Новая трёхбуквенная власть

Автор  25 августа 2014
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси может появиться новый порядок управления госактивами

В Беларуси около 75% активов принадлежит государству. Общество думает, что национальным богатством владеют граждане. Распорядители чужого (политики и чиновники) не хотят его разубеждать. Так проще канализировать государственные активы и ресурсы в личные проекты. Экспертная оценка общей стоимости государственного имущества составляет $150 – 200 млрд. Рыночной цены никто не знает по той простой причине, что её нет. В нашей стране до сих пор нет полноценного рынка земли. Государственная фондовая биржа выполняет задания правительства, а не развивает рынок ценных бумаг. Большие сегменты экономики изолированы от рынка. Они управляются министерствами и концернами. Миллиарды долларов имущества находятся в руках местных органов власти. При сотнях государственных и коммерческих структур во всей стране нет одного органа, который бы нёс ответственность за качество управления огромным национальным богатством.

Когда правительство слушает гражданское общество

Отрадно, что диалог между экспертным сообществом и правительством идёт. Плохо, что идёт он в заочном режиме. Аналитический центр «Стратегия» в 2004 году подготовил проект закона «О приватизации и управления государственного имущества». Он дошёл до Палаты Представителей и Совмина. В нём белорусские учёные сформулировали принципы управления государственным имуществом и предложили создать один профессиональный уполномоченный орган по управлению всем государственным имуществом. Тогда распорядители чужого не захотели обсуждать предложения «Стратегии», но книгу «Беларусь: дорога в будущее. Книга для парламента» взяли для изучения и анализа.

Прошло десять лет. И вот первый заместитель главы аппарата Совета министров Александр Заборовский внёс революционное, с точки зрения существующей системы управления госимущества предложение: «Для решения задачи разделения функций хозяйствования и управления необходимо совершенствовать систему управления госсобственностью, то есть передать управление акциями всех госпредприятий с госсобственностью в специальный комитет – Госкомимущество». Иными словами Государственный комитет по имуществу (ГКИ) должен стать такой же трёхбуквенной организацией для госресурсов, как КГБ – для безопасности.

Чиновник ведёт речь о том, чтобы «специализированный госорган по управлению госактивами, обладающий соответствующими полномочиями», работал, как государственная корпорация с целью максимизации доходности капитала. Такая система управления госимуществом работает в десятках стран мира. Наибольшие успехи отмечены в Канаде, Австралии и Новой Зеландии. При этом важно заметить, что в управлении такого рода структур находится не 70% всех активов страны, а гораздо меньше. Основой экономической системы этих стран является частная собственность, открытая конкуренция и свободная торговля. У них накоплен богатый опыт корпоративного и государственного управления. И даже у них периодически возникают скандалы, связанные с низким качеством управления государственными ресурсами через псевдокоммерческие структуры правительства.

Знают, но не делают. Не выгодно

Вполне справедливо чиновник, правая рука премьера М. Мясниковича, говорит о необходимости «решения задачи разделения функций хозяйствования и управления». Решение этой задачи лежит в основе борьбы с коррупцией. Когда в одних чиновничьих руках концентрируются законодательные, распорядительные, финансовые и контрольные полномочия, коррупция неизбежна. Как неизбежно низкое качество государственного управления. Это аксиомы государственного и коммерческого менеджмента. Почему только сейчас, после двадцати лет у власти только отдельные чиновники начинают их постигать, является загадкой.

Нет сомнений, что белорусские распорядители чужого знают теорию госуправления. Нарушение её основных принципов происходит сознательно. На данном этапе чиновники не мыслят свою работу без непосредственного управления бюджетными деньгами и государственным имуществом. Чем больше в руках у госслужащего или руководителя государственной организации ресурсов, тем выше его статус в иерархии вертикали, тем больше у него возможностей по созданию личного состояния.

Хорошо, что отдельные сотрудники аппарата Совмина делают разумные предложения. Плохо, что это делают только они, а не ключевые персоны в системе госуправления. Плохо, что предложенная властям реформа системы госуправления и распоряжения государственным имуществом десять лет лежала под сукном, пока с неё не смахнули пыль и не взяли пару кусков в работу.

Белорусская номенклатура зубами вцепилась в государственное имущество. А. Заборовский представляет, какое сопротивление он может встретить при согласовании новой системы управления государственным имуществом. Возможно, он и его патрон даже не думают совершать конкретные действия по доведению этого предложения до закона. Статья в Банковском вестнике» Национального банка не есть проект указа. В ней он указывает на основную проблему белорусской системы госуправления и предлагает «от министерской опеки перейти к ответственному менеджменту, от политики защиты подведомственных предприятий – к поддержке конкуренции».

Министерская опека, подведомственные интересы – вот на что ориентируются распорядители чужого. Они отождествляют национальные интересы с выгодой конкретно для себя в рамках тех государственных структур, где они работают. А. Заборовский справедливо считает это проблемой. Перед министерскими чиновниками, начальниками из концернов и государственных коммерческих организаций никто не ставит задачу максимизации рыночной стоимости коммерческих структур, рост доходности на акцию. Иными словами чиновники и «красные» директора оценивают качество работы по управлению госимуществом совсем не по тем критериям и факторам, которые используются на рынке. Опять же это не из-за незнания, а по причине реализации «шкурных» интересов распорядителей чужого.

Робкие попытки избавиться от «шлаков»

Борьба за новую систему управления государственным имуществом могла бы показать реальный расклад сил в органах госуправления. Сегодня можно смело предположить, что 99% номенклатурных начальников будет против предложенной АЦ «Стратегия» и частично воспроизведённой чиновником Совмина революции в государственном менеджменте. Согласование куда более скромных и малозначительных документов идёт с большим скрипом.
Правительство подготовило и внесло на рассмотрение президента проект указа об упрощении процедуры продажи убыточных организаций. На первый взгляд, звучит реформаторски и по-рыночному, а приглядишься – всё та же архаичная, неэффективная система.

Казалось бы, что блокировать решение продать убыточные предприятия нет никаких оснований. Ан, нет. Начальники местных органов власти и концернов даже убыточные предприятия со своих рук отпускать не хотят. Их логика проста. Во-первых, всегда можно попросить денег на очередной план их спасения. Во-вторых, даже убыточные предприятия ведут коммерческую деятельность и в её прекрасно можно встроить вполне прибыльные фирмы - «пылесосы». Чаще всего они курируются местными чиновниками и начальниками министерств и концернов. В-третьих, местные чиновники не хотят признать сам факт наличия убыточных предприятий, поскольку тогда они могут нарваться на проверку их коммерческой деятельности в целом. Вдруг А. Лукашенко усомнится в их принципиальной неспособности управлять госимуществом?

Совмин предлагает упростить процедуру продажи убыточных госпредприятий с численностью до 100 человек, расположенных в малых городах и сельской местности. В случае принятия указа их можно будет продавать за одну базовую величину ($14). Звучит вроде бы хорошо, но право купить убыточные предприятия получат только те, кто примет на себя целый ряд инвестиционных обязательств. В каждом конкретном случае их список отличается, но сам факт навязывания государством требований к купленным убыточным активам говорит о том, что никакого прорыва даже в этом сегменте экономики не будет. Политика собаки на сене будет продолжена. Такое было последние 20 лет. Никакой приватизации не было. После принятия поправок ничего не изменится, и убыточные заводы продолжат зарастать травой.
Когда А. Лукашенко и Совмин не могут решиться заставить распорядителей чужого избавиться даже от имущественного хлама и неликвидов, шансы принять новую систему управления всем государственным имуществом примерно равны шансам Беларуси отправить космический корабль к Марсу.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…