Ёптель-шмоптель

Автор  08 февраля 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Глупости Верховного суда

Ярослав Романчук

Беда, когда пироги печет сапожник, а сапоги тачает пирожник. От этого страдают потребители пирожков и сапог. В стране возникает гораздо больше проблем, когда суды и правительство занимаются не свойственными себе делами. Под соусом благородного желания нейтрализовать риски для людей и бизнесов они вмешиваются в работу коммерческих структур и указывают им, как производить, продавать и платить. Очень часто тотальная «опека» властей похожа на отношение родителей к детям, которые копошатся в песочнице. Только родители своих детей любят и защищают, а правительство бизнес и потребителей используют и живут за их счет. Резкое повышение финансовых рисков настолько будоражит разные госорганы, что они начинают фонтанировать идеями, от которых хочется вскрикнуть: «Ёптель!»

Уставный фонд + обязательный специальный фонд

В начале 2011 года Национальный центр законодательства и правовых исследований Беларуси разослал разным организациям и органам власти предложения Верховного суда «по корректировке законодательства, направленные на усиление защиты прав граждан при исполнении исполнительных документов». Предложения настолько «инновационны», что вызвали негодование даже видавших виды чиновников. Верховный суд предложил «при образовании коммерческих организаций, независимо от формы собственности, предусматривать обязательное создание наряду с уставным фондом специального фонда для компенсации возможных рисков, связанных с их деятельностью». Это позволит, по оценке Верховного Суда, «гарантировать возмещение этих рисков и сделать их более оперативными». Уважаемые судьи посчитали, что «формирование такого фонда может быть предусмотрено и для индивидуальных предпринимателей». Величина специального фонда может быть увязана с размером уставного фонда, видом деятельности  или объемом выручки.

Уставный фонд никогда не был гарантом выполнения обязательств компании перед своими партнерами или клиентами. В десятках стран мира его вообще нет. Наивно думать, что компания с уставным фондом в миллион долларов более устойчива финансово, чем та, у которой уставный фонд в 100 раз меньше. Это поняло и наше правительство, снизив требования к его размеру при принятии нового порядка регистрации пару лет назад.

Верховный Суд предлагает создать специальный фонд. Он должен выполнять функцию подушки безопасности в случае необходимости компенсации рисков. По сути дела, судьи говорят о резервном фонде, т. е. о «замораживании» определенной суммы денег на счетах банков. Причем это должна делать каждая коммерческая организация и ИП.

Легко себе представить, во что может вылиться реализация подобного предложения. В случае принятия предложения Верховного Суда около 230 тысяч ИП и 100 тысяч коммерческих организаций получат приказ создать специальный фонд. Счет для перечисления средств будет открыт в одном из государственных белорусских банков. Он получит бесплатные ресурсы для поддержки своей деятельности. Чем больше компания, тем успешнее она работает (имеет большой объем продаж и прибыли), тем больше она должна будет отчислять государству на нейтрализацию потенциальных рисков. Едва ли правило создавать стабфонд будет распространяться только на вновь созданные коммерческие организации.

Верховный Суд за цивилизованным миром не ведет

Легко представить, во что может вылиться реализация этого предложения Верховного Суда. Во-первых, это претензия на робингудство. Это когда чиновники будут выполнять роль уравнителей богатства и дохода. Именно им будет поручено определять, какой объем ресурсов «замораживать» для отдельных компаний или секторов экономики. Во-вторых, это мощная дубина для номенклатурных рейдеров и дискриминации отдельных компаний или, например, предприятий частного сектора. Им могут быть установлены более высокие нормы отчислений. В-третьих, это очередной удар по частному страховому бизнесу. Корпоративные риски – это их дело, их работа и компетенция. Создание по приказу государства сотен тысяч стабфондов в рамках опять же государственной финансовой структуры – это шлагбаум для развития полноценного страхового рынка. Белорусские чиновники не дают сапожникам шить сапоги, а булочникам печь булки. Они и жнец, и швец, и на дуде игрец – три в одном.

Вот такую заботу о потребителях проявляет Верховный Суд. Не доверяет он существующей системе оценки рисков. Не устраивает его текущий порядок взаимоотношений между производителями и потребителями. Что же такое происходит в экономике, что подвигло не правительство, не администрацию президента и даже не Белгосстрах делать такого рода предложения? Они, действительно, уникальны. Во всем мире действуют совершенно иные механизмы оценки и компенсации рисков, в том числе в строительном секторе, транспорте или в финансовом секторе. Полноценная работа страховых компаний, открытая конкуренция на рынке товаров и услуг, наличие механизмов противодействия монополиям, свободные, профессиональные СМИ и фондовые биржи с высокими требованиями к предоставлению полной информации – все это минимизирует риски невыполнения компаниями своих обязательств. Верховный Суд же предложил еще больше увеличить полномочия государства, пренебрегая эффективными, работающими механизмами рынка.

Статистика скрывает истину

Верховный Суд сделал свое предложение на фоне 7,6-процентного роста ВВП, увеличения экспорта на 18,4% и увеличении активов банков на 40% в 2010 году. Прибыль коммерческих организаций выросла на 27%. По данным Белстата убыточными были только 6,5% коммерческих организаций. При таких показателях риски невыполнения обязательств должны снижаться. Верховный Суд же делает предложение, как будто коммерческим организациям стало сложнее выполнять свои обязательства перед своими клиентами, партнерами и потребителями. Получается, что рост валовых показателей – это холостой ход, бег на месте или даже движение вспять. Или судьи знают что-то такое, что тщательно скрывают от глаз граждан.

За 11 месяцев 2010 года выручка превысила Br300трлн., что на 28% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Замечательный показатель, если смотреть на него отдельно от других. А вот в контексте того, что за этот период себестоимость увеличилась на 28,5%, логично возникает вопрос о качестве роста. Рентабельность застыла на уровне 2009 года, хотя правительство убеждает нас в успехе модернизации производства.

К должникам у нас отношение очень лояльное. Поэтому продолжает расти и кредиторская, и дебиторская задолженность. За 11 месяцев 2010г. она выросла до Br57,4трлн. и Br51,3трлн. соответственно. Долги по кредитам и займам на 1.12.10 составили Br73,3трлн. и по сравнению с 1.12.09 выросли на 32,8%.

Очевидно, что система очищения экономики от инвестиционных и производственных ошибок работает очень плохо. Чиновники делают все, чтобы механизмы банкротства не были задействованы в отношении госпредприятий. То «мертвые» активы перебрасывают на балансы успешных предприятий, то долги списывают, то обязывают банки кредитовать их по социальным и политическим соображениям.

Предложение Верховного Суда является лакмусовой бумажкой обострения финансовых проблем предприятий. Система идет в разнос. Обостряются риски неплатежей. Остро не хватает валюты. Реальна угроза девальвации, а с ней обслуживать внешние долги и выполнять обязательства будет еще сложнее. Однако вместо того чтобы обращаться к правительству с предложением создавать условия для полноценного страхования рисков, активизировать механизм банкротства в отношении всех предприятий вне зависимости от формы собственности, вместо того чтобы настаивать на равенстве условий хозяйствования, Верховный Суд предлагает внедрить мощный антипредпринимательский, антирыночный, порождающий коррупцию и увеличивающий полномочия номенклатуры инструмент. И все это в ситуации, когда верховенство закона в стране находится под большим вопросом. Вот и получается, что Верховный Суд, как сапожник, в Беларуси делает попытки печь пироги. Он бы сначала научился качественную обувь делать. В ситуации, когда в стране нет надежных институтов и механизмов защиты прав собственности, судьям не пристало лить воду на мельницу номенклатуры и потакать тем руководителям, которые своими решениями создали угрозы и риски устойчивости белорусской экономики.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 25 2017

Можно ли за $1 купить то, на что потратили $70 млн.?

История одного не-кемпинского провала в Минске Коммерческая структура Сбербанка России за один доллар стала владельцем скандально известного здания гостиницы (не-кемпенски) рядом с цирком в самом…