Вертикаль в погонах

Вертикаль в погонах

Автор  20 февраля 2017
Оцените материал
(2 голосов)

Раскрепощение предпринимательства новой Вертикалью?

Любят в Беларуси геометрию, но странною любовью. Властная вертикаль контролирует всех и вся. Про горизонталь или добровольные, гражданские инициатив и связи на местном уровне никто не вспоминает. По такой же схеме построен контроль в системе образования, здравоохранения, сельского хозяйства и промышленности. И вот дошла очередь до контролёров и смотрящих. В стране создаётся вертикаль контрольно-надзорных органов. Она-то вроде бы, как вертикаль, но не такая, как в политике, где каждый беларус знает, кто на самом верху. Комитет государственного контроля во главе с Леонидом Анфимовым будет не то, что командовать, а координировать деятельность многочисленных надзорных и контрольных органов. Задача новой вертикали звучит вроде бы правильно - «чтобы не мешать своими проверочными мероприятиями нормально работающим предприятиям». Исторический опыт убеждает, что когда белорусские чиновники и люди в погонах говорят о «норме», то коммерческим субъектам впору напрячься и подумать о своём месте на рынке.

Кому и почему выгодно выдумывать правонарушителей

Белорусская вертикаль начинает почковаться. В середине 1990-ых все ветви власти покорно легли под власть исполнительную. Она консолидировалась, укрепилась и заматерела. Поскольку президент один, а субъектов, за которыми нужно присматривать даже в Вертикали тысячи, то естественным образом возникла проблема делегирования надзорных и контрольных полномочий. А. Лукашенко не склонен складывать все яйца в одну корзину, особенно если она силовая. Поэтому в противовес КГБ активно заработали МВД, служба безопасности президента, структура по охране конституционного строя, КГК и Следственный комитет. Полномочия по проверке разных аспектов коммерческой деятельности производителей товаров и услуг получили десятки государственных организаций и структур. Была создана такая институциональная среда, в которой многочисленные специальные, контрольные и надзорные службы и органы конкурируют друг с другом. Призом в этой сложной, негласной конкурентной борьбе является особое внимание, доверие и, соответственно, бюджет с привилегиями от главы страны.

По мере увеличения числа и размера контролёров существенно вырос спроса на врагов, преступников и разного рода правонарушителей. Политическую оппозицию вытравили донельзя. Даже бабушек уже не убедишь, что оппозиционные политические партии – это пятая колонна. Структуры гражданского общества затюкали. Молодёжные организации превратили в малочисленные тусовки. Теоретически остаётся один объект потенциальных угроз для национальной и экономической безопасности – коммерческие субъекты. Силовики знают отношение А. Лукашенко к предпринимателям и в пылу междведомственной борьбы эксплуатируют образ «вшивых блох» и хапуг, которые за высокую прибыль готовы продать мать родную.

Одни выставляют предпринимателей (ИП и МСБ), как разрушителей «хороших» рабочих мест, которые создают государственные заводы и фабрики. Мол, это они тягают разное барахло в страну. Так получается, что слово «барахло» совсем по-разному трактует население и власть. Несмотря на жёсткие оценки контролёров, белорусские потребители уже более 20 лет исправно покупают товары, которыми торгуют ИП и МСБ.

Другие делают акцент на том, что они криминализуют экономику, предпочитая работать по «серым» схемам. При этом самые громкие дела по откатам, взяткам и мошенничеству фиксируются не в рыночном частном секторе, а в среде государственного бизнеса и номенклатурных фаворитов. К ним контрольные органы могут подобраться только с согласия самой высокой инстанции.

Третьи спекулируют на том, что частники продают товары и услуги плохого, даже опасного для жизни и здоровья людей качества. При этот они не объясняют, почему объём претензий к государственным коммерческим структурам со стороны потребителей, поставщиков, кредиторов гораздо больше. Ну а платёжная, кредитная и финансовая дисциплина в частном секторе несравненно выше.

Самая популярная характеристика частного бизнеса в исполнении контролёров – налоговые жулики. Мол, они делают всё, чтобы не платить налоги или платить по минимуму. Это особенно отвратительно в условиях, когда страна испытывает большие трудности. Бизнес во всём мире оптимизирует налоговую нагрузку. Это законно и общепринято. Корни оптимизационных схем лежат не в чёрствости и жуликоватости предпринимателей, а в качестве налоговой, регуляторной и деловой среды. Если бы ставки налогов, пошлин, обязательных платежей были бы плоскими, если бы не было никаких льгот и преференций, т. е. по-настоящему равные условия хозяйствования, то не было бы причин для применения оптимизационных схем. Распорядители чужого (политики и чиновники) напичкали законодательство своими субъективными хотелками и требуют от МСБ и ИП, чтобы они с ними молча согласились. Когда на рынке искусственно создают группу производителей товаров и услуг, которые по закону имеют совокупные издержки (налоги, цена кредита, аренды, таможенные пошлины, гарантированный сбыт, защита от контролёров и требований поставщиков) на 40 – 70% выше, МСБ и ИП, т. е. те, кто не попал в эксклюзивную группу номенклатурных фаворитов, просто вынуждены оптимизировать свои затраты, в том числе налоговые. Благо законодательство пестрит противоречиями и положениями, которые можно трактовать совершенно по-разному.

Таким образом, бизнес стал любимой жертвой контролёров. Он виноват уже потому, что Вертикали кушать хочется. Т. е. не только буквально получать зарплату, а наполнять бюджет, финансировать многочисленные госпрограммы, оплачивать государственные долги и ублажать особо рассерженные категории населения.

До чего доработает контрольно-силовая вертикаль

КГК только разрабатывает нормативную базу для создания контрольно-силовой вертикали. Глава Комитета Леонид Анфимов утверждает, что его ведомство будет лишь координатором деятельности. Создание совещательного межведомственного органа под руководством КГК – это совсем не одно и то же, что создание жёсткой вертикали. У чиновников в крови умение совещаться и заседать. Появление ещё одной площадки, на которой не будет обеспечено присутствие «жертвы», т. е. бизнес сообщества, ровным счётом ничего не поменяет.

Во-первых, не в полномочиях КГК сокращать функции государства. Это дело парламента, но он в нашей стране сидит тише воды, ниже травы и в проблемы экономической политики старается не вникать. Во-вторых, никто не разрешит КГК отменить ручное регулирование цен. Контролёры продолжат на свой манер определять «целесообразность» и «обоснованность» затрат для целей налогообложения, цену импортного товара, а также намерения предпринимателей при заключении сделок (регистрируешься с целью оптимизировать налоги, выманить кредит, провести финансовые операции или по-честному). В-третьих, в законодательстве остаются вредные прилагательные типа «обоснованный», «приоритетный», «нормальный», «социальный», «ответственный», «добросовестный» или «рисковый». КГК едва ли проведёт ревизию всех актов законодательства на предмет их очистки от этих источников опасности для бизнеса. В-четвёртых, КГК не уполномочат навести порядок на государственных предприятиях, заставив их платить по счетам. Комитет может лишь обращать внимание, а не принимать решения.

Так что Вертикаль в погонах грозит стать очередным номенклатурным междусобойчиком. Может, кому-то повезёт. Его не будут кошмарить или будут кошмарить координированно. Остальным хороших новостей ждать не приходится. Ведь планы по штрафам, конфискату никто не отменял.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!