Попытка борьбы с коррупцией

Автор  18 августа 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Проект закона «О коррупции» выгоден кланам внутри вертикали

Силовые структуры Беларуси подготовили и выставили на публичное обсуждение проект закона «О борьбе с коррупцией». Такая открытость объясняется не тем, что А. Лукашенко решил, наконец, изменить порядок принятия важных для экономики и общества законов. По-прежнему часты случаи, когда указы и постановления появляются, как чёрт с табакерки. Без консультаций и согласований с бизнесом, тем более с обществом. С проектом закона о борьбе с коррупцией происходит другая история, потому что тема коррупции занимает особое место в политической биографии главы страны.

 

 

Затеряться в антикоррупционной толпе

В 1994 году она ассоциировалась исключительно с первым президентом страны. Она помогла консолидировать людей против этого экономического и социального зла и «за» антикоррупционного Данко. Он обещал привести людей в светлое, corruption-free будущее. 20 лет идём, полпути Моисея прошли, но, по словам А. Лукашенко, коррупция не сокращается, а растёт. Мафия, кланы, организованные преступные группировки – такое ощущение, что мы после двух декад борьбы с этим злом воспроизвели криминальное Чикаго 1920-ых или питательную среду итальянской мафии.

Это ощущение, а не реальность. На самом деле, в Беларуси-2014 коррупции меньше, чем в России и Украине. С Америкой и Италией времён сухого закона и разгула мафии сравнивать не будем. Проект закона «О борьбе с коррупцией» - это закон для ощущений народа и для реальности узкого круга номенклатурных начальников. А. Лукашенко хочет придать борьбе с коррупцией всенародный характер. Ему не нужен статус Дон-Кихота, который впереди на дряхлом Росинанте атакует громадные мельницы коррупции. Ведь кто-то из толпы может потребовать показать результаты 20-летней борьбы.

Глава страны хочет влиться в плотные ряды номенклатуры, силовых структур, советов и общественности в борьбе с коррупцией. Он видит себя одним из многих в этом процессе. Ему политически выгодно убедить население, что он лишь курирует борьбу с коррупцией. Лидерство и лавры победителя присваиваются в выигрышных темах: биатлон, фристайл, жилищное строительство, хоккей, 10-миллионный урожай зерна, чистота городов, ровные дороги, нефтегазовые договора с Россией. Коррупцию в институциональных, правовых условиях Беларуси победить невозможно. Другое дело - встроиться в процесс народной борьбы и отдельными кейсами сотрясать общественное мнение.

А. Лукашенко не сдаёт ни капли своих полномочий, не делает важные ему элементы системы государственного управления и принятия решений прозрачными и подотчётными. А вот впечатление народности процессу борьбы с коррупцией он при помощи проекта закона и его обсуждения придать может.

После его всенародного обсуждения и принятия коррупционные дела с землёй и коттеджами, откатами и взятками, постановочными конкурсами и тендерами, распределением квот и бюджетных ресурсов - всё будет в сфере ответственности правительства и силовых структур. А. Лукашенко благословит закон «О борьбе с коррупцией, потому что он снимает с него персональную ответственность за заведомо провальное дело. При этом он полностью сохраняет за собой право карать и миловать (как, например, бывшего главу «Белнефтехима»).

Принятие закона сейчас важно ещё и потому, что, вероятнее всего, после президентских выборов резко активизируется процесс перераспределения государственных активов и имущества. Власти едва ли будут называть его приватизацией, поскольку это слово очень негативно воспринимается людьми. Распорядители чужого (политики и чиновники) по согласованию с официальными идеологами будут называть процесс по-разному, чтобы отвлечь людей от «чёрных» мыслей»: структурные реформы, модернизация, оптимизация производственной базы или комплекс мер по повышению конкурентоспособности экономики.

 

Особый статус президента в борьбе с коррупцией

Проект закона «О борьбе с коррупцией» делит все органы госуправления и госслужащих на две неравные группы: президент и все те, кто пользуется его непосредственным покровительством, и все остальные. Отсылочные нормы к решениям президента позволяют ему смоделировать особый режим для отдельных предприятий, организаций или секторов. Например, в главе 3 «предупреждение коррупции» статье 15 говорится: «Решения по оказанию государственной поддержки юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям принимаются в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь». И дальше по тексту «Метод и порядок распределения квоты на внешнюю торговлю товарами определяются Президентом Республики Беларусь или по его поручению Правительством Республики Беларусь». Понятное дело, что А. Лукашенко физически не в состоянии рассмотреть каждую заявку, бизнес план, проект или просьбу о государственной поддержке. Значит, он будет запрашивать мнение своих подчинённых, в том числе из Совмина, администрации президента, концернов и холдингов. Именно на этом этапе будет проходить лоббизм. Т. е. принципиально ничего не изменится по сравнению с той ситуацией, которая существует сегодня.
Справедливо отмечая, что распределение ресурсов, активов и других материальных и административных благ самым большим источником коррупционных практик, авторы проекта закона превратили эту главу в проходной двор. Декларируя открытость процедур проведения конкурсов и аукционов, проект закона ставит крест на универсальности этого важнейшего принципа и равенстве всех субъектов перед законом: «Открытые конкурсы и аукционы в целях распределения квот и выбора поставщиков для государственных нужд не проводятся, если соответствующие поставки товаров (работ, услуг) осуществляются организацией, являющейся естественным монополистом, а также в случаях, когда законодательством допускается иной порядок распределения квот и выбора поставщиков для государственных нужд». Ситуация, когда есть общий порядок для всех и особый для избранных, и есть гнездо коррупции.

 

Государственная служба превращается в ад стукачей и лизоблюдов

Проект закона «О борьбе с коррупцией» может резко ухудшить качество услуг органов государственного управления. И без того сложная атмосфера подозрительности, тотального контроля, подсиживания, «слива» чужаков может превратиться в настоящий ад для честных, ответственных чиновников со своей принципиальной позицией. Подразделения и департаменты, организации и министерства могут превратиться в вотчину региональных, отраслевых, синдикативных кланов. Жизнь в них будут регулировать жёсткие понятия, которые гораздо ближе к мафии, чем правовому государству. Подставить нежелательного чиновника и «насолить» ему до конца жизни станет гораздо легче.

 

Вот как определяется в проекте закона конфликт интересов: «ситуация, при которой личные интересы государственного должностного лица, его супруга (супруги), близких родственников или свойственников влияют или могут повлиять на надлежащее исполнение государственным должностным лицом своих служебных (трудовых) обязанностей при принятии им решения или участии в принятии решения либо совершении других действий по службе (работе)». Под такую формулировку можно засунуть всё, что угодно. Например, муж вечером за чаем делится с супругой, которая является госслужащей, своим мнением на счёт некой государственной программы или порядка передачи активов отдельному бизнесу (информацию он взял из открытых источников). Она внимает аргументам мужа, меняет свою точку зрения и озвучивает её на каком-нибудь заседании. Факт влияния на лицо. Процесс принятия решения органом госуправления изменился. Завистливые подчинённые или высокомерные начальники получают основания избавиться от коллеги, которому почему-то больше всех нужно.

Номенклатурное начальство может получить в руки такую власть над подчинёнными, что весьма велик будет соблазн злоупотребить ею. Даже сегодня нередки случаи, когда чиновники заставляют своих подчинённых выполнять работу, никак не связанную с функциями государства. Особенно уязвимыми являются молодые девушки в органах госуправления с «несвежими» начальниками. После принятия закон «О борьбе с коррупцией» положение молодых сотрудников ещё более усугубится. Безропотными исполнителями самодурных приказов сверху станут и те чиновники, которым до пенсии осталось 5 – 10 лет. В случае конфликта с начальством шансов у обыкновенных госслужащих доказать свою правоту и отстоять право получать повышенную пенсию будет немного. Увольнение из госслужбы будет по своим последствиям таким же актом антигуманного вандализма, как в Советском Союзе исключение из Коммунистической партии. Бывших чиновников с волчьим билетом никто не захочет брать на работу, опасаясь санкций и обструкции.

Принятие проекта закона «О борьбе с коррупцией» приведет к резкому снижению активности госслужащих. Они будут гораздо больше времени уделять созданию личной страховки от возможных негативных последствий для себя, чем выполнению своих обязанностей. Время принятия решений увеличится. Количество заседаний и согласований вырастет. Белорусский Левиафан станет ещё более неповоротливым и затратным.

Коррупция никуда не денется. Изменится её концентрация, легендирование, способы прикрытия и сокрытия доходов. Матёрых коррупционеров не испугает ни декларирование имущества, ни тем более поражение в пенсионных правах. Они радуются тому, что размер бюджетного пирога не уменьшился, функции и полномочия чиновников по распределению государственных ресурсов и активов не сокращаются, прозрачности по финансовым операциям госсектора больше не становится. Представленный проект закона «О коррупции» может привести к масштабной чистке номенклатуры, но кто бы ни занял места в высоких кабинетах власти, он вынужден будет играть по клановым правилам той властной сердцевины, которая подчиняется лично главе страны.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!