Как хочу, так верчу

Автор  15 октября 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Государство не может быть эффективным собственником

Ярослав Романчук, октябрь 2012

Национальный характер и природа белоруса – распорядителя государственных активов ярко проявляется в постановлении Совмина № 859 от 18 сентября 2012 года. На первый взгляд, этот мелкий документ всего лишь расширяет перечень оснований для списания неиспользуемого госимущества. Распорядители чужого намерены активнее вовлекать его в коммерческий оборот, а при невостребованности – ликвидировать. На самом деле в нем – квинтэссенция государственного менеджмента с его ущербной мотивацией.

Вся система построена так, что чиновникам выгоднее довести госимущество до состояния полной деградации, чем пристроить его в частные умелые руки. Распорядители чужого (политики и чиновники) кровно заинтересованы выбивать бюджетные деньги даже под самые «мертвые» проекты: безнадежные долгострои, ремонт неиспользуемых зданий и поломанных станков, расширение старого производства при проблемах со сбытом.

Процедура уничтожения, а не спасения

В системе госуправления все всех подозревают. Именно в чиновничьих кабинетах в полной мере реализуется принцип dog-eat-dog, т. е. безжалостной, беспринципной конкуренции. Здесь круговая порука безответственности тесно переплетена с искусством подставить человека, сделать его крайним. Командный дух здесь никогда не ночевал. Распорядители чужого - дух-less и риск-less. Им за сердечность, душевность, солидарность и предприимчивость премии не дают. А вот дополнительные деньги и ресурсы за выполнение прогнозных показателей по своему конкретному ведомству/подразделению получить можно. Поэтому чиновники постоянно перестраховываются, окружают себя бесчисленным количеством инструкций, методических указаний, ведомственных распоряжений, чтобы, чуть что, оправдать свое поведение.

Поражает воображение бюрократическая процедура, которую нужно пройти, чтобы списать неликвид или откровенную рухлядь. Такими имущество, здания и сооружения могут быть для обыкновенных людей, но для чиновников это нужно доказать, прежде всего, самим себе и контрольным органам. Недоверие верхов к низам требует от последних обильного документального сопровождения даже самой невинной инициативы. Вышестоящий начальник может увидеть в деятельном и, не дай бог, умном подчиненном себе конкурента. Поэтому политика сохранения себя на госслужбе предполагает подхалимаж, сервильность и медлительность. Такова суть бюрократии, которая, как в жерновах, перемалывает бюджетные деньги, имущество, национальные ресурсы и здравый смысл. Утвержденная процедура вовлечения в коммерческий оборот или списания государственного имущества убедительно доказывает это.

Первый этап – проведение аукциона без понижения цены. Понятное дело, что при используемой методике расчета балансовой цены, а также применяемых коэффициентах определения чиновниками так называемой «рыночной цены» (оксиморон – «устанавливаемая чиновниками рыночная цена») покупателей не бывает.

Второй этап – аукцион проводится со снижением цены на 20%. Это как если пытаться продать «Жигули» 1985 года за $10 тысяч, а потом надеяться на то, что за $8 тыс. его купят.

Третий этап – попытка найти покупателя на имущество со скидкой 80%.

Наконец, делается попытка продать его за одну базовую величину, т. е. за Br100 тысяч или чуть больше $10. Только если за эту цену не появилось желающих купить объект, его можно списать и снести.

Вся эта процедура может тянуться годами. Поскольку имущественного хлама накопилось несколько миллионов квадратных метров, то полная загрузка тысяч чиновников даже по ликвидации тысяч объектов в течение многих лет гарантирована.

Распорядители чужого (политики и чиновники) гораздо легче принимают инвестиционные решения, чем решаются на исправление своих ошибок. В основе их действий два народных принципа: как бы чего не вышло и собака на сене. Они правдами и неправдами избегают признания инвестиционных и производственных провалов. Омертвленный капитал в виде добитых, заброшенных, неиспользуемых зданий и сооружений, станков и оборудования – это ведь та часть ВВП, которая в прошлом была торжественно произведена на заемные или бюджетные деньги.

Распорядители чужого рапортуют о росте ВВП, получают премии и даже повышение по службе. Никакой ответственности за принимаемые инвестиционные и производственные решения они не несут. В этой бесконечной бюрократической цепочке никто не хочет быть крайним. Поэтому рыночные реформы и либерализацию всех сфер экономической жизни нам дают в год по чайной ложке.

Премьер М. Мясникович – один из самых опытных чиновников страны. Он воспроизводит еще советский тип отношений внутри органов госуправления. А. Лукашенко хоть и не был большим начальником в советское время, тоже является верным солдатом советской системы. Это как раз тот случай, когда преемственность поколений вредит стране. Даже если внутри правительства рождаются здравые, прогрессивные идеи и предложения, бюрократическая система перемалывает их, выхолащивает и превращает в невинный для самосохранения бюрократов нормативный хлам. Законодательная база ежегодно пополняется десятками тысяч документов не для того, чтобы сделать жизнь людей безопаснее и богаче, а чтобы зацементировать советские политические, экономические и социальные институты. Модернизировать совковую систему с ее порочной системой мотивации чиновников – это как пытаться превратить «Секс в большом городе» в высокохудожественное произведение искусства.

Работа в хлам

Белорусская система не способна на самоочищение. Катарсис невозможен в системе, которая принимает постановление Совмина № 859. Одновременно распорядители чужого весьма активно принимают решения по увеличению ресурсов в своем распоряжении. Парадоксально, но списание и снос старого для чиновников – это тоже вклад в рост ВВП. Но это мелочи по сравнению с новыми инициативами белорусских распорядителей чужого. В одном чиновникам не откажешь – в творческом подходе и подборе новых слов для представления старых схем по выкачиванию денег из бюджета. У этих действий есть конкретные бенефициары. Приведем несколько свежих примеров.

Частная холдинговая компания «Пинскдрев» бесплатно получила ОАО «Борисовдрев». Это предприятие давно было скорее мертвым, чем живым, но почему Совмин постановлением № 889 решил сделать подарок частным собственникам? Почему нет детального анализа производственного и инвестиционного провала борисовской коммерческой структуры. Наконец, почему бы предприятие–банкрот не предложить для местных и белорусских инвесторов, вместе с инфраструктурой и землей? Активными участниками этой сделки были чиновники концерна «Беллесбумпром». Переброской активов одного предприятия на другое чиновники поправляют показатели по числу убыточных организаций и сохраняют контроль над своим сегментом рынка.

Указом президента № 455 от 4.10.12 увеличена сумма возмещения отдельным предприятиям части процентов за пользование банковскими кредитами с Br2,82 трлн. до Br3,4 трлн. В результате заемщики будут пользоваться кредитами под половину ставки рефинансирования. Эту щедрую помощь из бюджета через госбанки получат, в основном, четыре сахарных завода.

Чиновники полны желания активно участвовать в распределении активов. Приватизацией такой процесс не назовешь, скорее присвоение народного добра по бюрократическим процедурам. Именно для этого облисполкомы и Минский горисполком пробили указ президента № 456 от 4.10.12, который предоставил им право преимущественного приобретения акций, которые получили граждане во время льготной приватизации. Сначала речь шла только о «стратегически важных предприятиях». Теперь местные чиновники могут претендовать на акции в любом ОАО. Для этого нужно его включить в специальный перечень. Это пример вопиющей дискриминации частных инвесторов. Местные чиновники легко могут осуществлять рейдерский захват любых акционерных обществ на своей территории. Акционеров будут вынуждать продавать свои акции по дешевке. Почему бы не предложить акции на продажу на свободном рынке? Чем таким особенным в управлении капиталом и имуществом отличись местные чиновники, что им предоставлено право приоритетного выкупа акций? Тем, что зашлаковали экономику, породили горы ё программы по «модернизации» заводов, производящих «чернила» под вывеской «вино». Чиновники так выстроили систему управления сельским хозяйством и переработкой, что 75% заготовленных яблок страны идет на производство алкогольной отравы, а не доступный и вкусный для детей джем или мармелад.

Белорусские власти чуть ли не по каждой отрасли и в каждой области утвердили список так называемых базовых предприятий. Они имеют приоритетное право как продажи своей продукции на рынке области, так и получения господдержки. Это еще один способ нарушения условий честной, открытой конкуренции. Именно ее, как огня боятся чиновники. Поэтому они активно лоббируют разного рода «производственные приоритеты» вне зависимости от того, какая у них кредитная история и есть ли у них полноценный бизнес-план.

К числу таких «точек роста» относится ОАО «Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение». М. Мясникович, как его куратор, намерен создать на его базе целый холдинг, включив в него оптовые базы. Премьер-министр «пробивает» кредит в 23 млн. евро, естественно, на модернизацию. За последние 20 лет это предприятие получило столько государственной поддержки, что на нее можно было бы построить современную фабрику и еще каждому уволенному работнику квартиру.

К сожалению, стимулы у чиновников, вне зависимости от их уровня, одинаковы. Ведь не будет же М. Мясникович признавать инвестиционные ошибки и дефекты самой государственной системы. Он и его товарищи по Совмину и Вертикали кровно заинтересованы в процессе. Именно процесс, а не результат дает им возможность монетизировать свой чиновничий статус. Поэтому премьер говорит о росте объемов производства, как о показателе эффективности вмешательства правительства в работу отдельного предприятия, а не о его рыночной капитализации, росте чистой прибыли или увеличении его доли на внутреннем и внешнем рынках. Мысль о том, что государство не должно изготавливать ткани, шить одежду, печь пироги, разводить рыбу, делать гвозди и запчасти в голову академику М. Мясниковичу не приходит. Высокомерие и элитизм больших начальников – мы знаем, как лучше, а людишки обязаны следовать за нами – загоняют Беларусь в ловушку национальной неликвидности и банкротства.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…