Все круги инвестиционного ада или почему Муравьёва нужно выпустить на свободу

Все круги инвестиционного ада или почему Муравьёва нужно выпустить на свободу

Автор  24 октября 2016
Оцените материал
(3 голосов)

Судят ещё одного инвестора, иностранного. Александр Муравьёв, владелец ОАО «Мотовело» и стеклозавода «Елизово» не немец, американец или британец. Он вроде бы наш, но формально австрийский, действовал от имени австрийская фирмы ATEC Holding.

Белорусская Фемида обвиняет его в хищении в особо крупном размере, а также в уклонении от уплаты налогов. В начале рассмотрения дела в суде А. Муравьёв заявил: «Я преступления не совершал». Т. е. не виновен. Не скрывался от правосудия, был готов объяснить своё поведение. Но его, иностранного инвесторам с особым статусом по отношении к А. Лукашенко и его ближнему окружению, посадили за решётку 17 месяцев назад. Причем у него двое малолетних детей, престарелые родители, далеко не богатырское здоровье. Белорусские власти шесть раз продляли его срок содержания под стражей. В отличие от других внутренних и внешних инвесторов, которым предложили сделку «компенсация убытков (вреда) взамен за свободу и закрытие уголовного дела А. Муравьёв пьёт свою чашу инвестиционных проектов в Беларусь до конца.

Какие же преступления, с точки зрения обвинения, совершил Александр Муравьёв? Он «кинул» партнёров? Нет. Он нарушил свои обязательства по отношению к работникам? Нет. Он игнорировал законные требования банков? Нет. Претензии к нему предъявляют те, кто так любезно впустили его на рынок много-много лет назад. Мол, обманул. Обещал заинвестировать $20 млн., довести производство до 500 тысяч велосипедов и 30 тысяч мотоциклов в год. Да, не получилось. Провалился бизнес план. Собственник «Мотовело» решил действовать, исходя из сильно изменившейся рыночной ситуации. Уже купив завод, он понял, что купил весьма сомнительные активы и попытался ввести в оборот хотя бы какую-то их часть. Сохранить «Мотовело» в его старом виде Муравьёв посчитал невозможным. Нет ничего незаконного создавать коммерческие структуры и проводить операции через них, в том числе те, которые законно уменьшают налогооблагаемую прибыль. Такие схемы использует весь мир.

Ошибки в бизнес планировании, в инвестиционных планах, особенно в условиях структурного, системного кризиса, случаются очень часто. А. Муравьёв ошибся. Да, он, скорее всего, рассчитывал на то, что правительство с пониманием отнесётся к новой инвестиционной ситуации, увидит нереалистичность своих требований и позволит австрийскому инвестору работать дальше по выполнению не свойственной ему задачи спасения производства велосипедов и мотоциклов.

Знали ли чиновники, в том числе А. Лукашенко, что А. Муравьёв, не имеет опыта работы на рынке велосипедов и мотоциклов? Знали. Почему же они без конкурса, без открытого аукциона, без глубокого изучения спроса других потенциальных инвесторов продали А. Муравьёву минский «Мотовело»? Надеялись на инвестиционное чудо? На гениальные управленческие способности формально австрийского инвестора? На то, что у иностранцев денег – куры не клюют, и они раскошелятся?

Не срослось, не получилось. Одновременно провалом закончился ещё один инвестиционный проект А. Муравьёва. Банкротство стеклозавода «Елизово» нанесло мощный удар по его деловой репутации. Это в рыночной экономике, где уважают права собственности и стимулируют культуру предпринимательского риска, банкротство – это рутинная, привычная процедура завершения неудачных коммерческих проектов. В Беларуси же банкротство – это чуть ли не преступление, обман и трагедия. Особенно если речь идёт о бывших промышленных активах государства, которые были проданы не на конкурсной, а на номенклатурной основе особому инвестору.

Не оправданно жёсткое отношение к А. Муравьёву объясняется следующими факторами. Во-первых, номенклатурные начальники хотят свалить всю вину на него, чтобы А. Лукашенко не додумался поставить под сомнение существующую схему раздачи активов и точечного привлечения инвесторов. Нет сомнения, что определённые начальники получали выгоды в разных формах от того, что А. Муравьёв принял правила игры белорусской номенклатуры. Во-вторых, противники честной, открытой приватизации, лоббисты номенклатурного междусобойчика хотят использовать этот случай против сторонников рыночных реформ. Мол, вот, глядите, допустили приватизацию – и получили провал. Они оставляют за кадром своё соучастие в этом провале. Источником номенклатурной власти является навязывание инвесторам инвестиционных условий вне реального рыночного контекста. Когда чиновники втягивают инвестора в свой Госплан, они получают инструменты для его постоянного «доения». Инвестор же думает, что чиновники на каком-то этапе отстанут, ведь инвестиции же нужны стране. Про страну в таких ситуациях никто не думает. В-третьих, А. Лукашенко хочет показать, что для него все бизнесмены равных, что иммунитета на преследование нет ни у кого. А. Муравьёв подходит для этой цели. Он вроде бы иностранный инвестор, но явно не может рассчитывать на защиту австрийских властей и мощных лоббистов настоящего австрийского бизнеса. Глава Беларуси тоже не хочет ассоциироваться с неудачными коммерческими проектами. Ведь он сам настаивает на существующей модели номенклатурной приватизации, сам принимал решения по коммерческим проектам А. Муравьёва, сам впустил его в свой ближний круг. Не в правилах Лукашенко признавать свои ошибки, а вот в правилах рассматривать корпоративное поведение и управление, как совершение уголовно наказуемых деяний.

Инвестиционная история А. Муравьёва – позор Беларуси, удар по имиджу и репутации нашей страны. Каждый случай, когда предприниматель, инвестор оказывается в тюрьме, является настоящим скандалом, который отвращает от нашей страны потенциальных инвесторов. Следовательно, наша страна теряет рабочие места, налоговые поступления от потенциальных инвесторов. На радость стран, которые тихо радуются такому изуверскому отношению к иностранным инвесторам.

Самое правильное, что могут сделать белорусские власти в сложившейся ситуации – освободить А. Муравьёва, принести ему извинения, изменить правила приватизации и привлечения инвесторов, уволить чиновников, которые лоббировали их принятие и провести показательную, т. е. честную, прозрачную продажу активов «Елизово» и «Мотовело». В провале этих проектов есть вина (понятное дело, не уголовная) как А. Муравьёва, так и чиновников, которые в них участвовали. Убытки и ущерб не компенсируешь. Важно смотреть в будущее. Будущее Беларуси едва ли будет более благополучным и инвестиционно привлекательным, если А. Муравьёв получит тюремный срок.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!