Экономика посредников

Автор  16 января 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Кто в Беларуси паразитирует и жирует на «теле» экономики

Ярослав Романчук

Глава государства сразу после праздников нового года заговорил о наболевшем. Анатомическо-институциональная тема посредничества возникает не первый раз. По мнению А. Лукашенко, «государство и экономика несут потери из-за того, что образовался целый паразитический слой жирующих на спекуляциях». Раз в стране такая беда, очень важно не только акцентировать внимание на симптомах, а на причиах болезни. Получается, что в нашей «социально ориентированной» экономике большинство трудится, как пчелы, а жизнь медом кажется лишь для небольшой группы распределителей чужого.

Посредничество – суть свободного рынка

Борьба с посредниками – уникальный процесс Беларуси. Ее корни уходят не в наш национальный характер или неумирающее дохристианское варварство. Она является продолжением советских традиций, когда хорошие товары доставали, зарплату давали, а квартиры и автомобили распределяли. В немецкой, польской, американской, китайской или южноафриканской экономиках есть много проблем, но в рыночных странах ни правительства, ни парламенты, ни президенты не борются с посредниками. Такой темы на повестке дня нет. Важно разобраться, почему ее нет в капитализме, зато разъедает систему социализма.
Рыночная экономика – это экономика посредничества. Банки посредничают между теми, у кого денег много, и теми, кому их не хватает. Крупные оптовые компании посредничают между производителями и потребителями. Импортеры посредничают между производителями и владельцами современных технологий, патентов и ноу-хау. Бухгалтеры, консультанты, юристы, экономисты – все они посредничают в отношениях между государством и бизнесом, между кредитором и заемщиком, арендатором и арендодателем.
Суть предпринимательства – посредничество. Человек одержим некой идеей. Он по только одному ему известному плану объединяет факторы производства, производит товар/услугу и предлагает ее на суд потребителям. По сути дела, он посредничает между природой необработанных, неотесанных ресурсов и сырья и миром потребительских товаров и услуг.
    На Западе давно поняли преимущества системы разделения труда. Если у тебя хорошо получается производить качественные автомобили, компьютеры или стулья, совсем не обязательно у тебя получится так же качественно их продавать. Поэтому продажами занимаются другие люди и коммерческие структуры. В конечном итоге, так выгоднее всем. Крупные розничные сети часто диктуют производителям условия поставки товаров и даже их качественные характеристики. Не потому, что они такие жадные, а именно потому, что они лучше производителей знают, что продается. Именно они обладают уникальной информацией о вкусах и предпочтениях потребителей.
    В экономике свободного рынка никому в голову не придет идея застолбить определенную часть прибыли от продажи товара за производителями, а пару процентов оставить торговле. Они сами между собой разбираются, делят, спорят, даже судятся. Никому и в голову не приходит шальная мысль обращаться за посредничеством к государству. Мол, дорогие чиновники, помогите нам определить, кто важнее, производитель или продавец. Такая постановка вопроса абсурдна и указывает на глубокое непонимание сути рыночной экономики.
При капитализме никто не запрещает производителям создавать свои торговые сети, покупать оптовиков, выстраивать вертикально интегрированные компании (от сырья до прилавка магазина). Поскольку производители и торговые компании работают в условиях открытой конкуренции, ни первые, ни вторые не могут «задирать» цены или же устойчиво держать их ниже уровня рынка. И в первом, и во втором случаях конец авантюры один – банкротство. На подавляющем сегменте рынков сырье стоит примерно одинаково. Технологии используются приблизительно одного уровня. Цена рабочей силы тоже имеет значение, но даже низкие китайские зарплаты в течение ближайших пяти лет уйдут в историю. Временно вперед вырываются те, кто вводит на рынок новый, прорывной продукт (так было с Apple), но не проходит и года, как конкуренты наступают на пятки.
    Есть только одна ситуация, когда такого рода производственные и торговые практики дают сбой. Это когда государство устанавливает ограничения на вход на рынок, создает преференции для избранных производителей/торговых организаций, вмешивается в процесс ценообразования, закупок, аренды, налогов и т. д. Система разрушается, когда перестает действовать принцип конкуренции мотивов и интересов, когда распорядители чужого (политики и чиновники) владеют и управляют производителями, торговыми организациями и одновременно «душат» конкуренцию со стороны импорта и национального малого бизнеса. Это как раз белорусский кейс.

Метастазы белорусского Госплана

Естественное состояние рынка – это свободный вход на него, открытая конкуренция, независимая судебная система, качественная система противодействия монополистическим практикам. В Беларуси нет ни одного из этих институтов, поэтому нет оснований обвинять рынок в проблеме посредничества, которая, по словам главы государства, стала криминальной.
    Рано или поздно социализм разрушается именно из-за конфликта между стимулом получения личной выгоды на государственных ресурсах и активах и приказом осуществлять «справедливое» распределение. В рамках существующей системы Госплан/Госснаб проблема коррупционного перераспределения неразрешима. «Красные» директора управляют большими государственными активами при мизерном вознаграждении, размер которого не зависит от рыночных достижений (рост доли на рынке и прибыли, повышение капитализации и т.д.). Более того, прибыльная работа может привести к переводу на другую должность. Вознаграждение в виде пакета акций или щедрого бонуса не предусмотрено. Раз государство не думает о мотивации руководителей предприятий и структур, которые управляют госактивами и перераспределяют бюджетные деньги, значит, об этом думают сами директора и распорядители чужого.
    Правительство назначает на 3–5 лет директора госпредприятия. Редко у какого руководителя к заводу будет отношение, как к своему, как к частной собственности. У него мотивация – максимальное обогащение при минимальных рисках оказаться в тюрьме. Директор быстро выстраивает в цепочки поставки сырья/оборудования/комплектующих/услуг и сбыта готовой продукции надежных себе людей. При помощи стандартных схем трансфертного ценообразования происходит перекачивание бюджетных потоков в частные структуры. В системе Госплана/Госснаба государственные заводы не могут не обрастать коррупционными сетями близких родственников директоров/министров/силовиков или даже самых высоких начальников в стране. Об этом прямо говорит А. Лукашенко: «…Посредники - это в основном родственники, дети, приближенные, друзья отдельных руководителей, которые закупают подобный товар, будь то белорусский или импортный». Это противоестественное состояние рынка и абсолютно объективное состояние интервенционизма (Госплан/Госснаб) особенно если в стране нет независимых СМИ, судебной системы и политической конкуренции.
    Примеров обрастания госпредприятий паутиной родственных связей предостаточно. Там, где есть импортные закупки, всегда можно вставить компанию – «прокладку» или организовать победу на тендере нужной структуры. Там, где существуют ценовые ножницы из-за государственного вмешательства, «красные директора» всегда находят возможности (при «крышевании» сверху или в партнерстве с контрольными органами) направить товар по «социальным» ценам на внешний рынок.
    Так ОАО «Гомельстекло» закупало технологическое оборудование в Германии для производства ламинированного стекла. Договор был составлен так, что переплата составила бы Br2,72млрд. В этом конкретном случае вмешалось УБЭП УВД Гомельского облисполкома. А сколько подобных сделок прошли мимо внимания контрольных органов.
Несвижское райпо (никак не частная структура) в условиях регулирования цен на сахар и высокой девальвации нашла возможность купить у ОАО «Городейский сахарный комбинат» 101 тонну сахара, из которых 93 тонны были проданы в Россию, а по документам все было так, как будто сахар продали на внутреннем рынке, с пользой для белорусов. Силовые структуры неоднократно писали о коррупции при заключении сделок по поставкам техники и оборудования в системе энергетики и здравоохранения. Покрыты мраком схемы реализации нефти и нефтепродуктов. Черт ногу сломит в отношениях между органами госуправления и частными структурами на рынке недвижимости. В последние годы кумовство, мошенничество, взяточничество активно «разъедают» процесс приватизации. Чиновники и политики нутром чувствуют, что наступает время заработать не только на потоках, но и на активах. «Чужие» коммерческие структуры практически не имеют шансов на этом номенклатурном празднике жизни.
В данной системе отношений собственности, управления госимуществом и распределения бюджета посадки и отставки одних директоров/министров и замена их другими проблему не решит. Появятся новые, якобы «чистые» коммерческие структуры, будут сформированы частно-государственные холдинги, но коррупция никуда не денется. Как не исчезнут административные посредники. Политическое и номенклатурное «крышевание» - суть нынешней системы Госплан/Госснаб.
Распорядители чужого продают не рыночный товар. Они поставляют нужным людям институциональные, финансовые, правовые решения по трансформации национального богатства в частные состояния. Поэтому бессмысленно КГК, КГБ или ОАЦ сочинять проект указа о посреднической деятельности. Борьба с длинными цепочками между производителями и потребителями закончится победой только в частной экономике, в режиме открытой конкуренции и невмешательства государства в цены и режим работы между настоящими рыночными посредниками.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!