 32% ВВП. Налоговая нагрузка составляет 36 – 38% ВВП (включая так называемые социальные взносы, которые де-факто являются налогами, а не стразовыми взносами). Реализация Стратегии должна сократить налоговую нагрузку до 23 – 25% ВВП. Регуляторная нагрузка сегодня составляет около 18% ВВП (издержки бизнеса на выполнение требований государства). Реализация Стратегии должна сократить регуляторную нагрузку до 7 – 9% ВВП.

Четвёртый показатель – динамика транзакционных издержек. Реализация Стратегии должна кардинально улучшить качество информационного, правового поля, существенно укрепить институты частной собственности, повысить качество государственной системы принуждения к исполнению договорных обязательств. Для оценки прогресса целесообразно использовать международный индекс защиты прав собственности International Property Rights index (IPRI), Индекс финансовой сложности (The Financial Complexity Index), показатели качества государственного управления (governance indicators) от Всемирного банка, индекс глобальной конкурентоспособности от Всемирного экономического форума (Global competitiveness index), индекс экономической свободы (Heritage Foundation), а также ежегодные опросы МСБ по поводу изменения объёма, интенсивности и форм транзакционных издержек.

Принятие государством такого рода обязательств (чёткая постановка цели) сформировало бы позитивные ожидания инвесторов, производителей товаров и услуг в отношении долгосрочной экономической политики государства.

Принципы государственной политики

Представленные в проекте Стратегии принципы государственной политики не содержат целый ряд принципиальных положений и одновременно создают угрозу образования бреши имплементации(implementation gap). Это когда формально правильные положения законодательства не работают, потому что их исполнение блокируют дефективные механизмы или инструменты.

К числу таких принципов, которые подлежат вольной трактовке и интерпретации органами госуправления (субъективизация решений в сфере экономической политики) является, например, принцип целесообразности – «обоснованная необходимость государственного регулирования хозяйственных отношений с целью их оптимизации». Наличие данного принципа позволяет органам госуправления трактовать «обоснованность» в пользу своих интересов или интересов отдельных лоббистов.

То же самое касается принципа эффективности – «обеспечение достижения максимально возможных положительных результатов за счет минимально необходимых расходов ресурсов государства и субъектов МСП...» Трактовки понятия «максимальный» и «минимальный» будут исходить от чиновников, которые всегда найдут возможность оправдать любое состояние МСБ.

Принцип согласования интересов – «обеспечение в государственном регулировании баланса интересов государства, общества и субъектов малого и среднего бизнеса» также грешит двусмысленностью, поскольку в Стратегии чётко не определены интересы государства, МСБ и общества. Нет смысла во включении принципа последовательности действий, поскольку он не проясняет функции, полномочия государства, не расширяет возможности для частного предпринимательства.

Принцип системности и адекватности содержит внутренние противоречия, которые не позволяют радикально улучшить качество экономической политики по развитию частного МСБ. С одной стороны декларируется «отказ от протекционизма в отношении государственных и создание равных условий функционирования субъектов хозяйствования независимо от форм собственности», с другой декларируется принцип «государственного стимулирования предпринимательской деятельности» в интересах общества, в том числе предоставление налоговых льгот и преференций в целях первоочередного развития приоритетных видов деятельности.

Если есть равенство условий хозяйствования, то не может быть разного рода льгот, в том числе налоговых. Предоставление чиновниками права определять «первоочередное развитие приоритетных видов деятельности» - это санкция на административное вмешательство в рыночные процессы инвестирования, кредитования, производства и обмена, нарушение принципа нейтральности экономической политики. Это как раз то, что привело белорусскую экономику в рецессионно-стагнационную спираль, в которое Беларусь находится уже более пяти лет. Принцип нейтральности нарушается положением о «государственной поддержки занятости в системе малого и среднего предпринимательства».

Основополагающим принципом Стратегии должен стать принцип равенства условий хозяйствования. Важно дать чёткое определение, что это такое, чтобы избежать сохранения бреши имплементации, которая существует сегодня. С одной стороны принцип равенства условий хозяйствования закреплён в Конституции Республики Беларусь, с другой стороны, многочисленные опросы МСБ убедительно доказывают, что неравенство условий хозяйствования является одной из основных его проблем.

Равенство условий хозяйствования – это состояние единообразия, идентичности правовых, административных, налоговых, таможенных, финансовых, других регуляторных отношений, норм, стандартов, положений и требований ко всем коммерческим организациям вне зависимости от формы собственности, размера, оборота, страны происхождения и организационно-правовой формы. Равенство условий хозяйствования предполагает отсутствие индивидуальных или секторальных налоговых, таможенных, финансовых, арендных, валютных льгот, особого режима доступа к товарам и услугах естественных монополий, участия в государственных закупках, также перекрёстного субсидирования путём административной фиксации цен.

Для обеспечения быстрого, долгосрочного инклюзивного экономического роста необходимо проведение экономической политики в части регулирования отношений бизнеса и власти на следующих принципах

1) что не запрещено, разрешено,

2) добропорядочности предпринимателя,

3) дружественной интерпретации законодательства в пользу предпринимателя,

4) пропорциональности наказания нарушению,

5) молчаливого согласия или принцип гильотины,

6) свободы ценообразования,

7) невмешательства государства в процесс производства и обмена товаров и услуг,

8) ответственности государственных служащих за нарушение закона,

9) ответственности коммерческих организаций за управление своими коммерческими рисками посредством рыночных институтов и механизмов,

10) ответственности органов госуправления за стимулирование конкуренции.

Взаимодействие бизнеса и власти на вышеперечисленных принципах даёт максимальный эффект в виде укрепления доверия, снижения транзакционных издержек и повышения конкурентоспособности экономики.

Увеличение доли частного МСБ в экономике

Стратегия должна чётко ориентировать органы госуправления на увеличение доли частного МСБ в экономике. С одной стороны, необходимо создание благоприятных конкурентных (налоговых, регуляторных, транзакционных) условий для открытия новых производств товаров и услуг, с другой требуется резкое ускорение темпов приватизации. Необходимо чётко определить, какие организации, предприятия находятся исключительно в собственности государства (моё предложение изложено в книге «Экономическая конституция Республики Беларусь» и «Антикризисном плане для Беларуси»

Необходимо рассматриваем приватизацию не столько, как технократическую, финансовую и правовую операцию купли - продажи активов, сколько общественно значимый процесс формирования в стране важнейшего социального и экономического фундамента устойчивого экономического роста – класса частных собственников. Поэтому только монетарная оценка приватизации без учета влияния на общественные институты является неполной.

Приватизация - это процесс достижения гражданской солидарности, социальной ответственности и экономической целесообразности. Это процесс активизации экономического творчества миллионов обыкновенных людей, создания мощного национального среднего класса. Это процесс передачи земли, имущества, активов в руки тех, кто ценит их больше всего. Это ускорение процесса модернизации и обновления рынка труда. Альтернативы приватизации нет. Однако есть риск ее подмены, номенклатурного перераспределения государственного имущества и блокировки процесса модернизации экономики.

Поэтому в Стратегии приватизации необходимо посвятить целый раздел. Она должна проходить прозрачно, инклюзивно, с учётом интересов белорусского предпринимательства, как института современной, суверенной страны. Она должна закончиться не концентрацией 90% активов в руках 5% супер богатых белорусов иностранцев, а созданием класса миллионов собственников. Именно они будут создавать до 80% ВВП страны, 80% всех рабочих мест и формировать 80% доходов бюджета. Среди собственников должны быть не только инвесторы и предприниматели, но и обыкновенные люди. Они должны иметь возможность покупать акции самых ценных белорусских предприятий, и в качестве миноритарных акционеров принимать решения в их управлении.

Таким образом, приватизация необходима Республике Беларусь для реализации фундаментальных прав и свобод граждан, для обеспечения свободы, справедливости, мира и процветания. Проведение приватизации необходимо для укрепления национальной экономической безопасности страны .Она соответствует нашим стратегическим интересам. Наличие и эффективное функционирование института частной собственности является важнейшим условием и предпосылкой успешной интеграции Беларуси в мировую систему разделения труда.

Стратегическое направление приватизации – это ориентация на создание миллионов эффективных, частных собственников, модернизация производственной базы, трансферт экономической власти (право принимать инвестиционные, производственные, потребительские решения) от номенклатуры и назначенных ею директоров к акционерам.

Таким образом, без раздела о приватизации, без её проведения Стратегия развития предпринимательства не станет документом, который внесёт свой вклад в обеспечение быстрого, долгосрочного, инклюзивного роста.

О льготах преференциях и государственной поддержке

В проекте Стратегии тема льгот и преференций изложена противоречиво, что создаёт благоприятные условий для расширения бреши её имплементации. Стратегия призывает к «рациональному использованию налоговых льгот» с одной стороны и «полный отказ от индивидуальных льгот и преференций» с другой. В проекте Стратегии приедены целый ряд положений, которые предполагают субъективную (номенклатурную) оценку состояния рынка, инвестиционных, производственных и обменных операций.

Например, проект Стратегии предполагает «предоставление права индивидуальным предпринимателям при наличии задолженности на отчетную дату по налогам, сборам и пошлинам обращаться за взысканием денежных средств с организации - дебитора через налоговые органы». Такая практика расширит сферу субъективных решений налоговых органов. Лучшим решением проблемы неплатежей и долгов является внесение изменений в законодательство о банкротстве: увеличение полномочий кредиторов, ликвидация особого статуса государственных организаций, в том числе исполкомов, в процедуре банкротства, изменение порядка подготовки и назначения антикризисных управляющих, ликвидация практики согласования антикризисного управляющего с органами исполнительной власти.

Проект Стратегии предлагает «расширение практики оказания государственной поддержки при реализации инновационных проектов в виде предоставления инновационных ваучеров и грантов. Активизация участия субъектов малого и среднего инновационного предпринимательства в выполнении заданий научно-технических программ, инновационных проектов государственных программ». Опыт реализации инновационных программ в последние более чем 20 лет показало опасность превращения такого рода льгот в простой трансферт бюджетных ресурсов для номенклатурных фаворитов. Стратегия же должна делать акцент на развитии рыночных институтов поддержки инновационных проектов. Понятие «инновация» в Беларуси должно соответствовать мировым стандартам, а не служить прикрытием для банального трансферта бюджетных ресурсов в проекты государственных организаций. В этом плане предложение о формировании «внебюджетных фондов инновационных программ и проектов МСП» является контрпродуктивным, нарушающим принципы качественной, целостной бюджетной политики.

Нецелесообразно применение практики «установление понижающих коэффициентов к базовым ставкам арендной платы при аренде государственного и коммунального имущества субъектам МСП, осуществляющим инновационную деятельность». Проблему высоких арендных платежей необходимо решать через создание динамичного гибкого рынка недвижимости. Органы государственного управления не должны владеть и распоряжаться недвижимостью, что превращает их в коммерческие структуры. Стратегия должна чётко установить, что органы государственного управления и созданные ими коммерческие структуры перестают заниматься бизнесом на рынке недвижимости.

Любые субъективные решения органов госуправления по административной, финансовой поддержке коммерческих проектов на основании их субъективной оценки является примером конфликта интересов. Такого рода положения необходимо исключить из Стратегии. Например, «внедрение кредитных инструментов, обеспечивающих доступность кредитов за счет снижения процентных ставок по кредитам, выдаваемым под инновационные проекты, наращивание объемов долгосрочных кредитов, облегчение процедур привлечения кредитных средств, уменьшение рисков кредитования, финансовое гарантирование возврата кредитов». Все эти меры предполагают сохранение активной роли государства как в сфере производства товаров и услуг, так и в сфере финансов. Стратегически более перспективным является полноценная интеграция Беларуси в мировой финансовый рынок. Это значит снятие барьеров на пути перемещения денег, либерализация финансового счета платёжного баланса, легализация мультивалютности, криптовалют, легализация популярных в мире платёжных систем (типа PayPal), углубление конкуренции за счёт доступа на рынок иностранных финансовых организаций (банков, страховых компаний, инвестиционных, пенсионных, совместных фондов), развитие внутреннего фондового рынка, что предполагает выход органов госуправления их состава учредителей Белорусской валютно-фондовой биржи, как и из состава акционеров банковских и стразовых структур.

С учётом негативного опыта государственной поддержки экспорта, низкого качества государственного управления, острого дефицита независимой оценки коммерческих проектов, неудачи по диверсификации экспорта, а также наличии конфликта интересов в органах госуправления необходимо исключить из проекта Стратегии следующее положение: «...Предоставление субсидий (на конкурсной основе) МСП, производящим и (или) реализующим товары (работы, услуги), предназначенные для экспорта...» По тем же основаниям необходимо исключить положение о «приоритетном предоставлении МСП, ориентированным на экспорт продукции, квотируемых ресурсов, офисных и производственных площадей на объектах инфраструктуры, созданных с участием государства (технопарки, бизнес-инкубаторы, индустриальные зоны и т.п.).

В Стратегии целесообразно установить, что значит «государственная поддержка предпринимательства». Она заключается не в конкуренции номенклатурных групп, секторальных и индивидуальных лоббистов, не во вмешательстве государства в определение параметров структуры производства и занятости, а в следующем:

1. обеспечение качественной работы независимой, профессиональной судебной власти;

2. функционирование качественных институтов защиты жизни и здоровья, физических и интеллектуальных прав собственности (милиция, прокуратура, следственные органы, органы исполнения решений суда);

3. предоставление качественных, доступных, быстрых услуг коммерческим организациям по решению проблем неплатежей, долгов, информационной, правовой поддержки;

4. создание равных условий хозяйствования, эффективное противодействие монополистическим, дискриминационным практикам;

5. проведение прогнозируемой, предсказуемой экономической политики;

6. наличие инклюзивных диалоговых площадок для бизнеса и власти, чёткое определение их статуса в процессе принятия решений, определяющих правовые, институциональные параметры делового климата;

7. обеспечение свободы выбора производителям товаров и услуг, гарантия невмешательства в их коммерческую деятельность;

8. отказ от практики субъективной трактовки положений законодательства путём ликвидации такого рода положений, содержащих такие прилагательные, как приоритетный, обоснованный, целесообразный, социально значимый, сбалансированный, вредный и т.д.;

9. создание и функционирование правовых, административных, финансовых и институтов, обеспечивающих конкурентные условия для коммерческой деятельности в регионе при минимизации налоговых, таможенных, регуляторных, транзакционных издержек;

10. полноценная интеграция Беларуси в глобальный рынок образовательных услуг, здравоохранения и науки.

Вывод

Подготовленный органами госуправления проект «Стратегия развития малого и среднего предпринимательства на период до 2030 года «Беларусь – страна успешного предпринимательства» не является адекватным законодательным стимулом для обеспечения быстрого, долгосрочного, инклюзивного экономического роста путём раскрепощения и развития частного предпринимательства. Стратегия не учитывает состояние белорусской экономики, качество существующих институтов, резкий рост региональной и глобальной конкуренции, целый набор крайне неблагоприятных тенденций, рисков и угроз, а также высокую скорость внедрения новых технологий, в том числе технологий Четвертой промышленной революции. Стратегия основана на старой теории государственного интервенционизма, теории экономики развития, которая была разработана богатыми странами для бедных в середине XX века. Реализация этой теории в Беларуси в период 1995-2017гг. не привело к созданию устойчивых, конкурентных правовых, экономических и социальных институтов, к достижению европейского уровня производительности труда. Нет ни теоретических, ни практических оснований считать, что на старой теоретической базе можно будет добиться принципиально новых результатов.

Результатом практического применения представленного проекта «Стратегии» не станет превращение частного малого, среднего бизнеса в новый, мощный источник развития и роста.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!