Концерны провала

Автор  03 декабря 2012
Оцените материал
(0 голосов)

10 отличий государственного концерна от частного холдинга

Ярослав Романчук, ноябрь 2012

В Беларуси есть чистое институциональное зло. Это государственные концерны. Их в нашей стране пять: Белгоспищепром, Белнефтехим, Беллегпром, Беллесбумпром и Белресурсы, которое одновременно называют Государственным торгово-производственным объединением. По сути, но не по названию, концерном является Белорусский республиканский союз потребительских обществ или Белкоопсоюз, а также Государственное производственное объединение «Белэнерго». Вот эта зловредная семерка мертвой хваткой схватила за горло белорусскую экономику и не дает ей нормально развиваться.

Недавно это убедительно показал визит А. Лукашенко на ОАО «Ивацевичдрев». Им управляют «красные директора» из Беллесбумпрома. Чуть раньше были громкие разборки по кожевенным предприятиям и фабрикам Беллегпрома. Конфликт к ОАО «Луч» еще не затих. Громкие национализации СП ОАО «Спартак» и СОАО «Коммунарка» поставили ребром вопрос о роли и месте Белгоспищепрома в вопиющих нарушениях прав собственности. Стоит разобраться в профессионализме менеджеров этой структуры при управлении ОАО «Красный пищевик». Она тоже стоит на грани того, чтобы контрольный пакет оказался в руках государства. Количество коррупционных скандалов, злоупотреблений при организации тендеров, нарушений правил пользования государственной помощью, а также множественные факты дискриминации частного бизнеса кричат о необходимости поставить на повестку дня вопрос о ликвидации концернов. Эти структуры являются самыми опасными псевдокоммерческими, полуобщественными организациями с «мутной» повесткой дня, всеохватывающим мандатом и нулевой ответственностью за результаты своей деятельности.

Концерны - спруты

Концерны являются спрутами белорусского Госплана. Они протянули свои щупальца во все значимые сектора экономики, соединив в одну порочную связку государственное управление и бизнес. Тот конфликт интересов, который лежит в основе самых опасных форм коррупции, заложен в основу деятельности белорусских концернов.

            По мысли сторонников восстановления в Беларуси неосоциалистической экономики они должны были показывать пример качественного управления имуществом, активами и ресурсами. На деле они проявили себя так, что даже глава страны должен был публично признать: «Провал! Расхлябанность! Разгильдяйство!»

           Концерн Беллесбумпром, который создан и получает казенные деньги для того, чтобы прибыльно, эффективно и качественно распоряжаться государственными активами, полностью провалил работу. Иначе как можно объяснить, тем более оправдать, тот факт, что «красные директора» из ОАО «Ивацевичдрев» и «крэпкие хозяйственники» из Беллесбумпрома 1,5-2 года не могли определиться, у кого покупать оборудование, чтобы модернизировать завод. Если Беллесбумпром с таким же качеством руководит всеми 60-тью предприятиями, которые входят в его состав, то можно посочувствовать как белорусскому лесу, так и всем нам. В руках у этих товарищей – «красных крэпких» хозяйственников сосредоточено 70% переработки древесины страны. Эти менеджеры руководствуются не принципом «лес – наше богатство», а стимулом «пилить лес, чтобы рубить себе «капусту».

            Порочность Беллесбумпрома, как и других концернов кроется в его правах, полномочиях и ответственности. По уставу концерн – это некоммерческая организация, которая находится в подчинении Совмину. Этакая своеобразная общественная организация, которую учредило правительство для того, чтобы создавать условия для эффективной работы участников концерна, а также для проведения «научно-технической, инновационной, экономической и социальной». Концерн не отвечает по обязательствам участников, а участники концерна не отвечают по обязательствам концерна. При этом концерн, являясь некоммерческой организацией, осуществляет «общее руководство и управление деятельностью своих участников».

            А сейчас представим себе ту реальную ситуацию, в которой действуют руководители концерна и конкретных предприятий. По логике вещей директор предприятия, совет директоров ОАО вместе с представителем государства (если это не частная коммерческая организация) управляют вверенными активами и имуществом. Им за это платят зарплату. И тут приходит к нему представитель концерна и говорил: «Меня правительство назначило осуществлять общее руководство вверенным вам заводом, чтобы вам было легче работать и больше зарабатывать. Через меня государство доводит до вас прогнозные показатели. Я буду следить за тем, чтобы вы их исполняли. И еще через меня будет поступать вам государственная поддержка. Вы также обязаны согласовывать со мной бизнес планы и прогнозы развития. Надеюсь, вы понимаете, кто из нас главный».

«Крэпкие хозяйственники» разрушают честный рынок

Конечно же, концерны выбили себе право заниматься предпринимательской деятельностью, т. е. зарабатывать деньги. Вот и получилась дремучая такая смесь бульдога с носорогом. Вроде бы концерн – это как государственная организация по информационной, маркетинговой, правовой, научной и т.д. поддержке предприятий на добровольной основе, за их взносы. На самом деле – это самый что ни на есть расширенный совет директоров и наблюдательный совет в одном флаконе. Без него директора предприятий, которых силой загоняют в концерн, не могут принимать никаких серьезных управленческих решений. Концерн должен оказывать услуги всем своим членам, многие из которых являются прямыми конкурентами друг другу. На деле концерн активно пользуется разными инструментами дискриминации одних коммерческих организаций в рамках концерна и созданием группы фаворитов. Он применяет удушающие приемы в отношении коммерческих организаций, которые на свою голову решили не вступать в концерн.

            Руководители концернов получили в свои руки шальную власть, щедрые бюджетные потоки и никакой юридической ответственности за результаты деятельности членов концернов. Они понасоздавали юридических лиц (коммерческих организаций и фондов), активно пользуются кредитами банков и других кредиторов. Они могут выпускать ценные бумаги и заниматься, по сути дела, всеми разрешенными законом видами экономической деятельности. Понятное дело, что интересы членов – отдельных предприятий - ушли на второй план. Своя рубашка ближе к телу. Руководство концернов быстро трансформировалась в вещь в себе и для себя. «Крэпкие хозяйственники» быстро монетизировали свой статус за счет выжимания соков из подвластных предприятий, а также использования своих возможностей по выбиванию денег из бюджета. Именно начальники концернов в сговоре с «красными директорами» создают наибольшее число фирм-пылесосов, которые выкачивают ценность из госпредприятий как на этапе закупок сырья, оборудования, комплектующих, так и на стадии сбыта.

            Председатель концерна – это адское место. Оно полно соблазнов, отказаться от которых для обычного человека без твердых моральных принципов очень сложно. Среди красных директоров и «крэпких» хозяйственников, прошедших школу советской или уже неосоветской белорусской номенклатурной лести, изворотливости и приспособленчества таких нет. Руководителям концернов предоставлена большая свобода распоряжаться чужим, сесть на потоки и зарабатывать на них приличные деньги. Да, председатели концернов не могут принять решение о приватизации активов своих членов, но для них это и не надо. Собственность – это ответственность, а руководитель концерном – это как лиса в курятнике: полно еды, слабый контроль/учет имущества, и всегда можно оправдаться тем, что «я была голодна».

           Концерны должны были продемонстрировать преимущества централизованного планирования, а показали его порочность. Они должны были убедить, что государственная собственность способна генерировать лучшие результаты, чем частная. Сегодня бремя доказательств такое тяжелое, что можно убедить даже честного социалиста в том, что госсобственность управляется отвратительно. Концерны должны были стать практическим воплощением честности и справедливости. На самом деле, они превратились в кормушки для распорядителей чужого. Наконец, концерны должны были реализовать на практике социальность белорусской неоплановой модели. По факту мы получаем цены выше мировых, энергоемкость и ресурсоемкость в 2-3 раза больше, чем в рыночных странах и издевательство над частным бизнесом. И еще высокую инфляцию и периодические унижения Br-рубля девальвацией. В этом тоже не последняя роль концернов, которые требуют дешевых кредитов для своих членов и, разумеется, для себя.

Вывод один. Концерны нельзя реформировать. Они слишком порочны. Их нужно только ликвидировать. Пусть государство занимается своим делом, а бизнес – своим.

 

10 отличий государственного концерна от частного холдинга

Государственный концерн

Частный холдинг

  1. 1.

Порождение политиков и чиновников.

Результат решений частных собственников.

  1. 2.

Разрушает конкуренцию, создает олигополии, поддерживает монополии.

Стимулирует конкуренцию.

  1. 3.

Заинтересован в государственном регулировании цен, высоких ставках аренды на рынке, безразличен к дорогим кредитам и высоким налогам, так как «выбивает» себе целый шлейф льгот.

Заинтересован в свободном ценообразовании, низких налогах, полноценном развитии рынка недвижимости и финансов.

  1. 4.

Принудительное членство (себе дороже не вступать).

Добровольное сотрудничество.

  1. 5.

Использует преимущественно бюджетные деньги, госгарантии, работает с чужими ресурсам.

Использует частные деньги, гарантии частных поручителей, работает со своими ресурсами.

  1. 6.

Размытые критерии оценки эффективности.

Четкие критерии оценки эффективности.

  1. 7.

Конфликт интересов у руководителя: собственная «шкурная» выгода, повышение капитализации и прибыльности концерна против улучшения условий работы членов.

Отсутствие конфликта интересов.

  1. 8.

Возможность дискриминации конкурентов вне концерна и «не своих» коммерческих структур внутри концерна, их рейдерский захват. Право навязывать свои товары рознице под флагом «белорусское – это именно наше».

Невозможность использования административных, правовых дискриминационных практик.

  1. 9.

Ригидность, слабая адаптивность к переменам, тормоз модернизации.

Гибкость, высокая адаптивность, катализатор модернизации и инноваций.

  1. 10.

Слабая материальная мотивация руководства повышать капитализацию и рыночную ценность членов концерна. Поощрение – небольшая премия, грамота или размещение на Доске почета.

Привязка уровня оплаты труда топ менеджмента к результатам работы холдинга. Кроме зарплаты – бонусы, акции, опционы, премии.

Другие материалы в этой категории: « Холуйское мышление Коррупция прилагается »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…