Управление чужим и своим

Автор  11 мая 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Госменеджеры со связанными руками и парализованной волей

Спор о том, какая форма собственности обеспечивает лучшее качество управления активами и ресурсами, давно решён. Экономическая теория, многочисленные опросы бизнеса, сравнительный анализ показателей эффективности частных и государственных предприятий в течение длительных временных промежутков – всё однозначно и категорично подтверждает следующий вывод: частные собственники управляют качественнее и эффективнее. Даже народная мудрость, сконцентрированная в пословицах и поговорках, подтверждает это. Своя рубашка ближе к телу, в своём болоте и лягушка поет или «не столько хозяину нужно добро, сколько добру нужен хозяин».

Государству не место в коммерческой деятельности

Практически каждый, кто жил в коммунальной квартире или в общежитии подтвердит, что своё, т. е. частное, управляется совсем иначе, чем общественное или, как считают многие люди, «ничьё». Все те, кто сталкивался с работой совхозов и колхозов, однозначно приходят к выводу, что порядок, качество и душа с/х продукта находятся именно там, где есть хозяин. Сравните еду в государственном и частном кафе или ресторане, государственные «Жигули» и частную «Тойоту», государственные гостиницы и частные отели. В Топ-1000 самых успешных технологичных компаний мира практически нет государственных предприятий. Единичные случаи – это преимущественно китайские компании, которые управляются по стандартам частных корпораций.

В Топ-100 стран мира с самой высокой производительностью труда нет тех, в которых доминирует государственная собственность. В Топ-100 стран мира с самой высокой зарплатой нет тех, в которых основными работодателями являются государственные предприятия. В Топ-500 самых привлекательных для наёмных работников компаний (рейтинг работодателей) нет государственных предприятий. Львиную долю пенсионных сбережений фонды размещают в акциях именно частных компаний. Они обеспечивают большую доходность и снижают риски дефолтов. Частные пенсионные фонды Чили в течение более 30 лет обеспечили среднегодовую доходность по пенсионным вкладам граждан на уровне 9%. Т. е. какую бы сферу экономической деятельности мы не взяли, частные коммерческие организации по всему миру в любой исторический период по объективным количественным и качественным показателям на голову «бьют» государственные предприятия.

Такова природа человека. Бремя доказательства эффективности национализации или сохранения компаний в руках распорядителей чужого (политиков, чиновников, директоров государственных коммерческих организаций) лежит именно на них. Теоретики государственного интервенционизма в коммерческую деятельность должны были бы представить чёткие аргументы, цифры и факты, почему от передачи собственности из рук хозяев в руки чиновников и назначаемых ими менеджеров бизнес начнёт работать лучше. Т. е. повысится производительность труда, качество товаров, доходность капитала, капитализация бизнеса, сократятся издержки, а также увеличится доля предприятия на внутреннем и внешних рынках. В природе не существует такого рода доказательной базы. С точки зрения мотива максимизации полезности от коммерческой деятельности и сбережения ресурсов распорядители чужого однозначно и по всем фронтам проигрывают частным собственникам. Редкие исключения лишь подтверждают правило.

Поведение белорусского государственного менеджера

Административная и правовая система, в которой работает управляющий государственного предприятия, построена следующим образом. Во-первых, директору не выгодно показывать очень большую прибыль. Принцип «не высовываться» в белорусской государственной экономике никто не отменял. Покажешь большую прибыль – привлечёшь внимание начальства, контролёров и завистников из среды конкурирующих организаций. Как ни парадоксально, директор может лишиться своей работы за высокую прибыль с больше вероятностью, чем за небольшие, хронические убытки. Получение высокой прибыли лишает права руководителя госпредприятия просить дешёвые кредиты, дотации и субсидии из бюджета. За очень успешную работу директор не получит бонус в размере 2 – 5% от прибыли, а лишь премию в несколько окладов. Поэтому директорам госпредприятия выгоднее прикидываться бедными и сирыми.

Во-вторых, директор государственного предприятия не обладает самостоятельностью в принятии даже мелких инвестиционных решений. Он повязан по рукам и ногам согласованиями по закупкам, продажам, финансировании и кадрам. Даже полуразваленное здание на своей территории он продать самостоятельно не может из-за возможных последствий для своей карьеры и даже свободы. Случай с бывшим директором «Борисовдрева», когда мелкий вопрос о модернизации котельной на не самом крупном предприятии месяцами согласовывался с руководством правительства, убеждает, что для директората лучшая линия поведения и управления – консервация статус-кво, бумаготворчество и слепое подчинение руководству отраслевого концерна, министерства, исполкома и правительства.

Над директором предприятия столько начальников, что ему выгоднее договориться с отдельными начальниками об использовании государственных активов и ресурсов для получения личной выгоды. Поэтому государственные предприятия обросли так называемыми фирмами-пылесосами. На входе – свои коммерческие структуры продают госпредприятию сырьё, инвестиционные товары, комплектующие, маркетинговые, строительные услуги по завышенным ценам. Директора и те, кто их кураторы в органах госуправления получают свою долю. На выходе происходит продажа готовой продукции опять же через своих. Здесь работает система скидок, преимущества в выборе режима оплаты товаров. Личные интересы зачастую ставятся выше интересов самого предприятия. Вот и получается, что на коммерчески неблагополучных государственных заводах и фабриках (если судить по их официальной финансовой отчетности) руководители предприятия позволяют себе шикарные автомобили, элитное жильё, другие товары и услуги новуришей.

В-третьих, система оценки качества работы директора государственного предприятия, режим ответственности радикально отличается от руководителя частного бизнеса. Одно дело, если перед директором за солидное вознаграждение ставят конкретную задачу в жёстких временных рамках: увеличить прибыль на 25%, капитализацию компании на 40%, долю на внутреннем рынке на 7%, на внешних – на 3%, обеспечить повышение коэффициент цена/прибыль на 20%, производительность труда – на 15%. В Беларуси такого нет. У нас задачи для руководителей госпредприятия формулируются весьма обтекаемо: повысить, улучшить, расширить, упрочить или обеспечить. Поэтому часто на руководящих должностях засиживаются некомпетентные, аморфные, безынициативные начальники. Фактор «хорошие отношения с вышестоящим начальством» значит больше, чем конкретные результаты работы.

Частный собственник гораздо внимательнее следит за работой назначенного им директора, оперативнее реагирует на его ошибки и ликвидирует инвестиционные провалы. Он из своего кошелька компенсирует убытки. А вот директор государственного предприятия передаёт созданные им долги, неликвиды и убытки на руки налогоплательщиков. В результате вместо обещанных людям благ от государственной собственности в виде дешёвых, качественных товаров и широком ассортименте мы получаем неказистые «социально значимые» продукты, но по ценам выше мировых.

Другие материалы в этой категории: « Запузырилась недвижимость Чиновники-башмаки »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…