Михаил Мясникович – благодетель или могильщик?

Михаил Мясникович – благодетель или могильщик?

Автор  29 августа 2016
Оцените материал
(4 голосов)

Патент как приманка для налоговой или инструмент раскрепощения?

Михаил Мясникович озвучил идею, которая может сделать с него благодетеля индивидуальных предпринимателей (ИП) или их могильщика. В контексте борьбы за вывод формально безработных беларусов из теневой экономики он предложил ввести патент для самозанятых.

Патент – это формальное разрешение на осуществление определенной коммерческой деятельности (самозанятость) без постановки на учёт в качестве безработного, без регистрации в качестве ИП или юридического лица. М. Мясникович считает, что стоимость патента должна быть близкой к размеру единого налога. По мнению Михаила Владимировича, патентщиками могут стать ремесленники, производители бытовых и транспортных услуг, строительно-монтажных и ремонтных работ. Чиновник считает, что введение патента позволит вывести из тени значительную часть коммерческой деятельности.

Кнутами в виде налога на тунеядцев не получилось загнать на рынок труда более 400 тысяч официально безработных (именно на такое количество рассчитывало министерство труда и социальной защиты при принятии скандального декрета № 3 от 2.04.2015 «О предупреждении социального иждивенчества»). Михаил Мясникович предлагает нечто похожее на пряник. Но торопиться с похвалами в адрес одного из ключевых идеологов и архитекторов системы Госплан/Госснаб не стоит. И вот почему.

Идея патента для занятия предпринимательской деятельностью очень хорошая. Но наши власти доказали, что они способны извратить даже самую прекрасную и нужную идею. Чёрт, как известно, скрывается в деталях. Давайте попытаемся понять, что нам предлагают, и почему это делают именно сейчас.

Первое. Кто сможет получить патент? Тот, кто без работы и не зарегистрирован на би бирже? А другие? Любой гражданин? Например, индивидуальный предприниматель. Он сравнит издержки работы в качестве ИП и патентщика и наверняка решит ликвидировать ИП и купить патент для того, чтобы заниматься тем же, но по патенту. Даже если стоимость патента будет такой, как единый налог ИП, всё равно совокупные издержки будут меньше, потому что не надо будет никакой бухгалтерии, никаких бумажек, никаких тебе дополнительных налогов, в том числе в ФСЗН. В таком случае около 90 – 100 тысяч ИП перейдут на патенты. Точное количество можно будет спрогнозировать, когда будет принят список видов деятельности под патенты.

А вот если патентщиками станут те, кто раньше нигде не регистрировался, то налоговые органы смогут по списку выявить тех, кого они считают тунеядцами. Так что патент может быть своеобразным живцом, на которого белорусские власти будут ловить тунеядцев. Ведь декрет № 3 пока никто не отменял.

Второе. Цена патента. Единый налог как цена патента – это дорого. Функция патента – не наполнять бюджет, а просто информировать власти о том, что планирует делать гражданин. Поэтому цена патента должна быть символической. Скажем, BYN10 в год, а патент лучше всего получать через интернет, заполнив установленную форму и заплатив через интернет банкинг (заявительный принцип). М. Мясникович, наконец, признал, что для оценки экономического эффекта самозанятости неправильно использовать только показатель «налоговые поступления»: «Фискальный эффект будет невысоким, но он перекрывается по значимости социальным эффектом, Самозанятый не будет получать социального пособия, но он не деградирует, он обеспечивает себя работой, кормит семью, оказывает значимые услуги или производит востребованные товары. В социальном плане он не безработный, что также важно для человека».

Третье. Виды деятельности, которыми можно будет осуществлять по патенту. Это ключевой вопрос. Самое простое для самозанятости – розничная торговля и ремонт. Здесь в Беларуси занято около 110 тысяч ИП. Крайне важно, чтобы патенты распространялись на розничную торговлю, ремонт автомобилей, бытовых изделий, одежды и обуви и т.д. Однако М. Мясникович не словом не обмолвился о этом. Они ничего не сказал о том, что система патентов – это также предложение для ИП.

Четвёртое. Смогут ли самозанятые брать на работу (или по договору о совместной деятельности, например), наёмных работников или, по крайней мере, своих близких родственников? ИП сегодня такое право имеют, но если самозанятый - это не ИП, то, по логике М. Мясниковича, нанимать работников он не вправе.

Пятое. Регулирование работы самозанятых. Если человек сам себя занимает, то он должен иметь свободу выбора режима работы – и дорогостоящие требования Трудового кодекса на него не должны распространяться. С него нельзя требовать получение сертификатов, прохождение других разрешительных процедур, а также выполнения безумных требований того же Минторга в виде ценового регулирования или ассортиментных перечней. На него нельзя налагать такие же зубодробительные штрафы, как на ИП или юридические лица. Это в идеале, но М. Мясникович об этом ни сказал ни слова.

Тема введения патента и самозанятости очень актуальна и злободневна. Введение классического патента могло бы реально помощь сотням тысяч предприимчивых людей. И не столько теневикам, сколько ИП-шникам, которые превратились в обозлённую, напряжённую, крайне негативно настроенную к властям социальную группу. Белорусские власти это чувствуют. Чтобы хоть как-то нейтрализовать ИП и близкий к банкротству малый бизнес, М. Мясникович перед парламентскими выборами вбрасывает в информационное поле тему патентов. Мол, ребята, мы понимаем ваше положение – и мы готовы вам помощь. Предприимчивые, слишком легковерные беларусы задумываются: «А вдруг на этот раз сделают? Вдруг, наконец, всё будет по-людски, по правилам здравого смысла?»

Тема патента также вброшена для тех работников (а их не много, ни мало около 800 тысяч), которые не вписываются в существующую сегодня структуру экономики. Белорусские власти с патентом в руках могут сказать этим нуво-безработным: «Ваше благополучие – в ваших руках». А мы, чиновники, умываем руки. Не исключено, что патент смогут получать только те, кто получит справку об увольнении с государственного завода/фабрики. Это так, в плане этакого циничного эксперимента по созданию конкуренции для ИП.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…