Учимся читать

Автор  17 августа 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Вечные обещания, хронические верующие

Президентская кампания изрядно портит язык. Вроде бы те же буквы и слова, но их смысл спрятан и искажён. Чтобы понять, что говорит власть, нужно не только читать между строк, но и улавливать бюрократический дух оценок, оправданий и обещаний. Интерпретаторам коннотаций и смыслов раздолье, а производителям товаров и услуг – чертовщина. Им очень сложно понять, как будут действовать власти, и чего ожидать от экономики даже до конца 2015 года.

Распорядители чужого, включая А. Лукашенко, внимательно следят за подбором слов и цифр в своих публичных выступлениях. Глава страны явно не хочет быть уличёнными в невыполнении обещаний. Чиновники говорят так, чтобы у А. Лукашенко было меньше поводов кого-то выгнать из-за очевидных ляпов типа прокоповичской стабильности курса Br-рубля накануне почти трёхкратной девальвации или 1000-долларовой зарплаты к концу 2015г. Витиеватость фраз бюрократов имеет такую же цель, как в своё время сентенции Кашпировского: запудрить мозги, припудрить очевидные провалы в экономике, подменить цифры и факты метафорами, образами и нлп-мультиками.

Лирика оценок денег и кредита

Главы центральных банков традиционно отличатся способностью так закрутить предложения, что слушатели зачастую приходят к прямо противоположным выводам. Глава белорусского Нацбанка Павел Каллаур в этом плане звучит не хуже руководителей ФРС, ЕЦБ или Банка Англии. На пресс-конференции 4 августа он заявил: «Мы имеем сбалансированность на валютном рынке. Есть определенные тенденции, которые прогнозировались с точки зрения населения, но нет каких-то факторов, которые бы воздействовали на курс белорусского рубля и существенным образом меняли его динамику».

Людей и бизнес успокаивает, убаюкивает декларируемая сбалансированность и спокойствие. Мессидж простой: бояться не надо, торопиться в банки за вкладами не надо, дорогие кредиты брать тоже спешить ни к чему. Семантический анализ слов главы Нацбанка позволяет услышать в них и тревожные нотки. Рядом с «определёнными тенденциями» есть, вероятно, неопределённые. Цены на нефть, курс RUR-рубля, объём вливаний денежной массы в экономику России, степень протекционизма, сила давления отраслевых лоббистов в Беларуси (дайте денег!), платёжная дисциплина – все эти факторы могут устроить белорусскому Нацбанку ещё до конца этого года настоящую головомойку.

Влияние «существенным образом» «каких-то факторов» на динамику курса Br-рубля – это ещё один изощрённый смысл. Он явно не означает стабильность Br-рубля по отношению к доллару/евро, особенно в контексте оценок курсовой и монетарной политики самим А. Лукашенко. В привычной для себя манере он объяснил 30-процентную девальвацию «внешними причинами». Опять наши основные рынки виноваты.

Как ни парадоксально, такие неуклюжие, хронические объясняловки белорусский пипл продолжает смачно хавать. А. Лукашенко выгораживает Нацбанк и правительство. Мол, ну, увеличили широкую денежную массу в 2014г. почти на 20%, а кредитование банками на 15,2% при стагнирующей экономике - так ведь давали на поддержку отечественных производителей. Ну, канализировали в 2014г. $5 млрд. денег налогоплательщиков на поддержку убыточного и погрязшего в долгах АПК – так ведь это на обеспечение продовольственной безопасности. Да, вбухали в государственные программы модернизации десятки миллиардов долларов – так ведь не украли и не вывезли в оффшоры. И люди, не обременённые экономическими и финансовыми знаниями, в очередной раз меняют своё кухонное ворчание на молчаливое одобрение.

Это в быту, с деньгами семьи, белорусское население обмануть сложно. Жена, оправдывая покупку третьей шубы или второй машины, говорит о том, что главными причинами такого потребительского поведения стали внешние факторы: просмотр глянцевых журналов, мыльных опер и прослушивание щебетания подруг о поездках на зарубежные курорты. Или муж, объясняя причины длительного запоя, ссылается на внешние, «объективные» факторы: одноклассника, который из Германии приехал, встретил, БАТЭ выиграл, доллар к евро подешевел. С таким перечнем «внешних факторов» можно серьёзно схлопотать, но когда люди слушают оправдания властями своих собственных провалов внешними факторами, они почему-то им верят.

Руки б лучше в брюки, а не лапы на цены

5 августа А. Лукашенко заявил, что в Беларуси не будут искусственно поддерживать курс национальной валюты: «И не сдерживаем сейчас… Абсолютно нигде. Никаких интервенций Национального банка. Как складывается, так и складывается цена нашей национальной валюты. И так будет всегда. В это вы можете поверить, потому что у нас нет лишних денег и ЗВР, чтобы поддерживать крепкую валюту».

Вроде бы радоваться надо, что А. Лукашенко после 20 лет болезненных валютных, денежных экспериментов с населением и бизнесом, после целой серии оглушительных провалов в виде инфляционно-девальвационных спиралей понял важность свободной, рыночной цены национальной валюты. Однако при внимательном изучении всего монетарного контекста и слов главы страны радость от мнимого ценового озарения проходит.

Во-первых, белорусский валютный рынок остаётся жёстко регулируемым. Сохраняется практика принуждения экспортёров к продаже 30% валютной выручки. Предприятие должно объяснять, зачем ему покупать валюту. Оно обязано в определённый срок обеспечить поступление валютной выручки. Есть множество других мелких, порой неформальных способов влиять на состояние валютного рынка. Один конфликт интересов, когда государство владеет валютно-фондовой биржей чего стоит.

Во-вторых, А. Лукашенко, декларируя рыночные отношения в валютной сфере, в привычном для себя ключе заявил, что он сотоварищи активно взялись за ценообразование: «То есть мы, зная, что не можем очень серьезно повысить заработную плату, и чтобы она была высокая в долларах, мы начали сдерживать цены. По ЖКХ мы даже отказались от ежегодного пятидолларового повышения. И по многим позициям, где государство регулирует цены, мы их заморозили фактически».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Радость по поводу ценового прозрения оказалась явно преждевременной. За 20 лет глава страны и его правительство не сумели осилить букварь экономической теории. Иными словами, они не прошли курс молодого бойца, не поняли устав, но принялись управлять войсками. Получилась позорная картинка, которую нужно повторять на каждом углу до тех пор, пока белорусские распорядители чужого не будут лишены права вмешиваться в цены и не оставят их в покое.

Беларусь по итогам 1997-2014гг. является мировым лидером по инфляции. В нормальной стране за инфляцию в 15% годовых руководство Нацбанка и правительства изгоняются в отставку, а в интерпретации белорусских властей такой уровень роста цен считается стабилизацией. И это при «фактической заморозке» цен на чувствительные для населения товары и услуги.

Не надо быть великим политологом, чтобы понять, когда они будут разморожены. Причем речь идет не только о ценах на ЖКУ и транспорт, но даже на плодоовощную продукцию. Говорить о том, что А. Лукашенко созрел к рыночным реформам, когда он требует регулировать цены на капусту, помидоры, свеклу или огурцы, явно преждевременно. Опять звучит грозное большевистское «На этом никто не должен наживаться!» Интересно, кто наживается, импортёры испанских помидоров, египетской картошки или польских яблок, которые стоят в два раза дешевле белорусских, или отечественные фавориты Минсельхозпрода, которые даже при дотациях государства в объёме около 60% всей добавленной стоимости с/х продукции, продают нам товар по ценам в 2 - 3 раза выше мировых?

Не верь своим бесстыжим глазам, а президенту

По теме долгов А. Лукашенко сильно уязвим. Он поддался на теоретические провокации псевдоучёных – экономистов в своём окружении. Они нашёптывали, науськивали его на жизнь в долг. Мол, наберём кредитов, заинвестируем их в «локомотивы роста» (они их выбрали в ручном режиме), получим большую прибыль, завоюем новые рынки и легко рассчитаемся с кредитами. На деле получилось совсем не так. Кредиты взяли, купили на них непонятно что, с огромной ценовой накруткой, установили абы как, освоили миллиарды долларов денег налогоплательщиков, даже произвели товары. Оказалось, что они не могут конкурировать даже на наших традиционных рынках по цене и качеству. Пришлось напрягать налогоплательщиков, чтобы они платили за инвестиционные провалы авторов белорусской модели.

Порочная схема развития экономики за счёт внешних кредитов привела нас в западню. А. Лукашенко, декларируя сохранение старой промышленной и инвестиционной политики, обещает в течение пяти лет рассчитаться по долгам без новых заимствований. Одновременно белорусские власти просят кредиты у МВФ и России, рассчитывают на заимствования из Китая. Глава страны сообщил, что «в Уфе с членами правительства, которые этим вопросом занимаются, мы дали себе клятву» (в июле 2015) отдать за пять лет все долги без новых кредитов. Неужели нужно было съездить в Россию, чтобы понять опасность жизни в долг? К сожалению, устная договорённость государственных «пацанов» не закреплена ни в каком документе. Непонятно, с какой даты считать начало жизни без кредитов.

По данным Минфина Беларуси госдолг страны на 1.07.2015г. составил Br249,8 трлн. С начала года он увеличился на Br52,4 трлн. или на 26,5%. Внешний госдолг составил $12,7 млрд. Он вырос на $101 млн. (0.8%). В первом полугодии белорусские власти привлекли внешние кредиты на сумму $679 млн. Внутренний госдолг за первое полугодие увеличился на Br6,8 трлн. (14,1%). Так что с уфимской клятвой какая-то неувязочка получается. Нацбанк и Совмин не скрывают своего желания получить кредиты от МВФ и Евразийского фонда стабилизации и развития. Очевидно, они не в курсе новой кредитной политики А. Лукашенко.

Другие материалы в этой категории: « Война, дисциплина и экономика Спрут атакует »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!